Книга или автор
Дневник писателя

Дневник писателя

Дневник писателя
4,4
68 читателей оценили
731 печ. страниц
2008 год
12+
Оцените книгу

О книге

Как писателя и публициста Ф.М.Достоевского интересовало практически все происходящее в современном ему мире, все находило отклик в его творчестве. «Дневник писателя», помимо обсуждений самых различных тем, от глубоких философских и нравственных вопросов до анализа внешней политики держав, включает прямое обращение к читателю, как к непосредственному соучастнику событий своего времени. Для нашего же времени актуальность «Дневника писателя» заключается в проницательности Ф.М.Достоевского, вскрывающей неизменную суть явлений.

Читайте онлайн полную версию книги «Дневник писателя» автора Федора Достоевского на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дневник писателя» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Год издания: 2008

ISBN (EAN): 5699159062

Объем: 1.3 млн знаков

  1. kandidat
    kandidat
    Оценил книгу
    Я человек счастливый, но - кое-чем недовольный.
    Ф.М. Достоевский, из предисловия к "Дневнику писателя"

    Для меня это КНИГА ГОДА. Да, это так. Даже больше, это книга стала одной из любимейших. Хотя честно говоря, все предпосылки к тому были изначально, ведь написана она любимым автором, автором, чьи книги как воздух для меня. Их я читаю, растягивая удовольствие, продумывая и прочувствовав каждую сентенцию, каждую зарисовку мысли.
    Мое издание "Дневника писателя" останется в моей семье, этой книге не быть выменянной, подаренной, переданной. Она сплошь помечена моими карандашными записями, краткими заметками. Я не могла иначе. Ведь эта книга полна взывающих к переосмыслению идей, полна зовущей души пишущего. И я с готовностью откликалась, проникалась ею глубже и глубже, я думала, я вспоминала, я сравнивала, я восклицала в восхищении "Как?! Откуда?! Как мог он знать, что у нас будет именно так, что и мы будем видеть в стране и людях то же самое?!".
    Книга раскрыла для меня взгляды любимого писателя на многие исторические события, вехи культурной жизни страны, проявила наиболее четко его отношение к проявлениям русского нутра, которое теперь мы так высокопарно называет менталитетом. Обо всем этом он пишет открыто, честно, даже, скорее, как-то слишком честно, если так можно выразиться, обнажая все естество своих мыслей по тому или иному поводу.

    ... стыдиться своих убеждений нельзя, а теперь и не надо, и кто имеет сказать слово, тот пусть говорит, не боясь, что его не послушают, не боясь даже и того, что над ним насмеются и что он не произведет никакого впечатления на ум своих современников. В этом смысле "Дневник писателя" никогда не сойдет с своей дороги, никогда не станет уступать духу века, силе властвующих и господствующих влияний, если сочтет их несправедливыми, не будет подлаживаться льстить и хитрить.

    Достоевский всегда был для меня таким, таким и остался, обнажающим душу, наивно, местами по-детски наивно и по-детски же глубоко верующим в добро в людях всех без исключения, верующим в возможность вернуть даже самую заблудшую душу к ее чистым истокам. При этом самокритичным, страждущим прощения за свои слабости, отмечающим и свою бренность и всечеловеческую склонность к пороку. Мне это всегда было очень близко.

    ... высшая идея на земле лишь одна и именно - идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные "высшие" идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из нее одной вытекают.

    Читая "Дневник писателя" я не могла не восторгаться прозорливостью автора, его способностью видеть сквозь время, способностью выявлять те черты эпохи, которые соответствуют не конкретному историческому периоду и только, а напротив, те, что цикличны, что характерны для определенных этапов в развитии общества (прежде всего, конечно, российского), которые еще могут повториться. И они повторялись, мы проходили описанное им на своем веку. Как не вспомнить то, что было и есть, читая, к примеру, это:

    Всякое переходное и разлагающееся состояние общества порождает леность и апатию, потому что лишь очень немногие, в такие эпохи, могут ясно видеть перед собою и не сбиваться с дороги. Большинство же путается, теряет нитку и, наконец, махает рукой: "Э, чтоб вас! какие там еще обязанности, когда и сами-то никто ничего толком не умеем сказать! Прожить бы только как-нибудь самому-то, а то тут еще обязанности!"

    или это:

    Теперь же, напротив, весьма часто фраза "Я не понимаю этого" выговаривается почти с гордостью, по меньшей мере с важностью. Человек тотчас же как бы ставится этой фразой на пьедестал в глазах слушателей и, что еще комичнее, в своих собственных, нимало не стыдясь при этом дешевизны приобретенного пьедестала. Ныне слова "Я ничего не понимаю в Рафаэле" или "Я нарочно прочел всего Шекспира и, признаюсь, ровно ничего не нашел в нем особенного" - слова эти ныне могут быть даже приняты не только за признак глубокого ума, но даже за что-то доблестное, почти за нравственный подвиг. Да Шекспир ли один, Рафаэль ли один подвержены теперь такому суду и сомнению?

    Право, стойкое ощущение дежавю. Да что там, стойкое ощущение ПРАВДЫ!
    И еще... его ЯЗЫК. Я не объективна, ни в коем случае, я ангажирована, увлечена, покорена (какие еще описания найти и привести здесь?!) тем, КАК он облекает слова в мысли. Пусть для кого-то путанные и несвязные, для меня его мысли - уводящие, влекущие, а его суждения - самые прямые и четкие. Пространность их лишний раз дает шанс в них заблудится настолько, что и закрыв книгу, еще долго ты бродишь по ее страницам, размышляя, споря, подтверждая или ниспровергая свои собственные мысли.

    Вот такая она для меня, моя книга 2011 года и одна из лучших книг, прочитанных в моей жизни.

  2. Maria1994
    Maria1994
    Оценил книгу

    Спасибо Вам,Фёдор Михайлович! Спасибо и поклон до земли! "За что же такие благодарности?" - спросят меня читающие эту рецензию. А вот за что:за помощь,утешение и добрый совет,которого мне никто другой не дал бы,а если б и дал,так я не услышала бы. Оно,конечно,жестокая ссора с интернет-подругами - сущая безделица по сравнению с делом Кронеберга,Каировой или Корниловой,описанным в "Дневнике...". Но это не всегда понимаешь. Иногда даже и не хочешь понять. Сидишь,жалеешь себя - а толку-то? Толку? Ну вот и достаешь с полки недавно купленный "Дневник писателя" и неожиданно находишь там отрывки,будто бы для тебя лично написанные. Цитировать не буду - не помню уж что именно то были за отрывки. Но как же Фёдор Михайлович мне помог! У него какой-то дар лечить душевные раны,пусть даже и такие неглубокие ранки,как моя. Он не только великий писатель,но и великий Человек! Я сказала банальность,да. Но я ведь только недавно эту общеизвестную истину для себя открыла,так что мне извинительно,правда же?

    Довольно о личном,впрочем. "Дневник писателя" просто великолепен! И язык,которым он написан,тоже великолепен! И содержание его великолепно! Так. У меня не хватает слов,чтоб выразить свое восхищение. И это нормально,когда пишешь о Достоевском,не так ли? Ведь он гениален! И,кстати,если мне хоть кто-нибудь скажет,что Фёдор Михайлович был антисемитом,я сначала рассмеюсь этому человеку в лицо,а потом заставлю его прочесть главы "Дневника...",посвященные "еврейскому вопросу"! Простите за резкость,вырвалось. Просто я нашла для себя ясные потверждения того,что Достоевский антисемитом не был НИКОГДА.

    Очень приятно было встретить на страницах "Дневника..." рассказ "Мальчик у Христа на ёлке"! Это мои старые,полузабытые детские впечатления. Этот рассказ мне прочла бабушка,когда мне было лет шесть и когда я даже не знала,кому он принадлежит. Тогда я плакала... Я думала,что сейчас (в семнадцать-то лет!) уж точно не заплачу! Куда там! И слёзы,и комок в горле - всё это было... И всегда будет.

    "Сон смешного человека"... Я в восторге! В восторге от проникновенного,красивого и живого языка,которым этот рассказ написан!

    Пора заканчивать. Что я могу сказать? Во-первых,ставить пять звёздочек - неблагодарно с моей стороны,согласитесь. Потому что та помощь,которую Фёдор Михайлович мне оказал,цены не имеет. Он вернул мне душевное равновесие. И еще я поняла,что у меня с ним некое родство душ,если позволено будет так сказать.

    Спасибо Вам еще раз,Фёдор Михайлович! Примите мои самые искренние и горячие заверения в любви и уважении! Я перед Вами в долгу,который никогда не смогу возвратить...

  3. magical
    magical
    Оценил книгу

    Данная книга представляет собой статьи, очерки, размышления автора, его суждения о жизни на Руси, о жизни вне Руси, о русском народе, о трудностях судеб своих соотечественников и о том, как богата наша страна великим умом человеческим, великим гением русским. "Дневник писателя" издавался в последние годы жизни Достоевского и имел довольно большой успех у публики.
    Хочется отметить, что данная книга, увы, не содержит материала, который публиковался в "Дневнике" за 1873 г., а также здесь отсутствуют рассказы и повести, которые в оригинальной версии присутствовали на страницах журнала. И тем не менее это нисколько не мешает нам вновь насладиться высоким художественным слогом писателя, попытаться лучше разобраться в его отношении к жизни, детям, к русскому народу. Достоевский очень тонко и здраво передаёт атмосферу тех лет, повествует своим читателям о нескольких громких судебных процессах того времени, выражает своё отношение к ним, что позволяет нам лишний раз увидеть насколько писатель дорожил землёй, на которой родился и с какой силой он боролся за спасение души человеческой, когда все остальные готовы были с лёгкостью погубить её. Мы видим истинные душевные переживания Федора Михайловича, можем больше судить о его окружении, его общении с другими великими писателями тех нелёгких для страны времён, узнавая насколько он возносил Пушкина, Лермонтова и как благоговел перед Некрасовым.
    В какой-то мере, не смотря на то, что "Дневник писателя" носил публичный характер, в нём сохраняется та интимная составляющая, которая до самых глубин обнажает душу Достоевского:

    Правда истинная: я сбиваюсь, и, может быть, дальше пойдет еще хуже. И, уж конечно, собьюсь несколько раз, пока отыщу, как проповедовать, то есть какими словами и какими делами, потому что это очень трудно исполнить. Я ведь и теперь все это как день вижу, но послушайте: кто же не сбивается! А между тем ведь все идут к одному и тому же, по крайней мере все стремятся к одному и тому же, от мудреца до последнего разбойника, только разными дорогами.

    Пожалуй, никто с такой силой среди высшего общества конца 19 в., как Достоевский, не переживал за настоящее и будущее простого русского народа, за развитие человеческой души; никто с такой силой не искал, а главное не находил прекрасное там, где возможно его и не было вовсе:

    А я объявляю вам честным словом, что ни у Шекспира, ни у Гомера, если б и всех-то сложить вместе, не найдется ничего столь прелестного, как сейчас, сию минуту, могло бы найтись между вами, в этой же бальной зале. Да что Шекспир! тут явилось бы такое, что и не снилось нашим мудрецам. Но беда ваша в том, что вы сами не знаете, как вы прекрасны!
    Знаете ли, что даже каждый из вас, если б только захотел, то сейчас мог бы осчастливить всех в этой зале и всех увлечь за собой? И эта мощь есть в каждом из вас, но до того глубоко запрятанная, что давно уже стала казаться невероятною. И неужели, неужели золотой век существует лишь на одних фарфоровых чашках?

    И в заключении хочется сказать, что данный "живой" журнал даёт своим содержанием, мыслями поднятыми в нём, огромную пищу для размышлений, тасовать и перебирать в уме которую, будет народ во все времена, ибо Достоевский, сын своей эпохи, всегда тонко чувствующий русскую душу, намного опередил своими творениями время, придав им статус вечных и незыблемых на веки вечные.

  1. счастье не в счастье, а лишь в его достижении».
    2 августа 2017
  2. В эпоху всевозможных смешений и сложных сочетаний, коварных идолов и раздвоенности поведения Достоевский придавал особое значение духовной трезвости, нелегкому умению отделять зерна от плевел, способности распознавать еще в истоках порочные движения «натуры», нередко глубоко спрятанные под покровом самых благопристойных форм неосознанного эгоистического лицемерия, престижных видов деятельности или даже человеколюбивых идей. «Вот в том-то и ужас, что у нас можно сделать самый пакостный и мерзкий поступок, не будучи вовсе иногда мерзавцем!.. В возможности считать себя, и даже иногда почти в самом деле быть, немерзавцем, делая явную и бесспорную мерзость, – вот в чем наша современная беда!»
    3 апреля 2018
  3. Поэтому мудрое понимание собственной теоретической и практической ограниченности, изменение себя в сторону подлинного совершенствования, то есть увеличения света и бескорыстной любви к людям в своей душе, способствует согласованности целей и средств, препятствует смешению добра и зла, предопределяет движение к мировой гармонии «изнутри». Такой ход мысли дополнительно объясняет известный призыв Достоевского к «гордому человеку» в пушкинской речи смириться и потрудиться на родной ниве. «Победишь себя, усмиришь себя, – и станешь свободным как никогда и не воображал себе, и начнешь великое дело, и других свободными сделаешь… нигде мировая гармония, если ты первый сам ее недостоин, злобен и горд…»
    4 августа 2017

Автор