Книга или автор
Американха

Американха

Американха
4,5
410 читателей оценили
526 печ. страниц
2018 год
18+
Оцените книгу

О книге

Третий роман нигерийского прозаика Чимаманды Нгози Адичи, уже завоевавшей не одну литературную награду за предыдущие свои книги, – самый масштабный и по времени, и по географии действия, и по диапазону идей и проблем, которые Адичи смогла мастерски и увлекательно охватить.

Роман о том, что чувствует образованный человек «второго мира», оказавшись в США или в Лондоне, про то, что ждет его дома, если он решит вернуться. Еще подростками Ифемелу и Обинзе влюбились, и дела им не было до диктатуры в родной стране, до зловещей атмосферы всеобщей подавленности и страха. Но, окончив школу, красавица Ифемелу уехала учиться в Америку, где ее ждал новый мир, полный как радостей, так и проблем. Рассудительный Обинзе из профессорской семьи собирался последовать за любимой, но события 11 сентября поставили крест на его планах перебраться в Америку. Он оказывается в Лондоне, где ведет опасную жизнь нелегала. Годы идут, и вот уже Обинзе – богатый человек, живет в родной стране, где его ценят и уважают. А Ифемелу стала успешной журналисткой, ее блог о жизни иммигрантки в Америке чрезвычайно популярен. Казалось бы, у обоих все хорошо, но это лишь начало… Увлекательный, горький, местами смешной роман, охватывающий три континента и множество судеб, он вызывает в памяти предыдущий роман Адичи «Половина желтого солнца», а также «И эхо летит по горам» Халеда Хоссейни и «Рассечение Стоуна» Абрахама Вергезе. Вероятно, главный в этом романе разговор – о том, как живет и меняется в нас представление о родине и о доме, об оттенках расставаний и возвращений.

В 2013 году роман получил одну из самых престижных литературных премий США – National Book Critics Circle Award (Национальная премия критиков) и обошел роман Донны Тартт «Щегол».


Книга содержит нецензурную брань.

Читайте онлайн полную версию книги «Американха» автора Чимаманды Нгози Адичи на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Американха» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Шаши Мартынова

Дата написания: 2013

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785864717769

Дата поступления: 13 февраля 2018

Объем: 948.2 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Gauty
    Gauty
    Оценил книгу

    Сложно говорить о книге, которая таковой по сути не является. Критиковать тоже сложно, потому что это набор эссе, поднимающий множество любопытных (и не очень) вопросов, щедро разбавленный флешбеками. Каждый обязательно найдёт схожесть со своей судьбой или даже проведёт параллели между собственной страной и одной из трёх, описанных в книге. Мы стоим на дискуссионной площадке, ограниченные лишь временем, которое готовы обменять на обсуждение тех или иных вопросов. Не на их решение, нет, потому что либо они слишком глобальны и всеобъемлющи, либо потому, что мы будем вынуждены только читать авторскую позицию без права на диалог. Ощущение, что книга написана не "зачем", а "потому что". Почему бы не рассказать о нигерийцах, привлекая одновременно темы иммиграции, эксплуатации колониального прошлого, сегрегации общества и феминизме? Сейчас попробуем разобраться подробнее.
    Вообще, что несёт нам название? На нигерийском английском - американка. Либо так описывается кого-то, кто столь долго жил за границей, что больше не понимает нюансов местной жизни, не в струе. Чудесно, разобрались. Книга о поисках себя нигерийской девушкой Ифемелу. Причём же здесь мальчик Обинзе, которого обещала аннотация? Дело в том, что любовной линией писательница сшивает свой труд, протаскивая эту иглу из начала в конец, паровозя, если хотите. Когда ты делаешь главным не сюжет, а проходящее время, надо придумать, как свернуть лавочку. Именно поэтому мальчик из твоей африканской босоногой юности, засунутый в игнор-лист десять лет назад, должен стать на родине владельцем заводов, газет, пароходов и понять, что это всё приходящее, а любовь вечна. Обинзе посвящено лишь несколько глав: о том, как он нелегалом жил в Лондоне, был депортирован, а в конце он уже мужчина с "багажом" в виде семьи, ребёнка и ответственности. В большей степени именно благодаря его главам, читатель из России легко обнаружит сходство с Нигерией 2000-х годов. Именно в это время начинает формироваться новый средний класс, перераспределяя денежные потоки, принадлежавшие в 90-х исключительно высшим армейским нигерийским чинам. Главный вопрос - будут ли они вместе спустя столько лет, границ и сложностей, раскрывать секрет Полишинеля не буду. Смешно, но вдруг вы захотите прочесть роман и узнать сами.
    Эмигрантские романы обычно о страхе потери себя, но Ифемелу это не грозит. Для неё опыт жизни в Америке — это избавление от иллюзий, хотя до жесткой критики этой страны не доходит никогда. Она - отстранённый наблюдатель, ведущий блог, не более того. Проблема в том, что на протяжении книги она почти не раскрывается, как персонаж. Второстепенные ребята выходят на передний план, заявляют о проблеме, например, достаточно ли ты чёрный, чтобы обижаться на слово "арбуз", а потом на их фоне автор будет выдавать свои сентенции устами Ифемелу на площадке её блога. Притом безапелляционно. Больше всего насмешила попытка стереотипизировать страну с населением в 332 миллиона человек. Ясное дело, что найдутся люди, разделяющие твои идеи среди такой массы. Множество идей затронуто в романе лишь потому, что Адичи захотела их обсудить и притянула сюда. Кажется, что они взяты непосредственно из жизни автора и написаны,к сожалению, всего по двум сценариям:
    1. На общественном мероприятии, куда пришла Ифемелу, некая группа лиц обсуждает вопросы национальностей и рас.
    2. Кто-то из знакомых Ифемелу (или случайно встреченных ею людей) предвзято и невежественно отзывается о некоем расовом вопросе. Примеры ниже:
    - почему чернокожие женщины прячут или распрямляют свои волосы?
    - является ли расизмом то, что пластыри, отличные от белого цвета, появились в Америке только в 2014 году?
    - должны ли представители белой расы исключить из своего лексикона слово "чёрный" и обходиться заменителями?
    - чем отличаются афроамериканцы от американо-африканцев?
    - нужен ли черному крем от загара, или он не может сжечь кожу на солнце?
    Самую глубокую мысль я вам поведаю, не благодарите: в Америке до сих пор все люди делятся на четыре типа - по классу (богатый и бедный), по идеологии (консерватор или либерал), по региону (Север и Юг) и по расе (черный и белый). И сюда можно докручивать множество уточнений: от оттенков кожи до того, что именно доказал Обама своим браком на черной женщине (не темнокожей, это важно).
    Несмотря на вышесказанное, книга местами очень удачная. Всегда здорово, когда автор открыто делится своими воспоминаниями о месте, где вырос. У Адичи получилось ярко и колоритно. После прочтения читатель будет знать о Нигерии достаточно, чтобы не было стыдно. Йоруба, игбо - словечками из этих языков сочно пересыпан роман, придавая ему, с одной стороны, местечковый колорит, а с другой - чувство причастности. Влажный климат, генераторы электричества, включения воды по часам, местные марки нефильтрованного пива, яркие шали...Когда ты диванный эксперт и знаешь об этой стране лишь по "нигерийским письмам", очень приятно окунуться в качественные описания от человека, жившего там много лет. Наш мир слишком разнообразен, а люди - чересчур закрыты. Уверен, что многих заинтересует Нигерия, так что некая просветительская работа от писателя, рассеивающая туман на Африкой в её районе, очень важна. Во-вторых, это вопрос блогерства. Отлично описаны сомнения о том, что и как писать. Прогибаться ли в угоду массовому читателю, поиск интересующих общество тем, разделение личности пишущего на себя и ведущего колонку - со всеми этими проблемами сталкивается героиня произведения и пытается найти свои собственные пути решения. Радость от первого крупного доната, попытки угадать твоих знакомых IRL за никами в интернете и многое другое. Очень живо. И в-третьих, второстепенные персонажи. Я не считал, но почему-то кажется, что их здесь около 150. Многие вводятся буквально на несколько страниц, чтобы осветить (или затемнить) интересующий автора вопрос, а потом пропадают навсегда. Смешно, но они все интереснее Ифемелу, потому что спринтерам нужно успеть что-то показать в отведенный им период. Буквально несколько мазков, но характер читатель сразу улавливает, например, мужика, которому Обинзе продаёт землю почти в самом конце романа. Да в нём жизни хватило бы ещё на десять упоминаний, жаль, что Адичи не использовала в книге эту часть своего таланта. В любом случае мне понравилась попытка автора рассказать от том, что происходит, когда ты возвращаешься в родную страну после долгого перерыва. И твоей первоочередной задачей становится восстановление своей идентичности, некое самоопределение в стране, которая развивалась или просто менялась без тебя все эти годы. Будешь ли ты говорить со снобизмом и акцентом, как здесь всё стало плохо или попробуешь вложиться в новый виток истории страны? Очередной вопрос без ответа, на который предлагает поразмышлять автор.

  2. red_star
    red_star
    Оценил книгу

    Я шкурой знал, когда сквозь строй прошел там,
    Знал кожей сжатых кулаков своих:
    Мир неделим на черных, смуглых, желтых,
    А лишь на красных - нас, и белых - их.

    К. Симонов, «Красное и белое», 1948

    Затянутый, судорожно продвигающийся любовный роман. Большой, хоть и не рыхлый, тягучий, хоть и не замерший в штиле. Пустой, несмотря на множество людей, локаций и любовных конфигураций.

    Можно подумать, что автор и сама это понимала, поэтому старалась, очень старалась насытить роман ощущениями – в широком диапазоне, от запахов и вкусов до кожи и волос (топорно, увы, топорно все исполнив, такие потуги Уильяма Гибсона наверняка расстроили бы). Потерпев и в этом крах, автор взяла на себя труд расширить и углубить повествование многозначительными пассажами на расовые темы, меткими замечаниями и легким общественным активизмом. Но и это не вытянуло книгу, лишь придав ей легкий шарм. Пожалуй только из-за страноведческой информации и стоит ее читать, ведь для любовного романа любви слишком мало, вернее, она тонет в пиджине, различных акцентах и обсуждении цен на землю в Лагосе.

    Еще обиднее оттого, что написано все это дельным, хорошим языком. Гладким таким, быстрым, спотыкающимся об повествование. Не знаю, как в других романах автора, но в этом она описывает, насколько могу судить, собственную беллетризованную юность, возможно, дело как раз в этом – о себе могут писать не только лишь все.

    В какой-то момент ловишь себя на том, что перестаешь воспринимать все эти смены партнеров и мест проживания, и просто читаешь книгу как сборник любопытных фактов о далекой африканской стране (да и про США порой интересно). Тут вот что занятно – в аннотации к книге здесь на сайте (и, вероятно, не только здесь) Нигерию называют страной «второго мира». Удивительное невольное сближение, ведь автор аннотации хоть и попал впросак, показав свое незнание терминов (речь явно шла о третьем мире, а второй мир нынче уже почти не существует - так называли когда-то социалистические страны), но соединил таким образом Россию и Нигерию. Описанные в книге годы страшно напоминают наши 90-е, во многих мелочах, а более зрелые времена – современный российский капитализм, с его непотизмом, нефтянкой и асимметричным развитием (как минимум – в столице). В который раз убеждаешься, что есть базис и надстройка, и ты можешь сколько угодно есть ямс и кокосовый рис, думая, что у тебя вряд ли есть что-то общее с людьми у Полярного круга, ан нет, базис-то вот он, управляет и направляет.

    Главной мыслью, почерпнутой из книги, максимой даже, стало откровение, снизошедшее на главную героиню в США: негр – это социальная роль, они бывают только в мультирасовых обществах, в африканских странах негров не бывает, ибо почти все вокруг чернокожие. Рассказ о жизни в США, несмотря на всю скучность шаблонных отношений с белым и черным ухажерами, можно признать почти удачей, хотя в принципе он изрядно похож на рассказ любого человека, уехавшего учиться далеко. Я уехал семнадцать лет назад всего за тысячу километров, а все равно многое узнается. Но и особенности есть, и из-за цвета кожи, и из-за самой Америки. Автор без обиняков называет Америку племенным обществом, но, пожалуй, это все же эвфемизм для каст, для социальной пирамиды, очень понятной вовлеченным в нее людям.

    Думаю, небольшим грехом будет отождествить посты из блога главной героини с публицистическими вставками автора (теперь, видимо, это не комильфо, от автора-то писать, бедный Стейнбек), и они радуют проницательностью и разумом. До того момента, когда главная героиня проникается почти религиозным пылом во время выборов Обамы. Выглядит это не просто глупо, а откровенно фальшиво, хотя, возможно, мне это непонятно со стороны и из-за послезнания – ничего существенного Обама не сделал, а кое-что и ухудшил. Да и в целом конъюнктурщина всегда плоха, такая в том числе.

    Весь рассказ о первом блоге (да и о втором) нудноват. И не потому, что автор в чем-то неправа, отнюдь. Но, рассказывая о бешеном успехе «противоречивого блога на расовую тематику», автор осознанно или неосознанно отделяет свою героиню от сотен тысяч, если не миллионов, других мигрантов. Ведь понятно же, что успешный блог, несущий деньги, недвижимость, статус, авторитет и прочее, могут вести один-два человека (особенно по узкой теме), а остальные останутся безголосыми. И Ифемелу попадает в башню из слоновой кости, переставая быть типической.

    А вот о языках читать было интересно. Сама культура, замешанная на нескольких локальных племенных языках и на господствующем английском, любопытна в своем функционировании. И любопытно преломляется во встречах с другими носителями английского, что в Британии, что в Штатах. Американский акцент – признак успеха, есть и карго-культ американского образа жизни, вплоть до мании у Обинзе к культуре страны, куда ему не дают визы. У нас в качестве акцента выступали джинсы и второсортные боевики.

    Странное у романа послевкусие – какой-то жевательной резинки с хорошим вроде бы ароматом, а на выходе резинка и резинка, аромат улетучивается, оставляя после изрядного количества страниц разве что воспоминания об афро как естественной прическе для волос чернокожих. Слишком гладко, немного слащаво, недостаточно любопытно. И грустно, ведь трудно удержаться от мысли, что автор все заполировал в угоду «широкому читателю».

  3. Sharku
    Sharku
    Оценил книгу

    С автором знаком по книге Половина желтого солнца и я не мог сказать, что она шикарная, хотя достаточно потрясает своими событиями. Но я прекрасно помню, какой там был язык - у меня не было чувства, что я хочу сжечь тот роман и никогда в жизни больше не вспоминать о нем (Как с Марсианином примерно, гори оно огнём, прости, Господи). Самая большая проблема этой книги - язык. Я не берусь осуждать ни автора, ни переводчика, потому что я понятия не имею, кто там прав, кто виноват, но это просто жёванный кактус во всех смыслах - читать было больно, сонно, и возникало понимание, что вот те 20 страниц, которые ты прочитал не несли в себе никакого смысла.
    Странно бы было жаловаться на то, что все герои здесь - черные, нигерийцы (и не только), люди. Проблема заключается в другом - поднята самая банальная (а по пути еще и больная уже для некоторых) тема о проблеме отношения коренного американца (уловили хохму, да?) к черным людям. В очередной раз нас пихают в лужу с дерьмом, и если ты начнешь отказываться и не захочешь в ней плавать, то тебе начнут орать, что ты расист и гореть мне в аду за это.

    Многие американские чернокожие гордо заявляют, что в них есть кое-что «индийское». Что означает: «Слава богу, мы не полнокровные негры».

    Сюжет?
    Героиня из Нигерии приезжает учиться в Америку и понимает, что она - черная. Это она поняла только сейчас, когда очутилась в Америке, потому что среди своих (в Нигерии) ее никто черной не называл. А тут выясняется, что Американцы считают, что все, кто не белый - тот черный. Эфиоп? Нигер? Ямаец? Гайанец? Закрой рот - ты тут просто черный, и все, всем плевать каких ты кровей и откуда ты прибыл. Ты не прошел тест по бумажному пакету!

    Дорогой черный неамериканец, когда решишь приехать в Америку, ты станешь черным. Не спорь. Перестань долдонить, что ты — ямаец или гайанец. Америке плевать. Ну и что, что в своей стране ты не был «черным»? Ты же теперь в Америке. У нас у всех случается посвящение в Общество Бывших Негров.

    Героиня испытывает культурный шок от того, что ее никто не берет на работу и начинает понимать, что это все из-за цвета кожи. А деньги ведь нужны, есть хочется, хочется и обеспечить себе место в институте. Ей заявляют, что все негры на одно лицо, поэтому просто стань другой личностью, вот тебе документы - можешь работать, все равно ни один белый не поймет, что на фотографии совсем другой человек. Я не понимаю, американцев уже настолько считают идиотами, чтоли?
    Волосы, волосы, волосы ВЕЗДЕ.
    Волос тут, как пропавших консервных банок в Терроре - везде! А все потому, что автор (или героиня в ее лице) считает, что волосы - метафора расы.

    Волосы. Не обращали внимания, как в телепрограммах про смену имиджа у черных женщин естественные волосы (жесткие, в завитках, курчавые или волнистые) — на уродливых фотографиях «до», а на красивеньких «после» кто-то берет в руки кусок горячего металла и жарит эти волосы до прямых? Когда у тебя естественные негритянские волосы, людям кажется, будто ты «сделала» что-то со своими волосами. Вообще-то народ с афро и дредами как раз ничего со своими волосами не «делает». Лучше у Бейонсе спросите, что она сделала.

    Кстати, смешно, но доходит и до вот такого:

    Многим естественникам как маска для волос годится чистое масло ши. Но не для меня. От всего, в чем много масла ши, волосы у меня делаются сероватыми и суховатыми. А сухость — главная напасть моих волос. Раз в неделю я мою голову увлажняющим бессиликоновым шампунем. Применяю увлажняющий кондиционер. Не сушу волосы полотенцем. Оставляю мокрыми, делю на пряди и применяю маски (сейчас любимая марка — Qhemet Biologics, кто-то предпочитает Oyin Handmade, Shea Moisture, Bask Beauty и Darcy's Botanicals). Затем заплетаю волосы в три-четыре крупные «кукурузы» — и вуаля: славная пушистая 'фро! Главное — наносить косметическое средство на мокрые волосы. И я никогда, ни в коем случае не расчесываю сухие волосы. Только мокрые или сырые — или полностью пропитанные увлажнителем. Режим плетения по мокрому может подойти даже нашим Всерьез Кудрявым Белым Подругам, уставшим от утюжков и кератиновой обработки.

    О волосах тут, в общем можно говорить вечность, учитывая, что иногда всплывает то, как она сидит в парикмахерской и ей заплетают косы.
    Если ты хочешь пойти сто процентов на какую-нибудь номинацию в XXI веке, то кучи негров в одном квадратном метре недостаточно (Это не в случае Черной Пантеры, конечно). Но как же обойти подобное?

    Коси всегда встречала его прикосновения смиренно, а иногда он воображал, как ее пастор говорит ей, что жена должна заниматься сексом с мужем, даже если ей не хочется, иначе муж найдет утешение в объятиях какой-нибудь Иезавели.

    Ну и конечно же, как не обсудить в книге про черных, как готовить жареную курицу и что туда добавлять?

    Обинзе достал из буфета несколько склянок со специями, посыпал курицу и сунул горшок в духовку.
    — Ты в курицу мускатный орех кладешь? — спросила Оджиуго.
    — Да, — ответил Обинзе. — А ты нет?
    — А я откуда знаю? Кто бы за тебя замуж ни вышел — выиграет в лотерею, ей-ей.

    Американха
    Собственно, из-за чего название романа? Пожив какое-то время в Америке, набрав в себя ее культуру поведения, героиня в Америке все еще черная, а на родине уже Американха - всё не так, грязно, лоточники матом кроют, бескультурье, попрошайки. Так было всегда, и она не замечала? Или все изменилось только недавно, и страна стала еще хуже?

    — Американха! — дразнила ее Раньинудо. — Ты смотришь на все американскими глазами. Но штука в том, что ты даже не настоящая американха. Будь у тебя американский акцент, мы бы потерпели твое нытье!

    P.S. Я не считаю себя расистом, мне абсолютно все равно, какого цвета у него там кожа и где он там родился. Пусть он хоть зеленым братом будет. Но в книге утверждается обратное, почему? Если ты видишь черного - не значит, что он афроамериканец или нигер, негр и так далее. Оттенки кожи, кто светлее, кто темнее, кто родился в Эфиопии, кто с Ямала, они все разные, и если ты не можешь их различить, то ты расист.

  1. Было в ее скромности нечто нескромное: она заявляла о себе.
    11 марта 2020
  2. скромность всегда казалась ему обманчивой, изобретенной для чужого удобства: тебя хвалят за скромность, когда ты не вынуждаешь людей чувствовать себя ущербнее, чем на самом деле
    28 мая 2018
  3. Очередной плюх коньяка в бокал.
    26 февраля 2018