Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Да будем мы прощены

Да будем мы прощены
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
16 уже добавило
Оценка читателей
4.13

«Да будем мы прощены» – одна из самых ярких и необычных книг десятилетия. Полный парадоксального юмора, язвительный и в то же время трогательный роман о непростых отношениях самых близких людей.

Еще недавно историк Гарольд Сильвер только и мог, что завидовать старшему брату, настолько тот был успешен в карьере и в семейной жизни.

Но внезапно блеск и успех обернулись чудовищной трагедией, а записной холостяк и волокита Гарольд оказался в роли опекуна двух подростков-племянников – в роли, к которой он, мягко говоря, не вполне готов…

Так начинается эта история, в которой привычное соседствует с невероятным, а печальное – со смешным. Впрочем, не так ли все, в сущности, бывает и в реальной жизни?..

Лучшие рецензии
simbelmeyn
simbelmeyn
Оценка:
13

Представьте, что вам нужно скинуть килограммов 20. Есть два варианта развития событий:
1. Вы соблюдаете диету, начинаете интенсивно заниматься спортом, вступаете в программу психологической помощи людям с лишним весом, долго и упорно трудитесь, зато через год, к примеру, теряете ненавистные килограммы без ущерба для здоровья.
2. Вы садитесь в самолет до Таиланда, снимаете проститутку-трансвестита, перевозите через границу полкило героина в прямой кишке, насилуете монахиню-негритянку, мочитесь на статую Будды, попадаете в тюрьму, вас делает своей сучкой двухцентнеровый борец суммо, отбывающий срок за некрофилию, вы запиваете ржавой водой сухие корки и таки теряете 20 килограммов, но весьма противоречивым способом.
Результат, как видно, одинаков, но пути его достижения ох, как разнятся.
Э. М. Хоумс в романе, удостоившемся премии The Baileys Women's Prize for Fiction, показала темную сторону респектабельного среднего класса, вывернув наизнанку историю одной семьи и изобразив ее саморазрушение. Однако скрытой мыслью, 25-м кадром всего романа было совсем не то. И, действительно, что мы - не читали семейных драм? Не встречали на страницах книг неверных мужей или мамаш на таблетках, удручающей физиологичности описания половых органов и процессов оправления организма? Не знакомились, брезгливо морщась, с жизнью "золотых деток", сначала пинающих нянек в живот, а потом ворующих у белогривых мамаш антидепрессанты? Конечно, читали, конечно, знакомились. Конечно, миз Хоумс не могла не пройти мимо таких притягательных и опробованных на читателе тем, манящих, как гниющая плоть стервятников.
Но книга чуть-чуть не об этом. То есть, об этом, да не совсем.
Завуалировано, спрятано под семейной драмой и сексуальными похождениями главного героя тайное знание, которым писательница, чья молодость пришлась на 80-е, не могла не поделиться. Дети, говорит она, цветы жизни. Детей, утверждает Хоумс, нужно любить. И тогда, посмотрите, как в книге - они будет милашками, дружно забросят гаджеты и начнут строить школы в Южной Африке. Фоном звучит "We are the world, we are the children", молодой Майкл сверкает золотыми эполетами и Синди Лопер выводит соло.
Но идет к решению проблемы писательница по второму пути. Та идилистическая картинка, которую хочет нарисовать Хоумс, не была бы столь очаровательной, если бы герои просто сели на диету. Для полноты ощущения нужны Таиланд, трансвеститы и т.п. Или хотя бы авария, домашнее насилие и адюльтер.
Декорациями выступает семья главных героев - такая классическая семья американских евреев - не особо верующие, не слишком патриоты, не очень хорошие родители и не всегда примерные дети. Гарольд Сильвер - профессор политологии, эмоциональной бледности человек, получивший ее, находясь в постоянной тени своего брата. Джордж Сильвер - агрессивный, неуравновешенный телемагнат, любитель поиздеваться над окружающими. Их мать и тетка, не разговаривающие годами из-за шариков мацы. Кузен-гей. Две жены - мертвая и вторая. Многодетная мать с тягой к смене прически и любовников. Странная девушка с чужими документами и своими родителями. Парень, мечтающий стать раввином, а ставший свинопасом. Читая роман, складывается впечатление, будто мы попали в голову Даниила Хармса, уж слишком абсурдным кажется происходящее.
Все 500 с лишним страниц книга балансирует между медовой сказкой из жизни американской семейки и сюрреалистическим кошмаром с таблетками, убийством, инсультом, сексом на одну ночь и попытками привести жизнь в норму.
Удачными стали вкрапления повседневности: сцена с бездомным и кофе, разговор с юношей-недораввином, телефонные диалоги с детьми и дружба с хозяевами китайского ресторанчика.
В целом же роман Э. М. Хоумс - добротная американская сказка на новый лад, дороги которой вымощены, вместо желтого кирпича, дерьмом с узором из антидепрессантов.

Читать полностью
Ella_N
Ella_N
Оценка:
4

Книга Э.М. Хоумс "Да будем мы прощены" - потрясающая история о семье, о том, что важно для каждого из нас, - про те "маячки" и "точки опоры", которые мы все упорно ищем, как выясняется, порой совершенно не там и не с теми людьми.
В сущности, это книга о семье. О такой семье, которую мы мечтаем когда-нибудь обрести, даже если пока и не очень задумываемся об этом. Книга, дающая надежду на то, что несмотря на собственные ошибки, все-таки можно найти равновесие в нашем вечно меняющемся, непредсказуемом мире...
Читается хорошо. Приятно удивила способность автора изящно переходить от ироничного тона к серьезному, от бравады к искренности. Отдельно хочу отметить, что мне очень понравилось оформление серии. Словом, рекомендую!

dimi24
dimi24
Оценка:
4

О чрезмерной и досадной, человеческой глупости и наивности

Проблема этой позитивной и задорной книги, в ее неимоверной и странной глупости, которая с каждой страницей увеличивается в неимоверных масштабах, тем самым, отталкивая и запутывая во всем происходящем. Главный герой - странный тип, старший брат, почитатель президента Никсона, и неисправимый неудачник, который давно запутался в своей жизни, и еще больше запутывая жизнь всем остальным. Подстерегающая "опасность" на каждом шагу, оправдывается самим названием книги, которое обещает под финал, "грезы" доброты и человеческого терпения, до которого, оказывается, так трудно добраться.

Оглавление