Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

О пользе и вреде истории для жизни

О пользе и вреде истории для жизни
Бесплатно
Добавить в мои книги
1031 уже добавили
Оценка читателей
3.21

«„Мне, во всяком случае, ненавистно все, что только поучает меня, не расширяя и непосредственно не оживляя моей деятельности“. Эти слова Гёте, это его задушевное ceterum censeo могло бы служить вступлением к нашему рассуждению о положительной или отрицательной ценности истории. Ибо в этом рассуждении мы намерены показать, почему поучение без оживления, почему знание, сопряженное с ослаблением деятельности, почему история, как драгоценный избыток знания и роскошь, нам должны быть, по выражению Гёте, серьезно ненавистны, – а именно потому, что мы нуждаемся еще в самом необходимом, и потому, что все излишнее есть враг необходимого. Конечно, нам нужна история, но мы нуждаемся в ней иначе, чем избалованный и праздный любитель в саду знания, с каким бы высокомерным пренебрежением последний ни смотрел на наши грубые и неизящные потребности и нужды. Это значит, что она нужна нам для жизни и деятельности, а не для удобного уклонения от жизни и деятельности или тем менее для оправдания себялюбивой жизни и трусливой и дурной деятельности. Лишь поскольку история служит жизни, постольку мы сами согласны ей служить; а между тем существует такой способ служения истории и такая оценка ее, которые ведут к захирению и вырождению жизни: явление, исследовать которое в связи с выдающимися симптомами нашего времени теперь настолько же необходимо, насколько, может быть, это и тягостно…»

Лучшие рецензии
carbonid1
carbonid1
Оценка:
12

На дворе 1874 год. Три года уже прошло от въезда победоносной прусской армии в Париж, а немцы еще пьяны от своей виктории. 1871 г. был началом той высокомерной напыщенности, присущей германцам в последующие года. Пьян от победы был и автор этого произведения. Недолго. Уже через три года, чувствуя на себе последствия участия в войне, он пишет, точнее диктует, свои "несвоевременные размышления".

В 1874 ухудшаются отношения Ницше с Вагнером. Если второй, бывший учитель и лучший друг, все ближе приближается к национализму (коллективизму), христианству, следуя послевоенной волне, первый, больной и непонимаемый друзьями, сидя в темной, забытой почти всеми комнате, решает идти своей дорогой. Он бросает вызов обществу, в первую очередь германцам.

Именно это произведение ценно тем, что в нем еще нет той кодировки, присущей позднему этапу его творчества. Это еще не уверенный в себе Убийца Бога, а только начинающий свой путь индивидуум, только-только выбравшийся из под крыла своего патрона. В этом произведении еще не летают молнии, им еще присущий тот научный тон приобретенный в университете. Хотя это, конечно, и не научная работа. По существу, большинство из того что написано здесь, будет дублироваться в 80-х гг., но уже не словами юноши, а великим и ужасным антихристианином.

Одна из главных идей этой книги, как и большинства - Личность, сложность ее взращивания в современных условиях. Книга по пути затрагивает множество идей в финале вырисовываясь в одну. Сначала я читал и ловил все на лету, собирая все идеи в своей голове, нотируя их в читалке, но не мог понять общего - какое отношение это имеет к истории. Дочитал, понял основную, но забыл большинство мыслей. Хотя не важно, что я забыл их, над каждой из них я думал, перерабатывал в своей голове, это и есть истинное наслаждения от труда писателя. Потом они сложились в пазл и открылась картина.

Идеи Ницше не пропитаны пессимизмом, как можно было бы судить с первого взгляда по трудах 80-х. Над ними витает та темная атмосфера душной комнаты больного, но они отнюдь не омрачены пессимизмом. Я вижу в них волю к жизни.

Творите в себе идеал, которому должно отвечать будущее, и отбросьте предрассудок, что вы эпигоны.

Все произведение - анализ общества, которое кладет свои лапища на отдельного индивидуума. С самого детства нам всучивают идеи, которые должны сделать из нас человека полезного для общества.

Наше время не стремится стать веком достигших законченности и зрелости, гармонически развитых личностей, а только веком общего и наиболее производительного труда. Последнее значило бы лишь: в соответствии с задачами эпохи люди должны быть выдрессированы так, чтобы как можно скорее принять участие в общей работе; они должны работать на фабрике общеполезных вещей, прежде чем они созреют или, вернее, для того, чтобы они не могли созреть, ибо это было бы роскошью, которая отняла бы массу сил у “рынка труда”. Некоторых птиц ослепляют, чтобы они лучше пели; я не верю, чтобы современные люди пели лучше, чем их предки, но знаю, что их заблаговременно ослепляют.

Я бы сказал - усыпляют. Здесь хорошо бы подошла цитата из Бойцовского клуба, о том что всем нам обещали стать рок-звездами и миллионерами. От себя добавлю: обещаниями стать возлюбленными принцев и принцесс в мультфильмах, красивыми и независимыми парнями и девушками этих парней в подростковых фильмах, любовниками секс звезд в фильмах, рекламе, книгах, и напоследок, когда уже запросы пониже, жизнь говно - вечной жизнью. Верят в эти сказки, как шестилетние девочки, так и сорокалетние мужики.

Это, конечно, я изложил все очень грубо. Ницше же пишет об этом очень и очень умно, увлекательно, завораживающе. Да и не только об этом он пишет. Если большинство современной контр-культуры это такое пессимистическое фуфло, делающиеся на волне популярности, мейнстрим, то в Ницше это без лишнего пафоса, описания внутренностей, остального несъедобного.

Страстная потребность юноши узнать что-нибудь собственными силами, страстная потребность чувствовать, как внутри его зреет стройная и живая система собственных переживаний, - эти потребности всячески стараются в нем заглушитью.

Множество идей соединены в одну:

Как нам бороться с этим? – спросите вы. Дельфийский бог напутствует вас в самом начале вашего шествия к этой цели изречением: “Познай самого себя”.

Все просто. Когда "религии" требуют положить жизнь за родину, верить и не думать, он предлагает свой путь.

В рамках 4 тура "Игры в Классики"

Читать полностью
gjanna
gjanna
Оценка:
10

Вывод раз: история вредна для всего нового.
Вывод два: история лжива.
Вывод три: нельзя быть рабом своего времени.
Вывод четыре: история особенно вредна для слабых личностей.

Это выводы, которые я сделала по прочтении этой книги. Приняла ли я их? Не уверена, хотя со многими доводами не согласиться достаточно сложно. Мы стали рабами истории? Может быть, но почему же тогда история ничему нас не учит? Почему мы не делаем выводов из нее? Может быть потому, что историю пишут и переписывают люди и она лжива?
На мой взгляд, Ницше сделал главное: он дал толчок работе мысли, заставляет посмотреть под другим углом.
Читать, думать, спорить.

Seducia
Seducia
Оценка:
5

Я не большой почитатель философии и с философскими текстами у меня отношения трудные – может быть, я просто не умею их правильно «готовить». Так или иначе, читая Платона или Маркса, я возмущаюсь до глубины души, талмуды Гегеля и Канта вызывают у меня суеверный ужас, а рассуждения, скажем, Хайдеггера и Гуссерля кажутся мне скучнейшим из всего написанного. При всей своей философской ограниченности, я очень люблю тексты Ницше. Думаю, отчасти это связано с его стилем изложения – он яркий, афористический и не в пример понятней многих других. Но дело не только в стиле, дело и в его идеях, которые близки и понятны, которые продиктованы волей к жизни.
В «О пользе и вреде истории для жизни» Ницше заступается за эту самую волю к жизни, за саму жизнь и движение вперед, которое вытеснила из человеческих душ история и историческое мышление. Может показаться, что он не воспринимает историю как таковую, но подобное заявление такая же чушь как рассуждения об аморальности и нацизме в его текстах – конечно, если очень захотеть, можно верить в то, что белое на самом деле черное.
Он говорит в первую очередь об избытке истории, которая становится инструментом консервации прошлого и лишает людей возможности быть счастливыми, потому что они не могут забывать. Забывать, переживать каждый момент заново – это означает мыслить неисторически и быть счастливым. А что же с теми, кто мыслит исторически и преклоняется перед историей? Они смотрят только назад, собирают покрывающиеся пылью факты, перепевают их на удобный лад и "страдают болезнью слов, не доверяя никакому собственному ощущению".
Историю Ницше разделяет на три типа: монументальную, антикварную и критическую. У каждого типа есть свои достоинства и недостатки, тем ни менее, большинство критики достается антикварному мировоззрению, а меньшая часть – монументальному, вдохновляющему людей на подвиги. Однако избыток любой истории неизбежно ведет к регрессу, и история становится центром жизни. В качестве аргумента Ницше рассуждает о том, что понятие «образование» стало тождественно понятию «историческое образование», что на самом деле нелепо. История необъективна, потому что она пишется и переписывается теми, кто является частью исторического процесса и не в состоянии подняться над ним, засоряя науку субъективизмом, который воспринимается нацией как данность. Исторические гении чрезвычайно редки, но именно им должна принадлежать привилегия писать историю – да, Ницше меритократ, но кто сказал, что демократия лучше меритократии? Распространенный стереотип о демократии как об идеальной форме правления вызывает уйму необоснованных нападок на Ницше, тогда как его критика демократии и христианской морали хоть и специфична, но отнюдь не безосновательна. Почему если не демократия так сразу тоталитаризм, и если не христианская мораль, то никакой морали вовсе?
Тем ни менее, избыток как субъективизма, так и объективности одинаково плох – нужно и то, и другое. И Ницше не отнюдь не столь радикален, как может показаться, даже в отношении так яростно критикуемой им истории: потому что он прямым текстом заявляет, что историческое и неисторическое одинаково необходимы. Историческому, впрочем, не хватает элемента творчества, мифа, необходимых для того, чтобы служить жизни, а не ставить жизнь на службу себе. И с этим можно бесконечно спорить, но нельзя не признать, что если воспринимать текст без шелухи, в нем очень много стоящего – и правильного.

Читать полностью
Лучшая цитата
«Мне, во всяком случае, ненавистно все, что только поучает меня, не расширяя и непосредственно не оживляя моей деятельности». Эти слова Гёте
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление