Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Трактир «Ямайка»

Трактир «Ямайка»
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
148 уже добавили
Оценка читателей
4.0

«Трактир „Ямайка“» – один из самых известных романов английской писательницы Дафны Дюморье (1907–1989), ее первый бестселлер и первая из ее экранизированных книг. Сегодня роман считают классикой готической традиции в литературе XX века, а героиню Мэри Йеллан сравнивают с Джейн Эйр. Описанные в романе события происходят в начале XIX столетия, когда у парусного корабля, застигнутого штормом вблизи опасных рифов, была одна надежда на спасение – слабый свет маяка в тумане… В полном соответствии с законами жанра осиротевшая Мэри покидает родные края и едет к родне – бездетной тетушке и ее мужу, Джоссу Мерлину, грубому и нелюдимому хозяину придорожного трактира «Ямайка». Заведение пользуется дурной славой, добропорядочные люди обходят его стороной, а между тем оно живет какой-то своей, странной и страшной жизнью. Постепенно Мэри начинает о чем-то догадываться, в голове роятся ужасные подозрения, но кому о них рассказать, кому довериться? Ошибка может стоить ей жизни.

Лучшие рецензии
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
93

Дафна, как всегда, в своей милой манере, написала чудесный романчик, затрагивающий глубинные жизненные вопросы.
Действительно, что делать, если твой близкий человек преступник? Да ничего не делать. Ну, принесла мама-врач домой подношения, папа-гаишник подарил новый телефон, сестра-учительница подкинула денег, что содрала с глупых родителей - главное же не это, а то, что все они наши люди, родные, мы все с этим живем и вокруг все так живут. Даже если от природы вы наделены повышенным чувством справедливости, то все равно очень скоро найдете себе оправдание ( если не будете пребывать в счастливом неведении всю жизнь), обнаруживая редкостную слепоту в собственной семье, ибо прозорливость нужна только для чужих семей. Помните Грищенко из "Зеленого фургона", который видел насквозь всех преступников только за пределами родного села.

С другой стороны, что еще делать - проводить воспитательные беседы на тему аморальности поведения с собственными родителями? Объявлять голодовки и лежачие забастовки? Согласитесь, это же глупо. Сколько нас в этой стране, на одних только нетрудовых доходах выращенных. Конечно, можно пойти и настрочить жалобу на собственного родителя, собрать доказательную базу и попытаться его посадить. Кем мы после этого станем? Отцеубийцами, Каинами и т.д. Хотя, Эдуард Сноуден так и сделал и мы теперь его воспринимаем как образец правдолюбия. Но он же американец. Ни для кого не секрет, что они там загнивающие нехорошие американцы, а мы чудесная и правильная страна.

В общем, это все нагнанная мною лирика, а романчик Дафны именно, что романчик. Он, безусловно, слабее, чем все читанное ранее мною у этого автора. Такой, своего рода, детективчик. Произведение раннее, но буквально вслед за ним появилась "Ребекка", где этот образ наивной девушки без имени будет очень ко двору.

Здесь же эта девушка вдруг проявляет недюжинный талант, основанный не на природном уме, а на практическом опыте, что вызывает мягко сказать недоумение. Девушка из села, занимавшаяся огородом и вдруг она оперуполномоченный, следователь и плюс ко всему полиция нравов. Впрочем, последнее ей очень идет. Перед нами становление Дафны как личностной единицы и вопрос "а нужен ли мужчина" встает в ходе повествования несколько раз.

В лесбиянках, несомненно, есть нечто притягательное. Это не та форма феминистки, что ведет бесконечные и бессмысленные споры с мужчинами или, что еще хуже, тягает штангу, чтобы в один прекрасный день сдавить своими перекачанными мышцами мужичонку похлипче. Лесбиянка в данном случае независима, имеет собственное мнение, но при этом она не феминистка. Она остается женщиной, то есть - пользуется теми женскими природными инструментами, что по праву принадлежат женщинам. От таких фраз хочется заплакать - "она еще раз убедилась, как унизительно быть женщиной, когда упадок физических и душевных сил был воспринят окружающими как нечто естественное и неоспоримое".

Из юмористического присутствуют убийственные логические выводы типа "он предал меня, потому что его не было дома. Правда, он не знал, что я приду". Или вот еще . "У меня есть бесспорные доказательства его вины" - сколько я думал, так и не придумал - какие именно. Честное слово что ли? Тем более, что следствие опирается на такие факты, как "вы говорите искренне и у вас честное лицо", "взгляните на его глаза - убийца не он". Впрочем, если мы простили Достоевскому клоунский суд над Митей Карамазовым, то к чему эти придирки к Дафне.

Концовка, которая видимо должна провоцировать обильное слезоотделение и еще раз помочь читателю уверовать в истинную любовь, вызвала у меня бурный припадок хохота. Все произошло оттого, что я представил дальнейшую жизнь главных героев. Но не это главное. Дафна еще раз продемонстрировала миру чистейший, первозданный, совестливый и, как она сама о себе скромно выразилась, смелый и умный образ женщины. Сие нагромождение характеристик мне видится сомнительным, ибо ценю я только те, что дал ей сам. Но если задуматься о первопричинах всего этого, то сочетание "английская романистка из очень хорошей семьи нетрадиционной ориентации, родившаяся в начале прошлого века и вздумавшая писать романы" - оно единственное в своем роде. До новых встреч, Дафна Дюморье.

p.s. В "Ребекке" обратил внимание на фразу о "чертовых русских". Но этого как-то мало. Почему же Дафну не переводили при советах?

Читать полностью
Godefrua
Godefrua
Оценка:
66

Настоящая пиратская авантюрная драма скажу я вам.

И главная героиня не какая нибудь рафинированая барышня, не умеющая заварить чаю и самостоятельно одеться… Как хорошо вырасти здоровой девицей на ферме! Уметь ездить на лошади, понимать природу. Хлюпать водой в башмаках, гуляя в тумане по болотам или переходя через ручей по пояс в воде. И это в ноябре. Называть вещи своими именами и уметь за себя постоять. И это в бандитском притоне. Не побояться за свою жизнь, отстаивая закон. И это при благородных джентельменах, чей долг вроде бы тоже следить за законностью.
«… делать бы гвозди из этих людей, не было б в мире прочнее гвоздей» (с).

Вот иной раз не так страшно остаться сиротой, как страшно следовать заветам неосведомленной мамы, желающей «как лучше» и довериться маминой сестре, находящейся в зависимости у мужа-преступника. Сестре, которая не сомневаясь зовет племянницу в преступное логово. Сестре, которая не хочет спасаться, но которую благородная главная героиня-сирота-племянница вынуждена будет спасать. Словом, хорошо что у главной героини отменное здоровье, здоровые ценности, стальная выдержка и крепкая психика.

Интерес к этой книге у меня возник после просмотра документального фильма на английском тв канале. Фильм был о Корнуэлле, его зубастых берегах и людях, живущих там из поколения в поколение. Живущих в тех же самых домах, что и триста-четыреста лет назад, но что самое главное под теми же фамилиями и семейными портретами, несущими фамильное сходство черт поколений. В домах, пабах, старых гостиницах семейного типа стоит мебель и нашли приют иные вещицы из затонувших кораблей. Кораблей, потерпевших крушение у «гостеприимных» берегов Корнуэлла.
Сюжет фильма был построен на расследовании потомка выжившего члена экипажа судна, затонувшего сто лет назад. После крушения он был спасен местными жителями и им был заплачен выкуп родней спасенного за право снова увидеть белый свет. Представить такое расследование в какой-нибудь другой стране, спустя сто лет, если и можно, то как то безнадежно.
Но расследование в Великобритании, а это значит, что потомок потерпевшего, зная фамилию «спасших», адрес дома из фамильного архива - переписки об условиях выкупа, мемуарах, буквально приехав в Корнуэлл на машине, находит и дом с тем же номером на берегу, и людей, носящих ту же фамилию. Он объясняет им суть своего визита - подтвердить семейную историю, желание увидеть воочию места перепитий предка и его приглашают в дом. Дом, надо сказать, не просто дом, а тематическая «пиратская» гостиница, с обстановкой и подземельем-музеем. Гордый хозяин, с обветренным лицом с красными прожилками и белыми волосами охотно рассказал своему гостю, что таверна его - наследственный бизнес, обстановка вся старая и мебель с затонувших кораблей, часы, штурвалы и прочие украшающие аксессуары - тоже оттуда. В подвале берут начало подземные ходы к прибрежным гротам, где контрабандисты хранили товары. И что раньше, дескать, предки промышляли затоплением и разграблением судов, а потом когда это все запретили, они все отучились спасательскому мастерству, получили лицензии спасать людей после крушения и их имущество. А так как закон говорил, что спасатели имели право забирать имущество себе в счет заработной платы только в том случае, если люди утонули, то сами понимаете случаи бывали разные. И что часто, когда люди тонули, спасатели спрашивали их - заплатишь выкуп за спасение?… Потомок выжившего в кораблекрушении все это выслушал, сфотографировал место, попил чай, поблагодарил и уехал.
А я вот все думаю - это такое уважение к закону и истории? Или такой темперамент и воспитание у людей? Нет, я понимаю, что конкретно эти люди преступлений не совершали. Но они гордятся своими предками. Романтизируют их дела. Но это вопрос не к книге, конечно.
И даже прочитав книгу, на которую, кстати, в этом фильме ссылались, я все еще затрудняюсь ответить. Все таки, речь не об одном частном случае преступного кораблекрушения. И не в темные века истории.

Читать полностью
Masha_Uralskaya
Masha_Uralskaya
Оценка:
58

Из материалов уголовного дела. Отчет старшего констебля Дж.М.Смита.
Как уже сообщалось в моем докладе ранее, расследование исчезновения мистера N не принесло ожидаемых результатов. Казалось уже, что наши лучшие сыщики зашли в тупик. Но два дня назад на одном из болот неподалеку от предполагаемого места преступления, был найден чемодан с личными вещами потерпевшего. В частности, были обнаружены неотправленные письма, адресованные пока не установленному лицу.
Письма прилагаются к делу.

Дальше...

26 ноября.
Любезный мой друг, рад писать тебе после столь долго молчания, поверь, на то были действительно веские причины. Я только что приехал на место и не вполне еще освоился здесь. Так что, не сердись на меня, я постараюсь все тебе объяснить, расскажу, как сумею, что же занимало меня в прошедшее с момента нашего расставания время.
Ты, должно быть, и сам помнишь, как неохотно я собирался в дорогу. Мне казалось, нет смысла проделывать весь этот долгий путь, ради сущей безделицы. Тем не менее, я вынужден был ехать и настроение мое испорчено было чрезвычайно. Всю дорогу, признаюсь, я был не самым приятным попутчиком, но сама природа словно протестовала против моего отъезда. Шел проливной дождь, кругом царили холод и мрак. Грязь с дороги летела в окна. Должно быть, еще тогда мне стоило повернуть назад, однако я упрямо продолжал свой путь.

27 ноября.
Покорно прошу прощения, друг мой. Вчера я вынужден был отложить письмо, сейчас же продолжу с того, на чем остановился. Я рассказывал о своем неприятнейшем путешествии, но во время него, все же, случилось и нечто любопытное. Я познакомился с очень милой девушкой, да-да, не удивляйся, именно так. Ей, должно быть, около 20 лет, миловидная внешность, но сама она очень грустная, даже печальная. Мне хотелось хоть немного развеселить ее разговором, но она была сдержанна и молчалива. Казалось, что мысли ее парят где-то очень далеко. Я смог лишь узнать, что ее зовут Мэри Йеллан, и что родом она с юга.
Ехали мы долго, и вот уже, кроме нас в карете не оставалось пассажиров. Мне, было, показалось, что цель нашей поездки совпадает, и девушка, как и я, сойдет в деревушке Олтернан, однако же, кучеру она назвала другое место: трактир, который, как со всей очевидностью стало понятно в дальнейшем, пользуется в округе дурной славой. Что такое прелестное создание могло забыть в этом ужасном месте? Данная мысль не дает мне покоя, и я, должно быть, долго не усну сегодня из-за размышлений.
Это прекрасная девушка, поверь мне. Я покорен и очарован ею, и не намерен отступать.

2 декабря.
Я снова забросил свое письмо, простишь ли ты меня? Но события, происходящие вокруг, столь ужасны, что голова моя занята только этим и ничто больше не способно меня отвлечь. Расскажу по порядку. На следующий после своего приезда день, я решил прогуляться. Признаюсь, голова моя была занята прелестной попутчицей, и я не оставлял надежды встретиться с ней еще раз. Так что, я принял решение совершить пешую прогулку до трактира, название которого - "Ямайка" - расслышал вчера в разговоре.
Дорога вела меня вверх по склону холма. Вокруг простирались бескрайние пустоши. Меня поразили мрачность и запустение этих мест, мне было холодно, неуютно и тревожно.
Наконец, я добрался до цели. Сквозь пелену внезапно опустившегося тумана проступали зловещие очертания трактира "Ямайка". Он стоял на дороге в совершенном одиночестве. Меня окружала гнетущая тишина, и я уже успел пожалеть о своей легкомысленной прогулке. Но мысли о печальной девушке, запертой в этом страшном месте, как принцесса в замке дракона, придали мне сил. Я сделал несколько шагов вперед и постучал...
Дверь распахнулась резко и внезапно. Казалось, словно какая-то дьявольская сила вырвалась на свободу. Затем я увидел хозяина. Огромный, нескладный детина смотрел на меня, нахмурив черные брови. Обезьяноподобный монстр из самых страшных кошмаров. Он, очевидно, был пьян, потому что, даже не спросив о цели моего визита, затащил меня внутрь. Заброшенность и запустение сквозили из всех щелей так называемого трактира. Очевидно, что здесь давно не бывало гостей. Пустые бутылки на столе лишь подтверждали мое предположение о том, что трактирщик был сильно пьян. Он прорычал что-то невнятное, кажется, это была угроза. Но тут силы оставили его и он, опустившись на стул, внезапно захрапел. Я двинулся к выходу и тут увидел мисс Йеллан. Она с ужасом смотрела на меня, не произнося ни слова. Тогда я сам, желая проявить храбрость, и стараясь сохранить как можно более уверенный вид, осведомился, как обстоят ее дела и со всем присущим мне пылом стал объяснять, что такой прекрасной девушке не следует находиться в этом забытом богом месте. Вместо ответа, она вышла на улицу и знаком пригласила меня проследовать за ней. Убедившись, что трактирщик нас не услышит, мисс Йеллан принялась что-то путано объяснять. Из всего рассказа я понял только то, что этот пугающий пьяница - ее дядя по имени Джосс Мерлин, оставить его и свою тетушку она не может, и спасибо мне за тревоги, но лучше бы я больше не появлялся. В растревоженных чувствах я отправился в обратный путь...

...Быть может, ты подумаешь, что я сошел с ума, однако же, я решился. Нанял в деревне лошадь, и ночью отправляюсь к трактиру. Я твердо намерен вызволить мисс Йеллан из лап ее дяди и думаю, она не откажет мне, когда я, как рыцарь на быстром коне, возникну под ее окном.

...Только что вернулся домой. Я чудом избежал самого страшного. До сих пор мое сердце норовит выскочить из груди. Сейчас постараюсь описать тебе, что меня так напугало.
Когда я подъехал к трактиру, была уже глубокая ночь. Ни единого звука не доносилось из дома, тишина кругом, и только с болот долетали странные звуки, значения которых я в тот момент не осознал. Не успел я как следует разобраться в обстановке, - а ведь я даже не составил четкого плана действий, - как вдруг к трактиру подъехала странная повозка. Мерлин встретил ее с фонарем, после чего отвратительного вида люди перенесли что-то в дом и сами последовали за хозяином. Я ждал, в надежде, что вскоре они разойдутся, дождался же... Мне тяжело об этом говорить, но все же, хочу закончить свой рассказ, чтобы ты мог понять, какой ужас я испытал. Через некоторое время из трактира раздался леденящий душу крик, после чего снова наступила тишина. Мне казалось, земля уходит у меня из под ног, однако, это было еще не самое страшное. Вскоре дверь отворилась, и двое мужчин вынесли нечто... да, я почти уверен, что это было тело того бедолаги, чей крик я только что слышал. Они двинулись к болотам, оставив трактир пустым, но вся былая храбрость оставила меня, и я повернул в сторону деревни...

...У меня появился план! Напишу пока в двух словах, чтобы не забыть вернуться к этой мысли чуть позже. Так вот, я решил рассказать об увиденном местному сквайру по фамилии Бассет. Уверен, он сможет во всем разобраться. Совершенно случайно я узнал, что нынешним вечером он обедает у местного викария, помощь которого, как мне представляется, тоже может оказаться полезной. Я отправляюсь прямо сейчас...

На этом месте записи обрываются. Мы все еще не можем установить, что же произошло. Весьма вероятно, исчезновение мистера N нужно связывать с преступлением, которое он имел несчастье наблюдать ночью возле печально известного трактира "Ямайка". Несомненно, полученная из данных писем информация сыграет важную роль в изучении обстоятельств дела. О дальнейшем ходе расследования будет сообщено позднее.
Дж.М.Смит, старший констебль.

Читать полностью
Другие книги серии «Азбука-классика»