Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Шрам

Читайте в приложениях:
691 уже добавил
Оценка читателей
4.02
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    138

    Дорогой друг Elessar !
    Я только что вернулась из морского круиза на Армаде, который ты рекомендовал мне, как захватывающее приключение. Подтверждаю, ты был абсолютно прав. Это нечто! Мьевиль – это такой вид экстремального книжного туризма. Что бы я там себе не представляла, все мои ожидания в итоге меркнут перед его фантазией. В «Шраме» он превзошел самого себя. Кстати, очень точное название. Эмоции при чтении тянут на настоящий «Инфаркт микарда. Вот такой рубец».

    Должна сказать, что перед началом своего морского путешествия я совершила пешую вылазку по Нью-Кробюзону (у них там как раз была заваруха в районе Вокзала) и она очень мне помогла. Я уже хорошо была знакома с мьевилевским миром и соседство кактов, хепри и переделанных на борту меня не удивляло. Я помнила их историю.

    Моей соседкой по каюте была Беллис Хладовин. С самого начала было понятно, что приятельницами нам не стать. Дама она со странностями, характер скверный. Когда-то она была любовницей Гримнебулина, нашего давнего знакомого нетрадиционной научной ориентации. Странный союз. Она упряма, своенравна, замкнута, высокомерна и нелогична в своих поступках. Но будь она другой, и наш экстремальный тур превратился бы в обычную морскую прогулку.

    Я сразу поняла, что у Беллис какие-то проблемы с законом. Она с несколькими своими согражданами отправилась на корабле в Нова-Эспериум – ньюкробюзонскую колонию, «маленький нарост цивилизации на неизвестной земле». Они направились туда подобно англичанам, сбегавшим от своей доли в Австралию в поисках если не счастья, то перемен или спасения. Их планам не суждено было сбыться, и мисс Хладовин с другими пассажирами оказалась захвачена пиратами и попала в их плавучий город Армаду. Ничего подобного я в жизни не встречала! Это было не очень комфортное, но грандиозное плавание! На досуге я вспомнила, что в детстве часто размышляла над выражением «дыханье сперло». Мне было любопытно, что же его могло спереть. Теперь я знаю – Мьевиль спёр.

    Пишу тебе, потому что знаю, что ты знаком с этими местами не понаслышке. Знаю, что в Армаде где-то была и твоя каюта. На этом прощаюсь. Если письмо будет прочитано кем-то, кто здесь еще не был, то с моей стороны было бы не красиво открывать все тайны маршрута.
    Я просила взрыв мозга. Я его получила. Спасибо!

    С благодарностью, Arlett.
    Читать полностью
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    111
    Трудно поверить, что от города до забытого богами моря всего десять миль.

    В детстве я безумно любила строить города.
    Из конструктора или просто силой воображения я возводила стены и блоки районов, придумывала истории для их жителей, точки доступа, мафиозные структуры и хитрых правителей. Множество стен, перегородок, лестниц, башен с непростой системой входа и выхода, где непосвященному легко можно было заплутать, нарваться на невиданного зверя и просто погибнуть. Детское воображение может не знало чего-то о жизненных перипетиях, но в плане того, что было известно, не давало себе задуматься, а просто неслось вперед, воздвигая квартал за кварталом, персонажа за персонажем.

    Чайна Мьевиль словно обладает подключением к тому самому неусыпному детскому воображению, только кодирует его на свой лад, добавляя такие неотъемлемые части жизни, как насилие, кровь, интриги, власть берущих жестоких, выживание и бюрократию. Его "Шрам" - это бездонный колодец переулков и улиц, даже если речь идет о море и небе. Его роман подобен пособию по разнородности народов, сочетающий в себе разговорник Вавилона и остатки дневников заядлого авантюриста после приступа меланхолии. Здесь религия, здесь деньги, здесь власть, техника, наука и магия сплетаются в единый комок отражения воды в том самом бездонном колодце. Переливы на осколках солнца так и манят заглянуть внутрь, так и манят опуститься чуть ниже. Только бы не упасть и не захлебнуться. И не только в воображении дело. Еще раз и еще, города имеют значение, они добавляют повествованию +100 к романтике, красоте, задумке и атмосфере. Плюс это всегда декорации, это всегда часть истории. И было то хорошо.

    Данный роман, мне кажется, стоит все-таки читать уже после Вокзала потерянных снов , чтобы хоть как-то быть в теме по картинке мира, множества рас и понимать, что почем и о каком городе, котаны, тут идет речь. Хотя если у вас среди знакомых есть те, кто "Вокзал..." читал и хорошо помнит все расклады, то можно попросить провести ликбез. Но тогда столько удовольствия мимо, что не советую, лучше неспешно засесть и пройти книги автора с пункта номер раз.

    Так о чем это я.
    В "Шраме" Мьевиль продолжает быть верным себе. Этот роман - лихая комбинация магии, приключений, темной стороны силы и власть имущих. Как если взять Ходячий замок , добавить "Пиратов Карибского моря" и приправить Игрой престолов в разрезе баек про капитана Немо. При всем при этом картинка ни в коем случае не ограничивается только приключенческой и омойбогскольковсего в плане мира составляющей. "Шрам" уверенно ведет читателя по сюжетным линиям, расщепляя повествование на несколько ключевых персонажей, связанных воедино, но и не забывает подкидывать темы на порассуждать.

    Например, это роман о море. О просторах, о безграничности, о силе стихий, таких как вода, небо, ветер, гроза. И о способности народа человеческого или около того покорять эти стихии, так же как и укрощать природу.
    Это роман о доме. О том, что ты считаешь своим домом, о преданности и тем воспоминаниям, что у тебя с ним связаны. О том, что для кого-то он отрава и тюрьма, а для тебя - самое правильное место на свете.
    Это роман о мечте. О том, что за некоторые мечты стоит бороться до победного конца. Или они не стоят того? Или стоят? Что лучше - потерять все и рискнуть, или довольствоваться тем, что у тебя уже есть?
    Этот роман о любви и страсти. О том, что стоит иногда их различать и разводить по углам, а иногда с размаху сталкивать между собой. О том, что такое увлечение, что такое преданность, дружба, умение пожертвовать собой и умение услышать не только себя.
    Этот роман о столкновении мифа, прогресса и будущего. О том, что мифы могут стать реальностью, если у тебя есть правильный план, что прогресс может покорять горы, а будущее подчас настолько туманно, что все твои прежние идеи - просто соль на губах, остатки былого.
    Этот роман о безнадеге и беспомощности. Когда тебя предают. Когда тебя используют. Когда ты не видишь, хотя думаешь, что зряч, и о том, как это больно - осознавать, что ты один, что ты никому и нигде. Что ты даже не можешь сразу назвать адресата тех бесконечных писем, что пишешь день за днем.
    Это роман об ошибках и прошлом. О том, что мироздание может столкнуть воедино несочетаемое, перекроить чертежи будущего, заставить оставить все позади и начать жизнь заново. О внезапности бытия, которое плевать хотело на человеческие задумки или что там себе смертные придумали.

    Многогранность мира, где нет розовых пони и радуг на пустом месте. Тандем интересных персонажей, где у каждого своя роль и свое место. Воины и одержимые, вампиры и растения, сады на палубах кораблей и погоня за тайной, сборища ученых и морские сражения, города и еще раз города, женщины-кровохлебы и лингвистические изыскания. Кровь власти и белизна мечты, прятки с прошлым и побег от будущего, кривое зеркало вероятностей и мелодичный голос рассказчика. Письма в никуда и шпионы, сегодняшние враги и вчерашние сенаторы. Я могу перечислять бесконечно, но лучше в очередной раз скажу, что это сильный и потрясающий роман, достойное продолжение в цикле произведений Чайны Мьевиля, автора, которого надо бежать читать вотпрямщас, если не боитесь открывать для себя новое, разностороннее и определенно стильное.

    Йохохо и бутылка рома, слава Армаде, да проклянут ее семь человек и сундук мертвеца.

    Читать полностью
  • JewelJul
    JewelJul
    Оценка:
    93

    О, чистейший и незамутненный Восторг! О, великая сила чужой хитроумной Фантазии! О, размеренное и удивительное Повествование! Спасибо вам, мистер Чайна Мьевилль, за беспорядочные лихорадочные книжнозапойные три дня! Это было великолепно.

    Это мир, в который хочется провалиться сразу же. Это мир того самого тошнотного и рвотного города Нью-Кробюзона из "Вокзала потерянных снов", города, который невозможно забыть, в который хочется возвращаться, несмотря на всю его мерзость. А тут аж целый мир, в котором можно пропасть. Мир, раскинувшийся по берегам Вспухшего океана, в котором весь упор на города, города, города, Нью-Кробюзон, Дженгри, Нова-Эспериум, а в центре всего этого мира - Армада, плавучий город пиратов, собранный канатами и цепями за многие сотни лет из тысяч кораблей: из захваченных клиперов, галер, бригантин, люгеров, шхун, корабельное царство.

    Город был шумен. Лай цепных псов, крики уличных торговцев, жужжание двигателей, стук молотков и станков, треск раскалываемых камней. Гудки, доносящиеся из мастерских. Смех и крики на соли, языке моряков всех племен, на котором говорили в Армаде. Ниже всех этих городских звуков было хрипловатое урчание катеров. Стоны дерева, хлопки кожи и канатов, удары корабля о корабль.

    Ну а вот как вам такое: бродить вместе с героями по просмоленным бортам, перепрыгивать с одного борта на другой, взбираться по трапам и сбегать по сходням, заглядывать в заселенные каюты, прогуливаться по тропинкам среди лиан и цветов в искусственном Парке, исследовать заброшенные за ненадобностью машинные отделения, покрытые потеками смазки и масла... Чистое наслаждение.

    Помимо мира и атмосферы огромное внимание Мьевиль уделяет и героям. Конечно, не все проработаны на отлично, но главные - несомненно. Вот Беллис Хладовин, бежавшая из Нью-Кробюзона после событий "Вокзала"и угодившая пиратам в цитадель. Девушка с практически говорящей фамилией, она обращена к миру своей холодной стороной, лингвист-переводчик, курит, и одевается в черное, только вся ее холодность на поверку оказывается фикцией, собственной выдумкой, защитным покровом, и судя по всем событиям книги, покров сей был выдуман ею не зря. Она не хочет жить здесь, в Армаде, пленницей, но и возвращаться ей некуда. Все окажется так, как она думала, и одновременно не так, и местами сладко, но все больше горько, а Мьевиль, не оглядываясь на жанр, местами хлещет словами, как бичом, по чувствам и женской психологии. Неужели мы все, девушки, такие ведемся на нужный подход?
    Вот Флорин Сак, переделанный, с вживленными в грудь осьминожьими? щупальцами, высланный из Нью-Кробюзона за преступления и проделки. Так уж получилось, что я почти подряд читаю фантастику на морскую тему, и мне подряд встретились два персонажа, уходящие жить в океан. Лежать во тьме океана этакой рептилией, разглядывая толщи, вслушиваясь в тишину, пропускать сквозь себя соль и воду, имя ему одиночество? Тогда почему так заманчиво?
    Вот Утер Доул - мастер над вероятностями и архетипичный служака-воин... или нет? Или, может быть, он не тот, за кого себя выдает? Или тот?
    Вот еще огромный набор героев, про каждого можно расписать простыню и в каждого веришь. Что сказать, автор - Мастер.

    Но мастер он не только в обнажении чувств и проработке героев, в этот раз куда более захватывающи интриги. Тут и там, там и тут, куда ни ткни, везде интрига на интриге и интригой погоняет, красота же, ну. И подача радует: замыслы одного переплетаются с недоверием другого, на котором сыграет третий, который при этом насквозь видит еще четвертую и пятого, пока вторая думает, что все идет по плану, а третий из них самый честный и на все ведется. Вся эта книга - происки сложнейшего разума, как он это делает, а? При всем при этом, даже злодеи у него выглядят понятными, человечными людьми.

    Отдельно хочется остановиться на названии. Шрам - тут метафорическое все. Оно и шрамы на телах Любовников - следы их больной страсти, привязывающих друг друга ножом, болью и кровью, на теле Флорина Сака - след его переделки в морское существо, его изменения, на теле Беллис - это следы уже ее изменения, следы Армады на ней.

    "Шрамы - это не раны <...> Шрамы - это зажившее место. После ранения шрам восстанавливает ваше тело."

    Оно же и место, оставшееся после Разлома этого мира чужеродной расой.

    "Мы покрыли этот мир шрамами надежды, нанесли ему тяжелые раны, разломали его, поставили свои знаки на самых отдаленных его землях <...> И при этом высвободили силы, до которых сумели добраться. Силы, которые позволяли им изменять форму вещей, терпеть неудачу и добиваться успеха одновременно<...> Катаклизм такого рода - сотрясение всего мира, появление разломов - открывает богатый пласт возможностей..."

    Изменения ведь не всегда к худшему? Это травма, но еще заодно и возможность?

    Кстати, в книге нет той самой мерзости, которая могла отпугнуть от чтения "Вокзала", джаббер забери нас всех, или немного все же есть, но она не так бросается в глаза. Впрочем, уже нет и того бешеного ритма, что был в первой книге, повествование медленное, растянутое, тем не менее "Шрам", на удивление, читается с не меньшим, а то и с большим удовольствием. В общем, читать-читать-читать, лучше после "Вокзала", но можно и просто так.

    Читать полностью
  • zhem4uzhinka
    zhem4uzhinka
    Оценка:
    84

    Океан. Безграничный, необъятный. Спокойный, смертоносный, неистовый, безмолвный. Тяжелые волны упруго трутся о старый борт корабля. Соленая вода промывает, освежает пересохшие жабры. Молнии с оглушительным треском врезаются в мачты, сшивают небо с водой, как края хирургического надреза. Безжалостное солнце слепит, отражаясь от неровной поверхности воды. Немыслимый соленый пласт сжимает крохотный батискаф в глухой, тяжелый, темный кулак. Рачки и водоросли сыпятся с потревоженных подводных цепей. Хищные челюсти перекусывают хребет одним щелчком.
    В романе «Шрам» много, много, много соленой воды.

    Как и «Вокзал потерянных снов», этот роман велик и монументален. Пространство его порой кажется живее и плотней, чем наше, настоящее. Слышится скрип корабельных боков друг о друга, чувствуется душный смрад гнилой воды, застоявшейся под южным солнцем, мелькают тени удивительных и жутких магических существ, которые умеют прятаться в складках пространства. Отталкивающий, жестокий мир Нью-Кробюзона ширится в десятки тысяч раз. К жукоголовым хепри, колючим кактам, зыбким водяным, несчастным переделанным добавятся зловещие длинноязыкие вампиры, израненные струподелы и хищные люди-комары. А рядом с самим Нью-Кробюзоном встает ослепительная Армада.

    Сама идея такого невозможного, но все-таки свершившегося города поражает воображение. Сотни и сотни кораблей, огромных и маленьких, металлических и деревянных, парусных и магических, сплелись сетью мостков и ставен, обросли наслоениями надстроек и навесов и приютили тысячи отщепенцев, которым весь остальной мир не рад. Как прекрасно, что Армаду создал именно Мьевиль, мастер овеществлять свои творения, вдыхать в них жуткую, зловонную, темную и очень убедительную жизнь.

    Как и «Вокзал», «Шрам» мог бы все-таки быть покороче. Даже при всем великолепии деталей текст кажется немного избыточным, а сюжет опять раскачивается еле-еле, так что к сотой странице еще толком ничего не произошло. И надо сказать, если в «Вокзале» сюжетная интрига, когда наконец-то прочно завязывалась к середине романа, цепляла меня так, что было уже не вынырнуть, то здесь ничего столь же жуткого и увлекательного, как эпидемия кошмаров, нет. Сюжет будет разматываться размеренно и вяло, с редкими рывками, почти до самого конца. Зато образы в «Шраме» сильнее, отдельных невероятно кинематографичных, врезающихся в память сцен больше, так что движешься от одной к другой, отдыхая за скучноватыми моральными терзаниями главной героини.

    Может, будь мисс Хладовин личностью поинтереснее, и основной сюжет цеплял бы сильнее. Но ей, постоянной пешке в чужих руках и жертве обстоятельств, положено быть достаточно скучной и серой. Вместе с тем ей отдано куда больше пространства, чем она могла бы получить в многоголосом «Вокзале», так что в принципе запоминаются немногие персонажи. Отвратительно-притягательные Любовники и жуткий немертвый Бруколак – скорее картины в раме, чем персонажи. Немногочисленные знакомые Беллис, с которыми она поддерживала хоть какие-то связи, остаются на периферии, и даже играя большие роли в сюжете не открываются ни самой мисс Хладовин, ни читателю. Остается наивный, преданный переделанный Флорин Сак, луч света в этом царстве предательств, равнодушия, интриг и извращенных страстей (даже в «Вокзале» светлых пятен было все-таки побольше). И Утер Доул.
    Зато одного только Утера Доула уже хватило бы на целый роман.

    Читать полностью
  • Wender
    Wender
    Оценка:
    77

    «Ride - across the seas beneath a blackened sail»
    Alestorm "Black Sails at Midnight"

    В моей жизни очень мало стабильности и гармонии, особенно осенью, в дождь и холод. Пожалуй, можно сказать, что единственное, что неизменно второй год подряд - в ноябре я сажусь вечерами у темного окна, включаю лампу, одеваю наушники с чем-нибудь помрачнее и потяжелее и проваливаюсь в миры Мьевиля.
    Которые согревают меня и заставляют улыбаться, подумает в этом месте наивная душа, ещё не соприкоснувшаяся с ними. А вот и нет.

    Эти миры, а точнее мир, добавляют в жизнь ещё больше хаоса. Нью-Кробюзон был ужасен. Грязный, душный, запускающий микроскопические щупальца прямиком в душу и уже не отпускающий. Хотела ли я полюбить его? Нет. Ненавидела ли его? Да. Было ли за что любить? И снова да. И что же в итоге? Полная неспособность рассказать о нем, удивительное время, проведенное в разговорах и осознание, что уже не сбежать.
    Вместо галочки в списки прочитанного уродливый рубец в читательской жизни, от которого ты бы может и отказался когда-то, но теперь не променяешь ни на что.

    «Know that a painful death awaits us if we fail»

    А все-таки пришлось.
    Распрощаться с Нью-Кробюзоном, гарудой, Ткачом, безумными экспериментаторами и вонью родных улочек, поднять паруса и двинуться в путь. Потому что каким-то непостижимым образом этот брутальный лысый мужчина раз за разом делает это: достает дудочку, начинает играть, и я плетусь за ним. Уже не важно, куда и с кем.
    С "Терпсихорией" и Б. Хладовин. С переделанными, задыхающимися в отвратительных трюмах и тоннами океанской воды, которые внезапно придавят сверху.
    С плавучей цивилизацией, равных которой нет. С Армадой. И все это реально до дрожи в пальцах. Ты стоишь на палубе одного из кораблей, мерзнешь от ветра, в кровь сбиваешь костяшки, когда от бессилия и ужаса готов бить по поручням на которые перед битвой положил руки.
    Проклинаешь, судьбу, разлучившую тебя с любимым городом. Понимаешь эмоции своей спутницы. И презрительно кривишь губы, раздражаясь от её ослиного упрямства, твердолобости и упрямства. Боишься воспаленного сознания Любовников и того, что они творят со своим разумом и телом. Вздрагиваешь при виде кровавой бойни. И не рискуешь выходить на улицу в царстве крови. Летишь. Пытаешься разгадать ребус по имени Утер Доул. Плывешь. Меняешь и меняешься сам. Мечтаешь, чтобы все заплатили свои долги. Бродишь по тихим улицам, постепенно узнаешь место, в котором оказался. Сам не замечаешь, как мелочи отпечатываются в голове, и ты уже видишь перед глазами все хитросплетения корабельной инфраструктуры, которые были секретом до этого. Любишь. Ненавидишь. Живешь. Раз за разом непроизвольно заставляешь свои межреберные мышцы сокращаться и наполняешь легкие живительным кислородом.
    Снова просыпается желание запечатлеть "увиденное". Всю мощь и бесконечность соединенных кораблей. Тонкие мостики, связывающие их между собой. Ржавые переборки, сдающиеся под гнетом земли, и деревья, устремляющиеся ввысь. Парки, таверны, библиотеки. Мир. Дивный, новый. Внезапно уже тоже любимый.

    Это талант, я никогда не устану повторять. Взять отвратительное, неприятное место, показать все самое мерзкое, что там есть и на выходе получить безусловный восторг. А потом добавить ещё одно мерзкое местечко
    Несмотря на то, что не осталось тайн, которые можно было выяснить в эту встречу.
    Вся жестокость, боль и кровь, доступная армадцам стала и моей. Пороховые взрывы, трезубцы, пронзающие податливую плоть, шрамы на коже. Старые и новые со свежими каплями крови, проступающими при малейшем давлении.

    «Out of the darkness they came»

    Потому что иначе нельзя.
    Здесь столько жизни, столько удивительного и невероятного в каждом дне, что хочется продлить их как можно дольше.
    Открыть тайны, оставшиеся на втором плане или лихо свернутые до лучших времен. Найти свой дом и наконец определиться, что же за место каждый готов назвать своей родиной. Узнать очень многое, даже не замечая этого, тихо исподволь подходя к простым на первый взгляд решениям, которые для этого были тебе недоступны. Залечить раны от обмана и лжи. Собрать себя по частям после того, как потерял все.
    И главное. Научиться принимать свои шрамы. Неважно, что оставило их в твоей жизни и что это за шрам. Пусть это будет душевная боль, искореженные эпителий или порванная ткань времен и миров. С этим можно жить. Ты сильный. Ты сможешь.
    Сможешь снова собраться: сделать последний "первый" вдох и нырнуть в самую глубь, решишься подписать письмо и протянуть руку, чтобы отдать его, глядя в родные глаза. Починишь сломанное и запустишь механизм заново.

    Потому что только так и никак иначе.
    Сквозь боль, слезы, кровавую пену на деснах и отчаяние. Только вперед! В память о том, кем ты был в начале путешествия и об отважной Армаде.

    «With cannons a'raging and torches aflame
    Slaying all poseurs who stand in their way.»

    Ну и по старой традиции: Прекрасно до отвращения и зубного скрежета.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Мир тот же, но история другая Книга начинается с рассказа уже после истории с мотыльками, хотя напрямую об этом не говорится, и никак не связана с предыдущими героями. Конечно, если не учитывать, что Беллис Хладовин является "знакомой" Айзека. Но и об этом упоминается мимолетно. Так что книгу не стала бы рассматривать как продолжение, просто тот же мир, только вместо водяных, которые живут в пресной воде, вставили неживых. Структура книга, наверное, должна напоминать "Вокзал потерянных снов, т.е. присутствуют размышления одного из героев в конце главы. Но, увы, притянуто было сильно и не за "уши". В общем это только портило впечатление. Сам сюжет, особенно в конце, был наполнен "неожиданными поворотами", которые ломали всю историю, а не удивляли. Само произведение угловатое и как будто "наспех" написано. Если "Вокзал" еще был "на любителя", то вторая часть цикла, ужасна. Итог: не рекомендовала бы читать, особенно, если понравился "Вокзал", а то будете разочарованы.
    Читать полностью
Другие книги подборки «Новинки недели от 19 апреля»