Книга или автор
Вот идет Мессия!..

Вот идет Мессия!..

Вот идет Мессия!..
4,5
55 читателей оценили
317 печ. страниц
2008 год
16+
Оцените книгу

О книге

Дина Рубина – одна из самых популярных русскоязычных писательниц, причем не только в России, но и во многих зарубежных странах. В настоящее время проживает в Израиле. Автор многочисленных романов, повестей, рассказов и эссе, переведенных на двенадцать языков. В данную книгу вошел самый известный роман – «Вот идет мессия!». Это роман в новеллах о жизни эмигрантов из России в современном Израиле, повествующий и о трудностях адаптации в новой среде, и о неожиданностях, порой забавных, иногда откровенно смешных, порой грустных до трагичности, которые подстерегают их на каждом шагу. Роман написан живым, самобытным языком, дающим читателю возможность и подумать, и улыбнуться.

Читайте онлайн полную версию книги «Вот идет Мессия!..» автора Дины Рубиной на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Вот идет Мессия!..» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1996

Год издания: 2008

ISBN (EAN): 9785699244

Объем: 571.4 тыс. знаков

Купить книгу

  1. nad1204
    nad1204
    Оценил книгу

    Дина Рубина очень хороша, но начинать знакомство с автором с этого романа я бы не рекомендовала.
    Эта книга как-то выбивается из её творчества. Хотя вроде бы всё знакомо: еврейский вопрос, русско-еврейская диаспора в Израиле, жизнь во всех её проявлениях, яркие характеры, журналистика, религия и так далее. Далеко не новые темы, в том числе и для автора. Но вот есть одно "но".
    Странный это роман. И романом-то называть его странно. Практически без сюжета. Очень отрывисто и резко. Обрывочно. Но при этом, совершенно не поверхностно, а очень даже глубоко. Как-то в этих коротких, едких, иногда даже злых зарисовках, Рубиной удалось передать характерную особенность своего народа: надрыв, стремление к своим истокам и горькая тоска и одиночество на исторической родине.
    Или мне так показалось?
    Я слушала роман в исполнении самой Дины Ильиничны. Мне очень понравилось! Но есть у неё гораздо более достойные и значимые книги.

  2. marfic
    marfic
    Оценил книгу

    Читать эту книгу временми сложно. Она глубоко иерусалимская, эмигрантская, с легкой безуминкой этих мест и людей. Конечно, она еще и общечеловеческая, но это всего лишь - или аж - признак высококлассной прозы, а не ее специфический привкус.
    Итак, это было непросто. Скажу сразу, я тот самый оголтелый турист, пробежавший два раза по маршруту универсальных святынь Небесного града, и мне было непросто, но очень любопытно попытаться прожить этот город в шкуре местного жителя. Деревянеть шеей, каждый день проезжая через гнездо террористов к себе домой. Слушать бесконечные сионистско-антисемитские вопли истинных патриотов. Наконец просто - истекать от жары под его солнцем, нещадно палящем через разряженный воздух.
    Рубина в этот раз делала со мной то же самое, что и раньше: вытаскивала душу и разум и подселяла в своих героев. Никакой безвкусной фантастики пришлельцев: всего лишь безмерный писательский талант. Но в этот раз было чуть-чуть сложнее улечься с краюшка сознания и восторженно наблюдать, смакуя едкие детали, подмеченные автором: сказалось видимо яркое желание сравнить со своими воспоминаниями о городе, жителях, нации, улочках, говоре, жизни...
    Чтобы понятнее был мой пиетет перед этой, лоскутной, а может даже рваной книгой, следует отдельно упомянуть о том, что я - юдофил. Конечно не тот карикатурный Юрик, которого Рубина искусно вплела в роман, и, хоть и с долей симпатии, но довольно высокомерно высмеяла. Нет, я не фанатик, не знаток истории избранного народа, и уж тем паче не стремлюсь попасть в их ряды. Но как-то инстинктивно сочувствую и необъяснимо симпатизирую. И любовь, с которой Рубина высмеивает свой народ, особенно его многочисленную советскую часть - эта любовь не могла не тронуть сердце.
    Чем ближе история к финалу, тем больше в ней саркастических, сказочно-сюрреалистичных, анектодичных историй. И я бы ни за что не поверила в татуированного пьяного Машиаха, открывающего мановением руки амбарный замок, близнецов-пиротехников, которые совсем не близнецы, в лотерейный билет, который бросает с вершины надежды в успокоительную любовь к сыну-оболтусу... я бы не поверила в весь этот сюр, если бы не абсолютно достостоверный козел, который встречал утром у дверей квартиры мою израильскую подругу...
    Но почему-то пронзительнее всего почти всегда оказывается трагическое. И над всеми этим сюром, шумом, криком, светом и цветом бестолковой жизни репатриантов именно финальные главы звучат мощнее всего. Но не надрывно, не тоскливо, а может быть даже умиротворенно.

  3. Trepanatsya
    Trepanatsya
    Оценил книгу

    Очень хотела послушать как Дина Рубина озвучит свою книгу. Сказать, что я довольна, - нет, довольна мало, потому что Дина все-таки писатель в первую очередь, не профессиональный чтец, а может, еще и запись такая - голос то отдалялся, то приближался, то шел откуда-то сбоку, снизу или сверху, было слышно шипение, гудение, сглатывание слюны, покашливание и переведение дыхания, а также шелест переворачиваемых страниц и прихлебывание водички. Это, конечно, человеческий фактор, и читал нам живой человек, и если приноровиться... Но я все же считаю, что лучше Рубиной ее текст никто не прочтет со всеми авторскими ударениями.
    Что касается самой книги, то я давно такую искала у автора - про обычные израильские будни обычных людей. Уж очень люблю, как Рубина подмечает малейшие детали, описывает их так, что они становятся вкусными, сочными и значимыми. Описывает так, что простая повседневная серость, ничего не значащие события выглядят не бесконечной чередой дом - работа - магазин - дом, а чем-то бесконечно важным и почти красивым в данный конкретный миг. Люди в ее произведениях, даже самые некрасивые, даже мерзавцы и проходимцы, тупицы и трудяги, хитропопые евреи и наглые сородичи, показаны с таким всепрощающим пониманием и юмором, что их невозможно не полюбить. Хотя бы пожалеть, хотя бы перестать не любить и раздражаться на бесконечные неприятные черты характера.
    Иногда слух резали крепкие словцы. Казалось, Рубина сильно уж увлеклась тем, что могло будучи единожды или дважды использованным за всю книгу, показаться этакой приправкой, небольшой неожиданностью... Я бы сказала, что моя любимая писательница едва не скатилась в пошлость.
    Заметна и неоспорима автобиографичность романа, в котором показана жизнь приехавшей из России в Израиль семьи, ее попытки найти свою ячейку в новом для себя обществе, знакомства, поиски работы, денег, безопасности...
    Небольшая мистификация в конце и прямая связь с пишущемся романом писательницы Н. и героиней этого романа опять таки, лично для меня, едва ли не была слишком...

  1. Если пояснить (для неместных), что все три святыни громоздятся чуть ли не друг на друге, можно было бы догадаться – что не поделили эти три великие конфессии: всего-навсего Бога.
    7 октября 2018
  2. два имени существительных. Одно означает мужской половой орган, другое – женский половой орган. И – сказуемое, обозначающее способ взаимодействия двух приведенных выше имен существительных. При помощи трех этих слов создается богатейший пласт русского фольклора.
    10 июля 2020
  3. настоящее удовольствие должно очень напоминать тяжелый изматывающий труд.
    3 июля 2020