Читайте и слушайте
169 000 книг и 11 000 аудиокниг

Двенадцать рассказов-странников (сборник)

4,2
43 читателя оценили
308 печ. страниц
2012 год
Оцените книгу

О книге

Над рассказами, вошедшими в сборник, великий Маркес работал восемнадцать лет. Не потому ли, что писатель возвращался к ним снова и снова, все они восхищают отточенностью стиля, совершенством формы и удивительной точностью воплощения авторской идеи? О людях, которые приносят в добровольное (или не очень) изгнание привычное ощущение жизни в центре магических, сюрреалистических событий – и невольно заражают им окружающих. Двенадцать маленьких шедевров. Двенадцать коротких историй о латиноамериканцах в Европе. Барселона. Бразильская «ночная бабочка» одержима идеей научить своего пса оплакивать могилу, которая станет последним местом ее упокоения… Женева. Изгнанный диктатор маленькой карибской страны становится постояльцем в доме водителя «скорой помощи»… Тоскана. Семейство туристов неожиданно встречается с призраком в замке, где теперь обитает знаменитый писатель из Венесуэлы… Что еще подарит Латинская Америка скучной и скучающей Европе – какое чудо, какую опасность?

Подробная информация

Переводчики: Татьяна Шишова, Людмила Синянская

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2012

Год издания: 2012

ISBN (EAN): 9785170753949

Дата поступления: 12 января 2018

Объем: 277.4 тыс. знаков

ID: 81710

Отзывы на книгу

  1. Lenisan
    Оценил книгу

    Краткий обзор отношений с писателем
    К Маркесу я отношусь с такой любовью и трепетом, что до сих пор не могу написать отзыв на "Сто лет одиночества". Я недостаточно совершенна, чтобы его писать. Однажды я достигну просветления и на золотой клавиатуре наберу самый лучший текст об этой магической вещи, а пока потихоньку читаю другие, не самые известные творения Габриэля Гарсии. И до сих пор получалось так, что романы меня радовали, а малая проза - не очень. Я прочитала сборник ранних рассказов, "Глаза голубой собаки" - в целом неплохо, интересно, но... не слишком впечатляюще. Затем повесть "Полковнику никто не пишет" - очень сильную вещь, но отчего-то промахнувшуюся мимо моего сердца. Да что ж такое, я ведь люблю малую прозу! И вот наконец-то - барабанная дробь! - я получила дозу совершенства, открыв сборник под интригующим названием "Двенадцать рассказов-странников".

    О сборнике в целом
    Прежде всего, это моя любимая разновидность: когда произведения собраны под одной обложкой не случайно, а по замыслу автора, объединившего их некой общей темой или настроением. Очень важно, чтобы каждый рассказ был отдельным законченным произведением, но при этом все вместе они создавали впечатление чего-то цельного и единого. Ещё важнее, чтобы единство было не формальным (как, например, в этой антологии), не притянутым за уши, а ощущалось читателем как нечто естественное (тут хорошим примером будет "Лимонный стол" Барнса). То есть когда даже вдумываться и анализировать не надо, чтобы понять: эти рассказы - близкие родственники, и под одной крышей живут не случайно. И при этом не казалось бы, что писатель просто пересказывает одно и то же из раза в раз. В общем, это сложное искусство, а Маркес - услада моей души, тут всё ясно.

    Итак, формально рассказы объединяет выбор персонажей - это латиноамериканцы в Европе, как проницательно отмечено в аннотации. Если копнуть чуть глубже... сначала мне показалось, что произведения в этом сборнике объединены темой смерти, потом я задумалась о теме изгнания и чужестранства, но в конечном счёте, мне кажется, все они - о тихом безумии, внезапной зацикленности на идее, образе, сне, о поразившей человека идее-фикс, ведущей к драматичным последствиям (драматичным, но не обязательно страшным или смертельным). Да, звучит не так интересно и глобально, как смерть или изгнание - но это только поначалу. На самом же деле иллюзии, которыми люди себя окутывают - тема неисчерпаемая, а поведение человека, все мысли которого сосредоточены на одном-единственном предмете, становится поистине непредсказуемым. И в то же время такой персонаж оказывается идеально цельным, вещью в себе, если хотите. Читая, невольно заражаешься силой его безумной страсти, тебе тоже становятся страшно важны его сон, его предчувствие, его желание попасть на приём к Папе Римскому - что бы там ни было, даже пустяк может стать делом всей жизни.

    Это не значит, что каждый рассказ - о некой страсти, отнявшей целую жизнь. Многие из них - об одном мгновении. Но это мгновение полностью, до предела занято внезапным безумием, уходом в иррациональное, мистическими чувствами. Некоторые произведения в этом сборнике далеки от реализма, большинство же - честные ребята, не отрывающиеся от действительности. Но живущие в них персонажи - вот они-то с действительностью постоянно норовят порвать. И мне хочется особенно отметить одно занятное наблюдение: эта схема, "реалистичное место действия плюс иррационально действующий персонаж" - она же легко переводится в схему "Европа - латиноамериканец" (вспоминаем аннотацию). Получается, что персонажи, прибывшие с родины магического реализма, из хаотичного мира, в котором может случиться всё, что угодно, приносят с собой это безумие в торжествующий реализм Европы. Соприкосновение двух миров, двух систем мировоззрения - а может, и двух литератур? Не хочу сказать, что Маркес имел в виду этот намёк - но вообще-то об одном персонаже он прямо говорит, что тот наверняка есть в каком-нибудь лабиринте Борхеса. Это просто маленькое наблюдение, с которым мне нравится мысленно играть.

    О рассказах - по силе впечатления
    Каждый из них - почти каждый - был идеален. Я заканчивала читать и с трудом переводила дух, и делала большую паузу, прежде чем приступить к следующему. Я говорила Демону: "Эй, я прочитала такой потрясающий рассказ, сейчас тебе прочту, слушай!" Я переживала и мучилась предчувствиями. Это было великолепно. И теперь не так-то просто выделить "самые-самые" из этих двенадцати... Зато я точно знаю, какой рассказ показался мне выбивающимся из общего ряда - в плохом смысле. "Августовские страхи". По-моему, он не дотягивает до своих собратьев, уж очень затёртая эта история - про дом с привидениями, и сюжет катится по самой предсказуемой дорожке.
    Сильнее всего меня тронули: "Святая", "Я пришла только позвонить по телефону", "Мария дус Празериш", "Трамонтана", "След твоей крови на снегу" (ну потрясающе, выделила половину сборника; можно было бы пойти до конца и перечислить вообще все рассказы. Кроме "Августовских страхов").

    В заключение: никто не читайте "Двенадцать рассказов-странников", никто вообще не читайте Маркеса, забудьте о его существовании, пусть это будет только мой писатель. Спасибо.

  2. nezabudochka
    Оценил книгу

    С творчеством этого автора уже знакома не по одному роману. Однако как мастера малой прозы открываю его впервые. Рассказы как и его романы играют всеми красками. Такие солнечные, яркие, насыщенные и плотные. Сочные образы героев, которые автор успевает раскрыть даже в малой форме. Его рассказы - это как яркие вспышки, которые просто пропитаны насквозь чувственностью, страстью и эмоциональностью. Что не удивительно. Ведь это проза о латиноамериканцах. А они, даже в Европе, обладают все тем же нравом и привносят в Европу кусочек тепла, энергии и солнца.

    Габриэль Гарсиа Маркес работал над этим сборником целых 18 лет, с переменным успехом. И вот теперь эти двенадцать небольших зарисовок представлены на суд читателя и радуют истинных любителей творчества этого знакового писателя.
    Каждая история по-своему хороша и необычна, впрочем как и все у Маркеса.

    *Счастливого пути, господин президент!* О непредсказуемости нашей жизни. Когда-то великий диктатор принимает помощь от простого водителя скорой помощи в городе Женева...
    *Святая.* О святом мужчине, который готов добиваться своего вопреки всему. Фоном служит величественный и солнечный Рим.
    *Самолет спящей красавицы.* О женской красоте, которая просто восхищает и обезоруживает мужчин.
    *Я нанимаюсь видеть сны*. Вена и очаровательная незнакомка, у которой лишь один единственный талант - видеть вещие сны.
    *Я пришла только позвонить по телефону*. Вообще необычная история. Опять же о непредсказуемости нашей жизни.
    *Августовские страхи* О красивом замке в Тоскане с долей мистики и магии.
    *Мария дус Призериш* Одна из самых ярких и запоминающихся историй. Дама в годах готовится к своей смерти, а вместо этого приобретает нечто другое, что можно прождать и всю жизнь.
    *Семнадцать отравленных англичан* О том с какой стороны может открыться Италия женщине-вдове.
    *Трамонтана* История о ветре, который сносит все что попадается на его пути и безжалостно уносит человеческие жизни. Природная стихия, которой человек мало может противостоять.
    *Счастливое лето сеньоры Форбес* Печальная история о немке, которая воспитывала озорных и эмоциональных детей с кипящей и бурлящей горячей кровью.
    *Свет — все равно что вода* Капелька магии и чуда, и вот уже в квартире, в самом центре Мадрида, дети плывут и тонут среди света.
    *След твоей крови на снегу* Красивая и сказочная история с несчастливым концом. Чувственная и прекрасная.

  3. frogling_girl
    Оценил книгу
    ...нет на свете ничего труднее жизни.

    Маркес относится к тем немногим писателям, которые снова и снова становятся для меня приятными открытиями. Я могу бесконечно погружаться в его "сто лет одиночества", а теперь оказалось, что и его короткая проза для меня источник не меньшего наслаждения. Прочитанные залпом, эти рассказы показались мне местами приторно сладкими, как кофе, в который переложили сахар, но от этого горчинка и особый аромат никуда не делись.

    Я заедала их яблоками, я запивала их горячим шоколадом, но все равно они порой вставали комом в горле и проступали острыми иглами где-то под кожей.

  1. Она оставила все свои вещи, даже обручальное кольцо от предыдущего брака, и письмо, где говорила, что не в состоянии больше выдерживать этот безудержный любовный шторм.
    22 декабря 2013
  2. Слово «метизация», смешение или скрещивание, означает смешение слез с пущенной кровью. Чего можно ждать от такого настоя?
    25 августа 2018
  3. Типичная пуэрто-риканская мулатка из Сан-Хуана, плотная и низкорослая, с кожей цвета жженого сахара и глазами свирепой суки, вполне соответствующими ее нраву.
    4 июня 2018