Книга или автор
The Sea Wolf / Морской волк. Книга для чтения на английском языке

The Sea Wolf / Морской волк. Книга для чтения на английском языке

The Sea Wolf / Морской волк. Книга для чтения на английском языке
4,6
31 читатель оценил
336 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

«Морской волк» – роман знаменитого американского писателя Джека Лондона (1876–1916), написанный после его плавания на промысловой шхуне к берегам Японии.

В предлагаемой вниманию читателей книге представлен неадаптированный текст романа с комментариями и словарем.

Читайте онлайн полную версию книги «The Sea Wolf / Морской волк. Книга для чтения на английском языке» автора Джека Лондона на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «The Sea Wolf / Морской волк. Книга для чтения на английском языке» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2017

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785992511918

Дата поступления: 16 ноября 2018

Объем: 606.2 тыс. знаков

Купить книгу

Входит в серию

  1. Arlett
    Arlett
    Оценил книгу

    Можно сказать, что “Морской волк” - моя детская психологическая травма. Я сейчас говорю о советском фильме, впечатления от которого сильны до сих пор. Психологи любят укладывать своих посетителей на кушетку и копаться в их детстве. Так вот, окажись я на этой кушетке, я бы рассказала, что моя нездоровая любовь к забористым психологическим триллерам началась в девять лет, когда я - невинное дитя - начала смотреть “Морского волка”. Это был шок. Это было потрясение. Это был чертов гипноз. Я не понимала и половины разговоров, но фильм лишал меня возможности двигаться. Волк Ларссен пугал меня до ужаса, но каждый вечер я бежала из парка вперед бабушки, лишь бы не пропустить начало вечернего показа новой серии. Вот и представьте, какой мощной притягательностью должен был он обладать, чтобы согнать меня с каруселек и игровых автоматов. Прошло много лет, прежде чем я решилась на книгу. И знаете. Ничего не изменилось. Я всё так же цепенею. Это ужасно и это восхитительно. А образы из того самого советского фильма из моей головы уже не вытравит никакая сила, я и сейчас вижу их только такими.

    А теперь я примерю на себя костюмчик Капитана Очевидность и кратенько расскажу о сюжете. Хэмфри ван Вейден - интеллигент до мозга костей, джентльмен, книжный червь, короче говоря, литературный критик с постоянным доходом с отцовских капиталов попадает в кораблекрушение. Паром, на котором он ехал, столкнулся с другим кораблем из-за сильного тумана, и вот наш Хэмфри уже бултыхается в открытом море, куда его занесло течением, со слабой надеждой на спасение. Но спасение пришло. Мимо проходила шхуна “Призрак” и Хэмфри был спасен. Но на самом деле, наш труженик пера и бумаги попал в жесткую переделку. Теперь ему предстоит или стать мужиком или сдохнуть. Надо признать, что у Хэмфри хватило сил выжить и противостоять обстоятельствам. Если учесть, что одно из обстоятельств звали капитаном Ларссеном - Морским Волком - который забавы ради решил посмотреть, выйдет ли из этого мямли что-нибудь стоящее, точнее стоящее на своих ногах, или нет, то станет ясно, что задача у Хэмфри была не из простых. Всё усложняется еще больше, когда на борту появляется появляется женщина.

    Странная у меня завелась традиция. Под конец года читать не о рождественских чудесах и новогодних хэппи эндах, а о брутальных мужиках. В прошлом году это был “Крестный отец”, в этом - Волк Ларссен - гениальный негодяй. Удивительная штука - умом ты понимаешь, что Ларссен, конечно же, сволочь, он жесток и коварен. Но от него невозможно отвести глаз, именно его постоянно хочется “видеть в кадре”. Он прекрасен, как пламя, как грациозный дикий и опасный зверь, он ужасен как стихия, но завораживает своей силой и своим умом. А уж когда он начинает говорить, то держись крепче. Он легко, как спички, одну за другой, будет ломать все опоры, на которых ты стоишь. Мораль, ценность жизни, человеколюбие. Хрясь, хрясь, хрясь, всё тлен, всё пустое. Жизнь - свинство, цель которой пожрать другого, чтобы не сожрали тебя, будь сильным, чтобы выше залезть по головам и жрать лучше, и спать мягче. Читатель и моргнуть не успеет, как окажется в паутине жесткой логики и железных аргументов. И вот ты уже согласно киваешь головой. Киваешь, киваешь, перед собой-то можно не притворяйся. Вспомни, неужели никогда не сомневался в ценности каждой жизни? Даже того вонючего бомжа, из-за которого пришлось пересесть в другой вагон? Ларссен - это отрава, это яд, это первобытная сила, где каждый сам за себя. Пятьдесят страниц Ларссена и вот уже за каждым благородным цивилизованным поступком ты видишь лишь возможность наживы. Хотите пример? Да хоть недавний скандал, что в театральной постановке Гермиону будет играть актриса с темной кожей. Толерантность - скажет современное прогрессивное общество. Бабло, скажу я. На белых маглах Поттер уже хорошо заработал, пришло время окучить цветной рынок. Вы представьте, как вырастут продажи политкорректного Поттера в тех кругах, для которых это важно. Да, закваска Волка Ларссена еще бродит в моей крови. Он так просто не отпустит. Морской дьявол!

    Как вы уже поняли, всё остальное в книге для меня вторично, на фоне волка все меркнет.
    Лондон нам показывает, что любовь - это самый мощный стимул для саморазвития и преодоления трудностей. Мощнее, чем страх или ненависть. Хорошо, пусть так. Но, как по мне, малость переборщил он с сахаром. И женщина у него в романе вся ну такая идеальная, ну такая мужественная, ну такая стойкая и отважная. И красавица, разумеется. И с чувством юмора, и в свои 27 уже успела написать несколько сборников годных стихов. Прекрасная молодая поэтесса без бзиков и хронической хандры. Как-то это слишком. Настолько, что после реализма на “Призраке” с охотниками и матросней, от нее начинает подташнивать. После солонины от такого рахат-лукума просто воротит.

    Есть у меня к Лондону и парочка вопросов:
    Ларссен фактически похищал людей. Почему он не боялся кары закона, если не планировал изначально их убить? Или планировал?

    Где Хэмфри с Мод брали на острове запасы пресной воды. Или я что-то упустила?
    А воды надо было очень много. Ведь у Мод, как на нее не посмотри, такие блестящие и пушистые волосы, которые так и сияют на солнце. Знал ли Лондон, сколько сил надо потратить женщине, чтобы её каштановые локоны сияли? Знал ли он, как трудно поддерживать это сияние, если на них постоянно попадает морская вода и жир от котиков. Мы не берем сейчас в расчет такую фигню, как стресс, усталость и постоянное воздействие ветра. У Мод они росли сами по себе, всегда чистые и пушистые. Наивный, наивный мужчина. И, заметьте, тут я даже не пытаюсь поднять такую актуальную проблему, которая у развитых женщин встает ежемесячно. Всё это остается на кадром, чтобы не портить светлый образ юной феи, который в реальности претерпел бы мощнейший удар еще когда они вместе плыли в одной шлюпке. Любовь любовью, но физиология диктует свои правила, тут уж никуда не денешься.

    Итог: Ларссен - чертов гений, Хэмфри - нудноватая мораль, Мод - мужская фантазия. Книга - удар по голове и пряник в глазури на десерт.

  2. Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценил книгу
    Потравив тали, я спустил стеньгу обратно. Потом прикрепил тали примерно на расстоянии трети ее длины от шпора. Еще раз напомнив Мод, чтобы она потравила трос брашпилем, как только я подам команду, я взялся за хват-тали и принялся тянуть. Стеньга начала медленно наклоняться и скоро легла, покачиваясь, поперек планшира.

    Когда-то все это дико нравилось. Сейчас же корабельные термины в основном кажутся затрудняющими восприятие. В целом же Джек Лондон есть Джек Лондон и какой бы ни был год на дворе - старый друг всегда будет рад встрече. Пришел к выводу, что на истинного "Морского волка" в моем сознании оказал влияние советский фильм (нужно сказать - гениальный), который исказил основной образ, но именно в ту сторону, как этого хотел и сам автор. Джек Лондон настолько убедительно смог изобразить чахлого ботаника Хэмфри ван Вейдена, что этот образ стал чем-то отстраненным, а ведь повествование четко (как и все у этого автора) идет от первого лица.

    Старое как мир противостояние Волка Ларссена и Хэмфри ван Вейдена, противостояние животного и духовного, материализма и идеализма теперь видится мне несколько в другом свете. Они, безусловно, воюют друг с другом, залезая с ногами на территорию противника. Так, Волк Ларссен, начитавшись книг, ведет с ван Вейденом длительные философские беседы, придавая всему свой собственный смысл. Но и ван Вейден не остается в долгу - научившись, по собственному выражению Волка Ларссена, "крепко стоять на ногах", он борется со своим мучителем его же собственным оружием. Слово "мучитель" можно взять в кавычки, ибо я пришел к выводу, что основное в отношениях ван Вейдена и Ларссена - это доминирование первого из них. Фильм очень сильно напортил его образу - перед нами хнычущий несчастный интеллигент, но в книге этого нет. Мне сразу вспомнился Смок Беллью, который прошел этот же путь - путь физического восхождения. И у него также не было особых моральных мук, кроме как отсутствия мышц, что дело наживное. Технологичность самого Джека Лондона очень убедительна и перенеслась от него к его героям. А этот период восхождения будет интересен всегда.

    Так вот, Хэмфри ван Вейден не боится Волка Ларссена изначально, его грубая сила и жесткий диктат на корабле для ван Вейдена вполне объяснимы и это придает произведению абсолютно другой вид. Центральной фигурой для меня был и есть ровный со всех сторон Волк Ларссен. Образ настолько убедительный, что можно только удивляться - как смог автор его изобразить так не предвзято. Кстати, вещи которых ван Вейден боится - они, безусловно, есть. Например, дружелюбное к нему отношение. Не стандартное ровное чопорное отношение между людьми из общества, а именно то, когда пытаются влезть в душу, но при этом имеют самые черные цели. Это не встречается в грубой обстановке матросских обществ, поэтому Джек не страдал подобным с юности и сохранил каплю романтизма о морских путешествиях, добыче золота и т.д. Зато, вероятно, он получил все это сполна от столичных лизоблюдов, когда в достаточной мере приобрел известность литератора. Кстати, этот период жизни никак не отражен в его творчестве, за что его можно только уважать. Казалось бы - самый простой способ. Взял несколько дней из жизни известного писателя, описал их и вот тебе новый роман.

    Вернемся к Волку Ларссену. Рядом с этой глыбой, воплощением грубости, животной силы, непреклонной воли и абсолютного пренебрежения к окружающим, можно в полной мере ощутить - что такой крайность мужского восприятия мира. В состоянии отрешенного бездействия этот человек продолжает борьбу, он машина войны, но автор перенес божественную кару на землю - наградил его неизлечимыми болезнями. Его право, но все это не так и важно. Смерть не имеет власти над Волком Ларссеном. Мы пришли в этот мир, чтобы взлететь, а ползать слишком долго. А, ну и там девушка еще была. Довольно разумная и все понимающая. Не самые обнадеживающие характеристики для девушки. Можно с уверенность сказать, что неверность Джека Лондона она воспримет абсолютно спокойно. И это сделает бессмысленными как сами измены, так и их отношения в принципе.

    Резюмирую - "Морской волк" идеальное во всех смыслах произведение, одно из лучших у автора (раньше даже был по этому поводу категоричен), довольно разноплановое и с интересным сюжетом. Личность автора, как всегда, под вопросом - попытайтесь кого-нибудь убедить, что человек, так хорошо разбирающийся в материальном и описывающий всякие ужасы, имел такой романтизированный образ, которым нас кормят его биографы. Но, даже если, образ и надуманный, то хвала Джеку Лондону, что смог нас всех в нем убедить.

  3. boservas
    boservas
    Оценил книгу

    Существует мнение, что каждый писатель всю жизнь пишет одну-единственную книгу, а каждый новый рассказ, повесть, роман - это всего лишь очередная глава в той единственной книге.
    Тогда возникает вопрос: о чем же эта главная книга? Наверное, о многом, но каждый читатель вправе сам услышать то, что посчитает главной идеей писателя-собеседника.

    Лондона читаю с детства, в своё время зачитывался северными рассказами и повестями, затем было открытие южных циклов. Однако, к самым серьезным его вещам подошел только сейчас, недавно прочитал "Мартина Идена", теперь вот "Морского волка".

    И что же я услышал от "Моряка в седле"? Я думаю, что его очень волновала тема человеческой эволюции, эволюции личности, эволюции характера. Почти в каждом своем произведении он пытается её исследовать. Как честный и заинтересованный исследователь он рассматривает не только интересующий его процесс, но и обратный - инволюцию, и ситуации, когда инволюция может быть эволюцией, и наоборот.

    Этой теме посвящены, возможно лучшие произведения Лондона, северные повести о животных: "Зов предков" и "Белый Клык". В одном случае описывается эволюция собаки в волка (а может инволюция?), в другом - волка в собаку (снова знаки вопроса). И, хотя эти повести о животных, в них представлены схемы жизненных обстоятельств, с которыми сталкивается человек в общественных джунглях.

    Эта же тема четко звучит в "Мартине Идене", который эволюционирует в интеллектуальном плане, но платит за это инволюцией в плане духовной силы. "Мартин Иден" стал вершиной в авторском разрабатывании этой темы, поскольку Лондон соединил оба начала в одном герое.
    В более раннем "Морском волке" он находится на половине пути, объединив в одну книгу "Зов предков" и "Белого клыка", но еще нуждается в противостоянии двух героев.

    В образе Волка Ларсена угадывается несостоявшаяся вариация Мартина Идена. Ларсен, как и Иден, обладает сильным характером, недюжинной физической силой, от природы мощным интеллектом. Он тоже вышел из низов общества, он тоже считает, что способен на большее и достоин большего. Его интеллект требует пищи и он кормит его, вспомните какие неожиданные книги обнаруживаются в его кубрике. Он даже читает с Иденом одни и те же произведения, они оба - социал-дарвинисты, они оба поклонники Спенсера.
    Но жизненные обстоятельства Ларсена оказались жестче и породили сильного и жестокого человекозверя, чей развитый интеллект только усилил конечный результат в виде философии жизненной закваски, права сильного, выживания во враждебном мире. В случае Ларсена результаты его интеллектуальной эволюции стали причиной духовной и моральной инволюции. В нем угадывается и Белый Клык, стремящийся из волков в собаки, и славный пёс Бэк, превращающийся из собаки в волка, но все же, изначально Ларсен именно - Волк.

    Ван Вейдена же можно определить, как собаку. Жесткость и жестокость тех рамок, в которые он попадает на "Призраке", не могут пройти для него бесследно, он вынужден нос к носу столкнуться с реальным воплощением в жизнь философии капитана шхуны. Она неприемлема для кабинетного ученого, но у Хэмфри хватает ума осознать, что у него нет выбора.

    Далее мы наблюдаем процесс эволюции неприспособленного к жизненным трудностям человека в умеющую постоять за себя личность. При этом духовной инволюции Ван Вейдена не происходит, поскольку силы Ларсена хватает на то, чтобы сломить человека физически, но на духовную победу над человеком, имеющим за плечами серьезный культурный и моральный багаж, он оказывается неспособен.

    И, все же, нельзя не признать некоторой положительности влияния звериной философии Ларсена на интеллигента Ван Вейдена, противостояние сделало его сильнее и решительнее, в конце концов, именно опыт, полученный под влиянием Ларсена, помогает Ван Вейдену спасти свою жизнь и жизнь своей возлюбленной. Хэмфри тоже имеет черты и Белого Клыка и Бэка, можно сказать это история про собаку, попавшую в стаю волков, сумевшую в ней выжить и снова вернуться к цивилизованному состоянию.

    Лондон долгое время сам находился под влиянием социал-дарвинизма, поэтому, как мне показалось, на момент написания романа он все еще от него не свободен. И главная идея книги все же та, которую исповедывает Ларсен - выживает сильнейший, просто закваска Ван Вейдена оказалась круче, чем у самого капитана; слабак, эволюционирующий в сильную личность, сумел превзойти и победить учителя за счет того, что спектр приложения его сил оказался шире. Продолжая аналогии с ранними повестями, можно трактовать так: собака-волк оказалась живучее волка-собаки.

    Роман достаточно многогранен, и остались аспекты, которых я не коснулся, но я предупреждал, что буду писать только про главную тему, как я её увидел.

Интересные факты

Лондон замечал, что "Морской волк" направлен против философии Ницше.

Книга демонстрирует совершенное знание автором морского дела, навигации и парусного такелажа. Эти познания Джек Лондон почерпнул в те времена, когда он в молодости работал матросом на промысловом судне. Так пишет он о шхуне «Призрак» :

«Призрак» — восьмидесятитонная шхуна превосходной конструкции. Наибольшая ширина её — двадцать три фута, а длина превышает девяносто. Необычайно тяжелый свинцовый фальшкиль (вес его точно неизвестен) придает ей большую остойчивость и позволяет нести огромную площадь парусов. От палубы до клотика грот-стеньги больше ста футов, тогда как фок-мачта вместе со стеньгой футов на десять короче.

Прообразом Волка Ларсена послужил Александр Маклейн[4]. Александр Маклейн, как и Лондон, был «self made man». Самый известный браконьер последней четверти 19-го века, выкарабкавшийся из нищеты во владельцы яхт и пароходов. Это его на обоих побережьях США и Канады (а также в криминальной хронике еще задолго до выхода романа) называли не иначе, как «Sea Wolf». Что, кстати, с английского переводится скорее как «пират», а не «морской волк».

В 1892-м, когда 16-летний Джек Лондон впервые ступил на палубу «Софии Сазерленд», Маклейн уже успел осуществить свою «мечту» в полной мере — реальный «Sea Wolf» родился 15 мая 1858 года, и тогда, в возрасте 34 лет, считался самым успешным капитаном Западной флотилии. А к 1903-му, когда Лондон начал работу над романом, 45-летний Маклейн стал легендой, будучи объявленным в розыск пятью государствами (в том числе Россией, Канадой и Австралией), и подозреваемым в убийствах более 70 человек. Именно его, уже немолодого моряка, за которым тянулся шлейф недоброй славы, Лондон и взял за основу для ключевого персонажа.

С реальным же Волком поквиталась сама жизнь, показав, насколько прав был Лондон, выбирая свою развязку романа. Труп Александра Маклейна был найден в море у юго-западного побережья Канады в сентябре 1914 года. Было это убийство или гибель по нелепой случайности — осталось неизвестным. Вина самого Маклейна ни в одном из убийств, в которых его подозревали, так и не была доказана. К его 150-летию, в 2008 году, канадские и американские историки восстановили многие факты его биографии и издали книгу, где много и пространно рассуждали, что он был отнюдь не чудовищем, а лишь продуктом кровавого и жестокого бизнеса, в становлении которого сыграл одну из главных ролей. Тем не менее, книгу историки назвали «Captain Alex McLean: Jack London’s Sea Wolf». Литературный злодей перечеркнул реальную личность. Наверное, это плата капитана Маклейна за его «американскую мечту».

Кроме того, в автобиографической повести Джека Лондона «Джон — Ячменное зерно», фигурирует Тигр Нельсон — молодой устричный пират, наделённый необычайной физической силой. Вряд ли совпадение конструкция имен Тигра Нельсона и Волка Ларсена было случайностью, да и безрассудные характеры их обоих очень схожи. А в цикле очерков «Люди бездны» хозяина квартиры в Лондоне, где остановился репортёр Лондон, звали Томас Магридж: кок в романе, которого звали так же, тоже был кокни — урождённым лондонцем из трущоб[5].