Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Шрам

Шрам
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
673 уже добавили
Оценка читателей
4.0

Беллис Хладовин бежит из гигантского мегаполиса Нью-Кробюзон; опытный лингвист, она устраивается переводчиком на корабль, идущий в Нова-Эспериум. Но корабль захватывают пираты, и новая жизнь Беллис начинается не в далекой кробюзонской колонии, а на Армаде – составленном из тысяч и тысяч судов плавучем пиратском городе, не одно столетие бороздящем Вздувшийся океан и управляемом парой садомазохистов, известной как Любовники. Подобно Нью-Кробюзону, Армаду населяют люди и жукоголовые хепри, русалки и водяные, рукотворные мутанты-переделанные и люди-кактусы, а также струподелы и вампиры. Отказываясь примириться с тем, что никогда больше не увидит свой родной город, Беллис готова на все, лишь бы выяснить природу глубоко засекреченного проекта, над которым работают доктор биологии Иоганнес Тиарфлай, лучший охотник во всем. Бас-Лаге Тинтиннабулум, Любовники и их телохранитель Утер Доул…

Лучшие рецензии и отзывы
Arlett
Arlett
Оценка:
137

Дорогой друг Elessar !
Я только что вернулась из морского круиза на Армаде, который ты рекомендовал мне, как захватывающее приключение. Подтверждаю, ты был абсолютно прав. Это нечто! Мьевиль – это такой вид экстремального книжного туризма. Что бы я там себе не представляла, все мои ожидания в итоге меркнут перед его фантазией. В «Шраме» он превзошел самого себя. Кстати, очень точное название. Эмоции при чтении тянут на настоящий «Инфаркт микарда. Вот такой рубец».

Должна сказать, что перед началом своего морского путешествия я совершила пешую вылазку по Нью-Кробюзону (у них там как раз была заваруха в районе Вокзала) и она очень мне помогла. Я уже хорошо была знакома с мьевилевским миром и соседство кактов, хепри и переделанных на борту меня не удивляло. Я помнила их историю.

Моей соседкой по каюте была Беллис Хладовин. С самого начала было понятно, что приятельницами нам не стать. Дама она со странностями, характер скверный. Когда-то она была любовницей Гримнебулина, нашего давнего знакомого нетрадиционной научной ориентации. Странный союз. Она упряма, своенравна, замкнута, высокомерна и нелогична в своих поступках. Но будь она другой, и наш экстремальный тур превратился бы в обычную морскую прогулку.

Я сразу поняла, что у Беллис какие-то проблемы с законом. Она с несколькими своими согражданами отправилась на корабле в Нова-Эспериум – ньюкробюзонскую колонию, «маленький нарост цивилизации на неизвестной земле». Они направились туда подобно англичанам, сбегавшим от своей доли в Австралию в поисках если не счастья, то перемен или спасения. Их планам не суждено было сбыться, и мисс Хладовин с другими пассажирами оказалась захвачена пиратами и попала в их плавучий город Армаду. Ничего подобного я в жизни не встречала! Это было не очень комфортное, но грандиозное плавание! На досуге я вспомнила, что в детстве часто размышляла над выражением «дыханье сперло». Мне было любопытно, что же его могло спереть. Теперь я знаю – Мьевиль спёр.

Пишу тебе, потому что знаю, что ты знаком с этими местами не понаслышке. Знаю, что в Армаде где-то была и твоя каюта. На этом прощаюсь. Если письмо будет прочитано кем-то, кто здесь еще не был, то с моей стороны было бы не красиво открывать все тайны маршрута.
Я просила взрыв мозга. Я его получила. Спасибо!

С благодарностью, Arlett.
Читать полностью
augustin_blade
augustin_blade
Оценка:
111
Трудно поверить, что от города до забытого богами моря всего десять миль.

В детстве я безумно любила строить города.
Из конструктора или просто силой воображения я возводила стены и блоки районов, придумывала истории для их жителей, точки доступа, мафиозные структуры и хитрых правителей. Множество стен, перегородок, лестниц, башен с непростой системой входа и выхода, где непосвященному легко можно было заплутать, нарваться на невиданного зверя и просто погибнуть. Детское воображение может не знало чего-то о жизненных перипетиях, но в плане того, что было известно, не давало себе задуматься, а просто неслось вперед, воздвигая квартал за кварталом, персонажа за персонажем.

Чайна Мьевиль словно обладает подключением к тому самому неусыпному детскому воображению, только кодирует его на свой лад, добавляя такие неотъемлемые части жизни, как насилие, кровь, интриги, власть берущих жестоких, выживание и бюрократию. Его "Шрам" - это бездонный колодец переулков и улиц, даже если речь идет о море и небе. Его роман подобен пособию по разнородности народов, сочетающий в себе разговорник Вавилона и остатки дневников заядлого авантюриста после приступа меланхолии. Здесь религия, здесь деньги, здесь власть, техника, наука и магия сплетаются в единый комок отражения воды в том самом бездонном колодце. Переливы на осколках солнца так и манят заглянуть внутрь, так и манят опуститься чуть ниже. Только бы не упасть и не захлебнуться. И не только в воображении дело. Еще раз и еще, города имеют значение, они добавляют повествованию +100 к романтике, красоте, задумке и атмосфере. Плюс это всегда декорации, это всегда часть истории. И было то хорошо.

Данный роман, мне кажется, стоит все-таки читать уже после Вокзала потерянных снов , чтобы хоть как-то быть в теме по картинке мира, множества рас и понимать, что почем и о каком городе, котаны, тут идет речь. Хотя если у вас среди знакомых есть те, кто "Вокзал..." читал и хорошо помнит все расклады, то можно попросить провести ликбез. Но тогда столько удовольствия мимо, что не советую, лучше неспешно засесть и пройти книги автора с пункта номер раз.

Так о чем это я.
В "Шраме" Мьевиль продолжает быть верным себе. Этот роман - лихая комбинация магии, приключений, темной стороны силы и власть имущих. Как если взять Ходячий замок , добавить "Пиратов Карибского моря" и приправить Игрой престолов в разрезе баек про капитана Немо. При всем при этом картинка ни в коем случае не ограничивается только приключенческой и омойбогскольковсего в плане мира составляющей. "Шрам" уверенно ведет читателя по сюжетным линиям, расщепляя повествование на несколько ключевых персонажей, связанных воедино, но и не забывает подкидывать темы на порассуждать.

Например, это роман о море. О просторах, о безграничности, о силе стихий, таких как вода, небо, ветер, гроза. И о способности народа человеческого или около того покорять эти стихии, так же как и укрощать природу.
Это роман о доме. О том, что ты считаешь своим домом, о преданности и тем воспоминаниям, что у тебя с ним связаны. О том, что для кого-то он отрава и тюрьма, а для тебя - самое правильное место на свете.
Это роман о мечте. О том, что за некоторые мечты стоит бороться до победного конца. Или они не стоят того? Или стоят? Что лучше - потерять все и рискнуть, или довольствоваться тем, что у тебя уже есть?
Этот роман о любви и страсти. О том, что стоит иногда их различать и разводить по углам, а иногда с размаху сталкивать между собой. О том, что такое увлечение, что такое преданность, дружба, умение пожертвовать собой и умение услышать не только себя.
Этот роман о столкновении мифа, прогресса и будущего. О том, что мифы могут стать реальностью, если у тебя есть правильный план, что прогресс может покорять горы, а будущее подчас настолько туманно, что все твои прежние идеи - просто соль на губах, остатки былого.
Этот роман о безнадеге и беспомощности. Когда тебя предают. Когда тебя используют. Когда ты не видишь, хотя думаешь, что зряч, и о том, как это больно - осознавать, что ты один, что ты никому и нигде. Что ты даже не можешь сразу назвать адресата тех бесконечных писем, что пишешь день за днем.
Это роман об ошибках и прошлом. О том, что мироздание может столкнуть воедино несочетаемое, перекроить чертежи будущего, заставить оставить все позади и начать жизнь заново. О внезапности бытия, которое плевать хотело на человеческие задумки или что там себе смертные придумали.

Многогранность мира, где нет розовых пони и радуг на пустом месте. Тандем интересных персонажей, где у каждого своя роль и свое место. Воины и одержимые, вампиры и растения, сады на палубах кораблей и погоня за тайной, сборища ученых и морские сражения, города и еще раз города, женщины-кровохлебы и лингвистические изыскания. Кровь власти и белизна мечты, прятки с прошлым и побег от будущего, кривое зеркало вероятностей и мелодичный голос рассказчика. Письма в никуда и шпионы, сегодняшние враги и вчерашние сенаторы. Я могу перечислять бесконечно, но лучше в очередной раз скажу, что это сильный и потрясающий роман, достойное продолжение в цикле произведений Чайны Мьевиля, автора, которого надо бежать читать вотпрямщас, если не боитесь открывать для себя новое, разностороннее и определенно стильное.

Йохохо и бутылка рома, слава Армаде, да проклянут ее семь человек и сундук мертвеца.

Читать полностью
JewelJul
JewelJul
Оценка:
93

О, чистейший и незамутненный Восторг! О, великая сила чужой хитроумной Фантазии! О, размеренное и удивительное Повествование! Спасибо вам, мистер Чайна Мьевилль, за беспорядочные лихорадочные книжнозапойные три дня! Это было великолепно.

Это мир, в который хочется провалиться сразу же. Это мир того самого тошнотного и рвотного города Нью-Кробюзона из "Вокзала потерянных снов", города, который невозможно забыть, в который хочется возвращаться, несмотря на всю его мерзость. А тут аж целый мир, в котором можно пропасть. Мир, раскинувшийся по берегам Вспухшего океана, в котором весь упор на города, города, города, Нью-Кробюзон, Дженгри, Нова-Эспериум, а в центре всего этого мира - Армада, плавучий город пиратов, собранный канатами и цепями за многие сотни лет из тысяч кораблей: из захваченных клиперов, галер, бригантин, люгеров, шхун, корабельное царство.

Город был шумен. Лай цепных псов, крики уличных торговцев, жужжание двигателей, стук молотков и станков, треск раскалываемых камней. Гудки, доносящиеся из мастерских. Смех и крики на соли, языке моряков всех племен, на котором говорили в Армаде. Ниже всех этих городских звуков было хрипловатое урчание катеров. Стоны дерева, хлопки кожи и канатов, удары корабля о корабль.

Ну а вот как вам такое: бродить вместе с героями по просмоленным бортам, перепрыгивать с одного борта на другой, взбираться по трапам и сбегать по сходням, заглядывать в заселенные каюты, прогуливаться по тропинкам среди лиан и цветов в искусственном Парке, исследовать заброшенные за ненадобностью машинные отделения, покрытые потеками смазки и масла... Чистое наслаждение.

Помимо мира и атмосферы огромное внимание Мьевиль уделяет и героям. Конечно, не все проработаны на отлично, но главные - несомненно. Вот Беллис Хладовин, бежавшая из Нью-Кробюзона после событий "Вокзала"и угодившая пиратам в цитадель. Девушка с практически говорящей фамилией, она обращена к миру своей холодной стороной, лингвист-переводчик, курит, и одевается в черное, только вся ее холодность на поверку оказывается фикцией, собственной выдумкой, защитным покровом, и судя по всем событиям книги, покров сей был выдуман ею не зря. Она не хочет жить здесь, в Армаде, пленницей, но и возвращаться ей некуда. Все окажется так, как она думала, и одновременно не так, и местами сладко, но все больше горько, а Мьевиль, не оглядываясь на жанр, местами хлещет словами, как бичом, по чувствам и женской психологии. Неужели мы все, девушки, такие ведемся на нужный подход?
Вот Флорин Сак, переделанный, с вживленными в грудь осьминожьими? щупальцами, высланный из Нью-Кробюзона за преступления и проделки. Так уж получилось, что я почти подряд читаю фантастику на морскую тему, и мне подряд встретились два персонажа, уходящие жить в океан. Лежать во тьме океана этакой рептилией, разглядывая толщи, вслушиваясь в тишину, пропускать сквозь себя соль и воду, имя ему одиночество? Тогда почему так заманчиво?
Вот Утер Доул - мастер над вероятностями и архетипичный служака-воин... или нет? Или, может быть, он не тот, за кого себя выдает? Или тот?
Вот еще огромный набор героев, про каждого можно расписать простыню и в каждого веришь. Что сказать, автор - Мастер.

Но мастер он не только в обнажении чувств и проработке героев, в этот раз куда более захватывающи интриги. Тут и там, там и тут, куда ни ткни, везде интрига на интриге и интригой погоняет, красота же, ну. И подача радует: замыслы одного переплетаются с недоверием другого, на котором сыграет третий, который при этом насквозь видит еще четвертую и пятого, пока вторая думает, что все идет по плану, а третий из них самый честный и на все ведется. Вся эта книга - происки сложнейшего разума, как он это делает, а? При всем при этом, даже злодеи у него выглядят понятными, человечными людьми.

Отдельно хочется остановиться на названии. Шрам - тут метафорическое все. Оно и шрамы на телах Любовников - следы их больной страсти, привязывающих друг друга ножом, болью и кровью, на теле Флорина Сака - след его переделки в морское существо, его изменения, на теле Беллис - это следы уже ее изменения, следы Армады на ней.

"Шрамы - это не раны <...> Шрамы - это зажившее место. После ранения шрам восстанавливает ваше тело."

Оно же и место, оставшееся после Разлома этого мира чужеродной расой.

"Мы покрыли этот мир шрамами надежды, нанесли ему тяжелые раны, разломали его, поставили свои знаки на самых отдаленных его землях <...> И при этом высвободили силы, до которых сумели добраться. Силы, которые позволяли им изменять форму вещей, терпеть неудачу и добиваться успеха одновременно<...> Катаклизм такого рода - сотрясение всего мира, появление разломов - открывает богатый пласт возможностей..."

Изменения ведь не всегда к худшему? Это травма, но еще заодно и возможность?

Кстати, в книге нет той самой мерзости, которая могла отпугнуть от чтения "Вокзала", джаббер забери нас всех, или немного все же есть, но она не так бросается в глаза. Впрочем, уже нет и того бешеного ритма, что был в первой книге, повествование медленное, растянутое, тем не менее "Шрам", на удивление, читается с не меньшим, а то и с большим удовольствием. В общем, читать-читать-читать, лучше после "Вокзала", но можно и просто так.

Читать полностью
Лучшая цитата
Он пытался преодолеть головокружение, он превратил его во что-то новое. Благоговение не убыло; убыл страх. Он взял изнутри себя то, что было похоже на страх, и сделал его смирением.
В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «Новинки недели от 19 апреля»