Книга или автор
Превращение (сборник)

Превращение (сборник)

Стандарт
Превращение (сборник)
4,6
41 читатель оценил
124 печ. страниц
2016 год
0+
Оцените книгу

О книге

Сборник «Превращение. Рассказы и новеллы» выдающегося писателя и философа – сложного, абсурдного и шокирующего Франца Кафки в переводе Соломона Константиновича Апта включает в себя повесть «Превращение», 100 афоризмов Франца Кафки, записи 1920-х годов «ОН» и наброски к серии «ОН», а также новеллы и рассказы писателя, опубликованные уже после смерти.

Читайте онлайн полную версию книги «Превращение (сборник)» автора Франца Кафки на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Превращение (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчики: Соломон Апт, Рита Райт-Ковалёва

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785446730216

Объем: 224.3 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Medulla
    Medulla
    Оценил книгу

    Кто такой Грегор Замза? Насекомое или человек? Во сне ли он превратился в страшное насекомое или это подсознание совершило такой генетический выверт, чтобы убежать, уйти от мещанского быта и нудной, отупляющей работы коммивояжера. Что это было? Начавшаяся где-то в пространстве и закончившаяся где-то в пространстве история одного исчезновения? А может быть это история изгоя, непохожего на большинство? Или превращение Грегора это история одного одиночества, страшного и мучительного одиночества среди близких людей?
    Чем чаще я читаю Кафку, тем все больше и больше убеждаюсь, что все вышеперечисленное верно. История Грегора Замзы – это история изгоя, который в какой-то момент становится не таким как большинство, он отличается, явно отличается, но именно в момент превращения он становится собой, находит себя, но в тоже время страстно желает быть в семье: слушать как играет на скрипке сестра, слушать голос матери, помогать семье, но семья перестает его любить, перестает принимать его, испытывая чувство стыда и желая спрятать, запереть в пустой комнате от чужих и от своих глаз это неведомое создание. В этом противопоставлении и есть главный конфликт или боль и самого Кафки: да, я другой, не такой как все, я, если хотите, насекомое, но я – человек и я хочу быть среди вас, быть таким какой я есть. Посмотрите на насекомое и найдите в нем человека, разглядите человека. А общество и семья не принимает, отторгает, именно потому, что другой. И в этот момент настигает ошеломляющее одиночество клерка из страховой компании…или коммивояжера. Одиночество в собственном вакууме. И дело здесь не в том, что мещанская среда не способна воспринимать иное, как очень любят писать многие литературоведы, а в том, что свойство человека вообще защищать свою психику и жизнь от того, что кардинально отличается от него самого, от его представлений о мире и о человеке в этом мире, если хотите, то это такая защитная реакция, как у родителей Грегора – забыть, как можно скорее о том, что там в комнате жило насекомое, оно исчезло, и наконец-то светит солнышко, а дочь расцвела и стала красавицей - вот и пришло время подыскать ей хорошего мужа. Идеальный вариант: пусть неведомое исчезнет, мы не хотим его понимать и не хотим видеть в насекомом нашего сына и брата. Он – другой.
    Наверное, самые мучительно-страшные в психологическом плане моменты - это когда из комнаты Грегора начинают выносить мебель, а он, это отчаянное насекомое, цепляется изо всех сил за портрет.
    Храбрый одинокий Грегор, отчаянно пытающийся быть с семьей, но превращение уже случилось. Во сне ли, наяву ли, рождено ли оно подсознанием, но оно случилось.

  2. tomsk
    tomsk
    Оценил книгу

    Они убили Грегора!Сволочи!

    Вообще сложно писать рецензию на Кафку.
    Когда читала "Превращение" во мне на полтора часа поселились:
    1. Недоумение.
    2. Жалость.
    3. Ненависть.
    Не сказать, что хоть одно из этих чувств - положительное. Но в этом, наверное, и есть весь "кафкинский прикол".

    Недоумение потому, что главный герой - Грегор- как-то не очень сильно переживал по поводу своего превращения. Хотя все-таки вся суть в том, что Грегора больше всего заботила мысль, что он не сможет теперь ходить на работу и обеспечивать свою семью.

    Жалость потому, что в насекомообразном виде Грегор сумел оставаться человеком, причем хорошим. Он продолжал любить маму, папу, сестру и понимал, какие причиняет им неудобства, поэтому все время старался быть незаметнее. Было грустно читать о том, как он проводил время в своей комнате, без аппетита, боясь как бы его никто лишний раз не увидел и мечтая обнять сестру и поговорить с ней.

    Ненависть потому, что самые родные и близкие люди так и не смогли принять его таким. Ужасно больно было читать сцену об игре на скрипке. И страшно - сцену с яблоками. Автор так внимателен к мелочам и скрупулезен, что ты буквально впихиваешься в шкуру Грегора, смотришь его глазами и чувствуешь его сердцем.

    Вообще все время плакать хотелось

    Вот вам и Кафка

  3. ShiDa
    ShiDa
    Оценил книгу

    … акая же, черт ее возьми, депрессивная книжка! Настолько, что жить после нее не хочется, лишь бы забиться в угол и там поплакать от неустроенности человеческой и насекомой жизни. Короткая же. Ну что там можно охватить? Но нет, придавливает тебя, как огромные тома «Саги о Форсайтах» и «Современной комедии».

    регор Замза – явный Франц Кафка (и оттого в итоге жалко не Замзу, а Ф.К., которому подобное могло прийти в голову). Как-то раз он просыпается в своей замечательной комнатке, пытается встать на работу – и обнаруживает, что превратился в… насекомое. То ли в таракана, то ли… ох, не хочется гадать, чем оборотился главный герой, я слишком брезгливая и страшно боюсь насекомых, за исключением божьих коровок. Как это ни странно, члены семьи особо-то и не удивлены. Но это Кафка, сами понимаете. Я бы в пожизненном обмороке лежала, случись этакое в моей семье. А этим, у Кафки, нормально. Их больше беспокоит не неестественность случившегося, а то, что делать с превратившимся сыном и братом.

    ожно было бы посмотреть на сюжет Ф.К. с бытовой точки зрения. «Превращение» – это изменение настолько радикальное, что человека перестаешь узнавать. Так, близкие уже не узнают наркомана или запойного алкоголика. В глубине души ты продолжаешь любить этого человека (и рискуешь впасть в созависимость), но умом-то понимаешь: а близкий твой превратился в незнакомое и, главное, опасное существо!

    о в случае с Ф.К. это было бы слишком просто. «Превратившиеся» наркоманы сами выбирают этот путь. Грегор Замза же ничего не выбирал. Он не сделал ничего плохого. Он жил себе спокойно, заботился о семье, мечтал устроить сестру в консерваторию. Просто… так получилось (И тут можно сравнить Грегора со смертельно больным человеком. Кто ухаживал за умирающим родственником, своими глазами видел, как болезнь меняет человека, тот поймет, о чем я).

    своем неестественном положении Замза продолжает осознавать себя, он остается личностью, которая не утратила способности мыслить и чувствовать. Но его близкие, неприятно удивленные переменами с ним, отказывают ему в праве быть собой. Они, ранее уважавшие и любившие его, отныне смотрят на него, как на неодушевленный предмет. Они нисколько его не стесняются. Их главная забота – максимально отстраниться от него, и не только физически отстраниться, они хотят оборвать прежние контакты с ним, эмоциональные, основанные на привязанности.

    ожно сказать, что «Превращение» – это идеальная книга об отчужденности. О том, как человек, окруженный близкими, внезапно может стать чужим без собственной вины. Понятно, что Ф.К. писал о себе: у него были сложные отношения с членами семьи, в нем любили и уважали кормильца и не особо интересовались его творческими устремлениями. «Превращение» читать неприятно не из-за мерзких описаний насекомого-Грегора, а из-за пренебрежения им членами семьи.

    финал оставляет после себя сильное омерзение. Ибо описание «счастья» у Ф.К. вышло самым отвратительным.

Цитаты из книги «Превращение (сборник)»

  1. Начиная с определенной точки, возврат уже невозможен. Этой точки надо достичь.
    24 октября 2019
  2. Чтобы избавить сестру и от этого зрелища, он однажды перенес на спине – на эту работу ему потребовалось четыре часа – простыню на диван и положил ее таким образом, чтобы она скрывала его целиком и сестра, даже нагнувшись, не могла увидеть его. Если бы, по ее мнению, в этой простыне не было надобности, сестра могла бы ведь и убрать ее, ведь Грегор укрылся так не для удовольствия, это было достаточно ясно, но сестра оставила простыню на месте, и Грегору показалось даже, что он поймал благодарный взгляд,
    15 марта 2019
  3. – Ты делаешь из своей нужды добродетель. – Во-первых, это делает всякий, а во-вторых, именно я этого не делаю. Я оставляю свою нужду нуждой, я не осушаю болот, а живу в их миазмах. – Из этого ты и делаешь добродетель. – Как всякий, я же сказал. Кстати, я делаю это только ради тебя. Чтобы ты оставался расположен ко мне, я терплю ущерб, наносимый моей душе.
    23 января 2018