Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Морской волк

Морской волк
Бесплатно
Добавить в мои книги
611 уже добавили
Оценка читателей
4.39

Увлекательный, напряженный приключенческий роман.

Самое яркое из крупных произведений Джека Лондона, вошедшее в золотой фонд мировой беллетристики, не единожды экранизированное как на Западе, так и в нашей стране.

Меняются времена, проходят десятилетия – но и сейчас, более века спустя после выхода романа, читателя не просто захватывает, а завораживает история смертельного противостояния чудом выжившего при кораблекрушении молодого писателя Хэмфри и его невольного спасителя и беспощадного врага – бесстрашного и жестокого капитана китобойного судна Волка Ларсена, полупирата, одержимого комплексом сверхчеловека…

Лучшие рецензии
Arlett
Arlett
Оценка:
113

Можно сказать, что “Морской волк” - моя детская психологическая травма. Я сейчас говорю о советском фильме, впечатления от которого сильны до сих пор. Психологи любят укладывать своих посетителей на кушетку и копаться в их детстве. Так вот, окажись я на этой кушетке, я бы рассказала, что моя нездоровая любовь к забористым психологическим триллерам началась в девять лет, когда я - невинное дитя - начала смотреть “Морского волка”. Это был шок. Это было потрясение. Это был чертов гипноз. Я не понимала и половины разговоров, но фильм лишал меня возможности двигаться. Волк Ларссен пугал меня до ужаса, но каждый вечер я бежала из парка вперед бабушки, лишь бы не пропустить начало вечернего показа новой серии. Вот и представьте, какой мощной притягательностью должен был он обладать, чтобы согнать меня с каруселек и игровых автоматов. Прошло много лет, прежде чем я решилась на книгу. И знаете. Ничего не изменилось. Я всё так же цепенею. Это ужасно и это восхитительно. А образы из того самого советского фильма из моей головы уже не вытравит никакая сила, я и сейчас вижу их только такими.

А теперь я примерю на себя костюмчик Капитана Очевидность и кратенько расскажу о сюжете. Хэмфри ван Вейден - интеллигент до мозга костей, джентльмен, книжный червь, короче говоря, литературный критик с постоянным доходом с отцовских капиталов попадает в кораблекрушение. Паром, на котором он ехал, столкнулся с другим кораблем из-за сильного тумана, и вот наш Хэмфри уже бултыхается в открытом море, куда его занесло течением, со слабой надеждой на спасение. Но спасение пришло. Мимо проходила шхуна “Призрак” и Хэмфри был спасен. Но на самом деле, наш труженик пера и бумаги попал в жесткую переделку. Теперь ему предстоит или стать мужиком или сдохнуть. Надо признать, что у Хэмфри хватило сил выжить и противостоять обстоятельствам. Если учесть, что одно из обстоятельств звали капитаном Ларссеном - Морским Волком - который забавы ради решил посмотреть, выйдет ли из этого мямли что-нибудь стоящее, точнее стоящее на своих ногах, или нет, то станет ясно, что задача у Хэмфри была не из простых. Всё усложняется еще больше, когда на борту появляется появляется женщина.

Странная у меня завелась традиция. Под конец года читать не о рождественских чудесах и новогодних хэппи эндах, а о брутальных мужиках. В прошлом году это был “Крестный отец”, в этом - Волк Ларссен - гениальный негодяй. Удивительная штука - умом ты понимаешь, что Ларссен, конечно же, сволочь, он жесток и коварен. Но от него невозможно отвести глаз, именно его постоянно хочется “видеть в кадре”. Он прекрасен, как пламя, как грациозный дикий и опасный зверь, он ужасен как стихия, но завораживает своей силой и своим умом. А уж когда он начинает говорить, то держись крепче. Он легко, как спички, одну за другой, будет ломать все опоры, на которых ты стоишь. Мораль, ценность жизни, человеколюбие. Хрясь, хрясь, хрясь, всё тлен, всё пустое. Жизнь - свинство, цель которой пожрать другого, чтобы не сожрали тебя, будь сильным, чтобы выше залезть по головам и жрать лучше, и спать мягче. Читатель и моргнуть не успеет, как окажется в паутине жесткой логики и железных аргументов. И вот ты уже согласно киваешь головой. Киваешь, киваешь, перед собой-то можно не притворяйся. Вспомни, неужели никогда не сомневался в ценности каждой жизни? Даже того вонючего бомжа, из-за которого пришлось пересесть в другой вагон? Ларссен - это отрава, это яд, это первобытная сила, где каждый сам за себя. Пятьдесят страниц Ларссена и вот уже за каждым благородным цивилизованным поступком ты видишь лишь возможность наживы. Хотите пример? Да хоть недавний скандал, что в театральной постановке Гермиону будет играть актриса с темной кожей. Толерантность - скажет современное прогрессивное общество. Бабло, скажу я. На белых маглах Поттер уже хорошо заработал, пришло время окучить цветной рынок. Вы представьте, как вырастут продажи политкорректного Поттера в тех кругах, для которых это важно. Да, закваска Волка Ларссена еще бродит в моей крови. Он так просто не отпустит. Морской дьявол!

Как вы уже поняли, всё остальное в книге для меня вторично, на фоне волка все меркнет.
Лондон нам показывает, что любовь - это самый мощный стимул для саморазвития и преодоления трудностей. Мощнее, чем страх или ненависть. Хорошо, пусть так. Но, как по мне, малость переборщил он с сахаром. И женщина у него в романе вся ну такая идеальная, ну такая мужественная, ну такая стойкая и отважная. И красавица, разумеется. И с чувством юмора, и в свои 27 уже успела написать несколько сборников годных стихов. Прекрасная молодая поэтесса без бзиков и хронической хандры. Как-то это слишком. Настолько, что после реализма на “Призраке” с охотниками и матросней, от нее начинает подташнивать. После солонины от такого рахат-лукума просто воротит.

Есть у меня к Лондону и парочка вопросов:
Ларссен фактически похищал людей. Почему он не боялся кары закона, если не планировал изначально их убить? Или планировал?

Где Хэмфри с Мод брали на острове запасы пресной воды. Или я что-то упустила?
А воды надо было очень много. Ведь у Мод, как на нее не посмотри, такие блестящие и пушистые волосы, которые так и сияют на солнце. Знал ли Лондон, сколько сил надо потратить женщине, чтобы её каштановые локоны сияли? Знал ли он, как трудно поддерживать это сияние, если на них постоянно попадает морская вода и жир от котиков. Мы не берем сейчас в расчет такую фигню, как стресс, усталость и постоянное воздействие ветра. У Мод они росли сами по себе, всегда чистые и пушистые. Наивный, наивный мужчина. И, заметьте, тут я даже не пытаюсь поднять такую актуальную проблему, которая у развитых женщин встает ежемесячно. Всё это остается на кадром, чтобы не портить светлый образ юной феи, который в реальности претерпел бы мощнейший удар еще когда они вместе плыли в одной шлюпке. Любовь любовью, но физиология диктует свои правила, тут уж никуда не денешься.

Итог: Ларссен - чертов гений, Хэмфри - нудноватая мораль, Мод - мужская фантазия. Книга - удар по голове и пряник в глазури на десерт.

Читать полностью
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
76
Потравив тали, я спустил стеньгу обратно. Потом прикрепил тали примерно на расстоянии трети ее длины от шпора. Еще раз напомнив Мод, чтобы она потравила трос брашпилем, как только я подам команду, я взялся за хват-тали и принялся тянуть. Стеньга начала медленно наклоняться и скоро легла, покачиваясь, поперек планшира.

Когда-то все это дико нравилось. Сейчас же корабельные термины в основном кажутся затрудняющими восприятие. В целом же Джек Лондон есть Джек Лондон и какой бы ни был год на дворе - старый друг всегда будет рад встрече. Пришел к выводу, что на истинного "Морского волка" в моем сознании оказал влияние советский фильм (нужно сказать - гениальный), который исказил основной образ, но именно в ту сторону, как этого хотел и сам автор. Джек Лондон настолько убедительно смог изобразить чахлого ботаника Хэмфри ван Вейдена, что этот образ стал чем-то отстраненным, а ведь повествование четко (как и все у этого автора) идет от первого лица.

Старое как мир противостояние Волка Ларссена и Хэмфри ван Вейдена, противостояние животного и духовного, материализма и идеализма теперь видится мне несколько в другом свете. Они, безусловно, воюют друг с другом, залезая с ногами на территорию противника. Так, Волк Ларссен, начитавшись книг, ведет с ван Вейденом длительные философские беседы, придавая всему свой собственный смысл. Но и ван Вейден не остается в долгу - научившись, по собственному выражению Волка Ларссена, "крепко стоять на ногах", он борется со своим мучителем его же собственным оружием. Слово "мучитель" можно взять в кавычки, ибо я пришел к выводу, что основное в отношениях ван Вейдена и Ларссена - это доминирование первого из них. Фильм очень сильно напортил его образу - перед нами хнычущий несчастный интеллигент, но в книге этого нет. Мне сразу вспомнился Смок Беллью, который прошел этот же путь - путь физического восхождения. И у него также не было особых моральных мук, кроме как отсутствия мышц, что дело наживное. Технологичность самого Джека Лондона очень убедительна и перенеслась от него к его героям. А этот период восхождения будет интересен всегда.

Так вот, Хэмфри ван Вейден не боится Волка Ларссена изначально, его грубая сила и жесткий диктат на корабле для ван Вейдена вполне объяснимы и это придает произведению абсолютно другой вид. Центральной фигурой для меня был и есть ровный со всех сторон Волк Ларссен. Образ настолько убедительный, что можно только удивляться - как смог автор его изобразить так не предвзято. Кстати, вещи которых ван Вейден боится - они, безусловно, есть. Например, дружелюбное к нему отношение. Не стандартное ровное чопорное отношение между людьми из общества, а именно то, когда пытаются влезть в душу, но при этом имеют самые черные цели. Это не встречается в грубой обстановке матросских обществ, поэтому Джек не страдал подобным с юности и сохранил каплю романтизма о морских путешествиях, добыче золота и т.д. Зато, вероятно, он получил все это сполна от столичных лизоблюдов, когда в достаточной мере приобрел известность литератора. Кстати, этот период жизни никак не отражен в его творчестве, за что его можно только уважать. Казалось бы - самый простой способ. Взял несколько дней из жизни известного писателя, описал их и вот тебе новый роман.

Вернемся к Волку Ларссену. Рядом с этой глыбой, воплощением грубости, животной силы, непреклонной воли и абсолютного пренебрежения к окружающим, можно в полной мере ощутить - что такой крайность мужского восприятия мира. В состоянии отрешенного бездействия этот человек продолжает борьбу, он машина войны, но автор перенес божественную кару на землю - наградил его неизлечимыми болезнями. Его право, но все это не так и важно. Смерть не имеет власти над Волком Ларссеном. Мы пришли в этот мир, чтобы взлететь, а ползать слишком долго. А, ну и там девушка еще была. Довольно разумная и все понимающая. Не самые обнадеживающие характеристики для девушки. Можно с уверенность сказать, что неверность Джека Лондона она воспримет абсолютно спокойно. И это сделает бессмысленными как сами измены, так и их отношения в принципе.

Резюмирую - "Морской волк" идеальное во всех смыслах произведение, одно из лучших у автора (раньше даже был по этому поводу категоричен), довольно разноплановое и с интересным сюжетом. Личность автора, как всегда, под вопросом - попытайтесь кого-нибудь убедить, что человек, так хорошо разбирающийся в материальном и описывающий всякие ужасы, имел такой романтизированный образ, которым нас кормят его биографы. Но, даже если, образ и надуманный, то хвала Джеку Лондону, что смог нас всех в нем убедить.

Читать полностью
frogling_girl
frogling_girl
Оценка:
56
Жизнь не имеет никакой цены, кроме той, какую она сама себе придает.

Пожалуй, впервые я осознала, насколько Лондон сильный писатель. "Морской волк" это не просто приключенческая история для всех возрастов. Это серьезный труд о столкновении двух вечных соперников - материализма и идеализма, это прекрасно проработанный материал, вложенный в уста двух главных персонажей. А уж как хороши эти персонажи, какие они живые, яркие, настоящие! До этой книги Лондон был для меня скорее развлекательным чтивом. Да, сильные истории о сильных людях, преодолевающих себя, природу и прочие трудности. Но "Морской волк" заставил совершенно иначе взглянуть на давно знакомого автора.

Сказать, что Волк Ларсен меня поразил, значит не сказать ровным счетом ничего. Я была не просто поражена, меня буквально пригвоздило к этой книге, к этому сюжету, к самому Волку и тому, что творилось у него в голове. Да, он циничный мерзавец, да, он не признает ничего кроме права сильного, да, он жесток и временами бесчеловечен. Но сколько в нем жизни! Он сам - это целый гимн жизни, борьбе, природе, честности и всему, от чего стремится сбежать цивилизация. И хотя мне страшно представить, что бы с нами было, если бы такие Волки чаще встречались на улицах, меня восхищает его цельность и верность себе и своим идеалам. Ничто не может поколебать его уверенность в собственной правоте, а это о многом говорит. Вот уж кто крепко и прочно стоит на ногах, не боясь встретиться с любыми жизненными штормами. Более того, именно во время шторма он и видит себя по-настоящему живущим. Я всегда немного завидовала людям с такой неуемной жаждой ярких впечатлений и всевозможных испытаний. И если в первую минуту кажется, что перед нами очередной представитель грубой силы, то это только первое впечатление и оно ошибочно. Лондон создал удивительный образ, потому что Волк Ларсен, являясь ярым противником идеализма, тем не менее не неотесанный чурбан. Он умен, начитан и, более того, постоянно стремится к новым знаниям, а еще он умело оборачивает философию идеализма против самих идеалистов, заставляя их увидеть самые слабые места этой системы.

Он крепко стоял на ногах, ступал твердо и уверенно; каждое движение его мускулов – то, как он пожимал плечами или стискивал в зубах сигару, – все было полно решимости и казалось проявлением избыточной, бьющей через край силы. Но эта внешняя сила, пронизывающая его движения, казалась лишь отголоском другой, еще более грозной силы, которая притаилась и дремала в нем, но могла в любой миг пробудиться подобно ярости льва или бешеному порыву урагана.

И на другой стороне его полная противоположность - Хэмфри ван Вейден. Весь из себя такой изнеженный, правильный, тонкий и слабый, а с ним за компанию та поэтесса... и они настолько бледно выглядят не только на фоне Ларсена, но даже на фоне остальных моряков, что становится немножечко грустно. И мне не верится в то, что можно в один миг превратиться из изнеженной барышни в этакую помощницу героя. Ну да ладно, эта их любовная история - дань Лондона романтизму, хотя, по-моему, без нее легко можно было бы обойтись. Хэмфри скучен до невозможности, но это у него роль такая...

Что происходит, когда два представителя настолько разных направлений сталкиваются в "открытом море"? Тут все ясно, начинается битва, победителем из которой выходит материализм. Именно поэтому Ларсен захватил Хэмфри в плен и вознамерился превратить его в настоящего мужчину, притом речь идет не только о наращивании мускулов. За мучениями Хэмфри очень интересно наблюдать, но я говорю не о физических страданиях, которые безусловно ожидают любого неженку, попавшего вдруг на корабль в качестве не пассажира, но матроса, я имею ввиду страдания душевные. Каждую секунду жизнь Хэмфри подвергается опасности, все его идеалы рассыпаются у него на глазах. Справедливость, честь, верность, взаимопомощь, доброта, забота... Он внезапно обнаруживает, что все это не более, чем красивые слова, не имеющие на судне никакого веса. И когда до него впервые доходит эта простая мысль, вот в этот момент и начинаются самые интересные метаморфозы. Незаметно для самого себя, он начинает превращаться в совершенно другого человека. И когда процесс уже почти завершен, появляется женщина и все усилия Волка Ларсена идут коту под хвост. При виде юбки Хэмфри мгновенно превращается в слюнтяя, что меня порядком огорчило.

Финал книги неоднозначен. На первый взгляд кажется, что победа осталась за Хэмфри, но ведь Волк Ларсен был повергнут не его силами, а болезнью, которая подтачивала его здоровье долгие годы. И какую же страшную болезнь для него выбрал Лондон. Хотя Волк остался верен себе и своей философии до конца. Признаюсь честно, на этом моменте я даже всплакнула. Я не сторонник материализма, не сторонник и взглядов Ларсена на жизнь, я даже не поддержу его в том, что касается понятий о справедливости. Но как же мне было его жаль! Большая редкость, на самом деле, когда сочувствуешь явно отрицательному герою, да еще и сочувствуешь настолько.

Читать полностью
Лучшая цитата
Больше он не мог спрягать во всех наклонениях и во всех временах глагол «делать». Все, что теперь оставалось для него, – это только «быть», «желать», но не иметь возможности исполнить; думать и мыслить, но обладать уже мертвым, разлагающимся телом.
В мои цитаты Удалить из цитат