Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Слезинка ребенка. Дневник писателя

Слезинка ребенка. Дневник писателя
Бесплатно
Добавить в мои книги
639 уже добавили
Оценка читателей
4.38

«…От высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре неискупленными слезами своими к боженьке». Данная цитата, принадлежащая герою романа «Братья Карамазовы», возможно, краеугольная мысль творчества Ф. М. Достоевского – писателя, стремившегося в своем творчестве решить вечные вопросы бытия: «Меня зовут психологом: неправда, я лишь реалист в высшем смысле, т. е. изображаю все глубины души человеческой». В книгу «Слезинка ребенка» вошли автобиографическая проза, исторические размышления и литературная критика, написанная в 1873, 1876 гг. Публикуемые дневниковые записи до сих пор заставляют все новых и новых читателей усиленно думать, вникать в суть вещей, постигая, тем самым, духовность всего сущего.

Федор Михайлович Достоевский – великий художник-мыслитель, веривший в торжество «живой» человеческой души над внешним насилием и внутренним падением. Созданные им романы «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Братья Карамазовы» по сей день будоражат сознание читателей, поражая своей глубиной и проникновенностью.

Лучшие рецензии
AlenaVasilchenko
AlenaVasilchenko
Оценка:
6

Ведение дневника началось с момента вступление в должность редактора журнала "Гражданин", на страницах которого начал печатать «Дневник писателя». Во мне чтение этого дневника вызывает трепет, гораздо больший, в сравнении с чтение произведений писателя "Братьев Карамазовых" например и многое другое. Ведь все основано на реальных событиях. Мысли текли в момент их переживаний. Можно представить себя в роли Достоевского и ощутить те волнительные моменты о который он пишет. Особенно хочется подчеркнуть не скрываемый юмор с самого начала "дневника".

В Китае я бы отлично писал; здесь это гораздо труднее. Там все предусмотрено и все рассчитано на тысячу лет; здесь же все вверх дном на тысячу лет.

Я хочу цитировать много и постоянно, сдерживаю себя всеми силами. Через строчку, через абзац, поговорки и басни, и анекдоты. Ничего этого делать не стану так как сама спойлеры не люблю.

Ни у кого не встречала таких длинных предложений как у Достоевского, в написание дневника манера письма не изменилась. "Растянутость", "недостаток чувства меры" (Н. К. Михайловский "Циклы с произведением Жестокий талант").

Не обошлось в дневнике и без Белинского. Уже во II главе "Старые люди" Федор Михайлович упоминает о нем. Странно мне писать о том, что кто то пишет о Белинском, ведь это так очевидно. Чернышевского не обошел стороной.
Но поговорив на работе о "Дневнике писателя" меня спросили: "Это сейчас актуально?".
Такой вопрос открыл для меня границы в написании рецензии. "Раззудись, плечо! Размахнись, рука!")))

«Дойдем до того, по клубку, что преступление сочтем даже долгом, благородным протестом против “среды”. “Так как общество гадко устроено, то в таком обществе нельзя ужиться без протеста и без преступлений”. “Так как общество гадко устроено, то нельзя из него выбиться без ножа в руках”».

Ведет ли сейчас какой-нибудь редактор такой дневник, который печатают в журнале при каждом выходе сего? Будет ли это интересно читать? С ссылками на других людей, на политические ситуации? Возможно интересующихся людей достаточное количество и такие редакторы существуют. Я не встречала. Меня чтение этой книги заставило задуматься о настоящем: просмотрела Топ 100 журналов, имена главных редакторов, их заслуги, многое узнала, многое заинтересовало. А это главный критерий после прочтения книги, что почерпну для себя новое, интересное.
Стих Николая Некрасова "Влас" с наложением на рассказ дают воспоминания на творчество Д., при котором теряешься, что читаю, дневник или уже нет? Без мистики не обошлось.
Прекрасный урок можно вынести в дневниках для написание рецензий. Еще многобукв можно написать, но:

«Картину раз высматривал сапожник,
И в обуви ошибку указал;
Взяв тотчас кисть, исправился художник.
“Вот”, подбочась, сапожник продолжал:
“Мне кажется, лицо немного криво…
А эта грудь не слишком ли нага?”
Но Апеллес прервал нетерпеливо:
“Суди, дружок, не свыше сапога!”
Читать полностью
ArthurRomanovsky
ArthurRomanovsky
Оценка:
3

Так интересно и легко дневники и автобиографии, которой тут совсем чуть-чуть, мне еще не давались. Темы для разговора у Федора Михайловича разные, все очень занимательные и , что очень важно, актуальные. Казалось бы, книга написана полтора века назад, однако же темы ее вполне себе насущные, особенно те, что связаны с русским народом и алкоголем. Очень порадовало также и присутствие такого чувства как: "о да, я об этом как-то думал, но не был уверен", как это получилось с темой о вранье и парочкой последующих глав. Спектр вопросов и предметов обсуждения широк, хоть книгу и сложно назвать объемной. Но ведь это Достоевский, он в паре-тройке страниц способен уместить больше пищи для размышления, чем некоторые авторы в целых томах. Книгу не стоит читать запоем, ее нужно впитывать постепенно, не спеша, обдумывая то, о чем говорится( благо обдумать есть что ). А читается она просто, Федор Михайлович на удивление очень лаконичен и доступен в этой книге. В какой-то момент даже появляется ощущение, что вот он сидит рядом и, со своим уже зрелым и спокойным голосом, неторопливо и непринужденно размышляет над всем тем, что гложет его душу. В этом и магия книги - создается очень уютная и приятная атмосфера беседы с очень мудрым и по-настоящему мыслящем человеком. Язык , по сравнению с последними романами Достоевского, прост и понятен, а содержание очень информативно. Отличный книга для умного досуга, всем рекомендую и советую.

Читать полностью
Лучшая цитата
III. Елка в клубе художников. Дети мыслящие и дети облегчаемые. «Обжорливая младость». Вуйки. Толкающиеся подростки. Поторопившийся московский капитан
Елку и танцы в клубе художников я, конечно, не стану подробно описывать; все это было уже давно и в свое время описано, так что я сам прочел с большим удовольствием в других фельетонах. Скажу лишь, что слишком давно перед тем нигде не был, ни в одном собрании, и долго жил уединенно.
Сначала танцевали дети, все в прелестных костюмах. Любопытно проследить, как самые сложные понятия прививаются к ребенку совсем незаметно, и он, еще не умея связать двух мыслей, великолепно иногда понимает самые глубокие жизненные вещи. Один ученый немец сказал, что всякий ребенок, достигая первых трех лет своей жизни, уже приобретает целую треть тех идей и познаний, с которыми ляжет стариком в могилу. Тут были даже шестилетние дети, но я наверно знаю, что они уже в совершенстве понимали: почему и зачем они приехали сюда, разряженные в такие дорогие платьица, а дома ходят замарашками (при теперешних средствах среднего общества – непременно замарашками). Мало того, они наверно уже понимают, что так именно и надо, что это вовсе не уклонение, а нормальный закон природы. Конечно, на словах не выразят; но внутренне знают, а это, однако же, чрезвычайно сложная мысль.
Из детей мне больше понравились самые маленькие; очень были милы и развязны. Постарше уже развязны с некоторою дерзостью. Разумеется, всех развязнее и веселее была будущая средина и бездарность, это уже общий закон: средина всегда развязна, как в детях, так и в родителях. Более даровитые и обособленные из детей всегда сдержаннее, или если уж веселы, то с непременной повадкой вести за собою других и командовать. Жаль еще тоже, что детям теперь так все облегчают – не только всякое изучение, всякое приобретение знаний, но даже игру и
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление