Читайте и слушайте
169 000 книг и 11 000 аудиокниг

Красные бокалы. Булат Окуджава и другие

3,3
3 читателя оценили
728 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу

О книге

Бенедикт Сарнов – литературный критик, публицист, автор множества литературных биографий («Случай Мандельштама», «Случай Зощенко», «Маяковский. Самоубийство», «Феномен Солженицына»), и мемуаров («Скуки не было»), а также четырех томов исторических очерков «Сталин и писатели». Сюжет новой книги Бенедикта Сарнова разворачивается на фоне исторических событий – с начала и середины 60-х (разгон Хрущевым выставки в Манеже, процесс Синявского и Даниэля) и до наших дней (1993 год, штурм Белого дома). Герои книги – Булат Окуджава, Наум Коржавин, Виктор Некрасов, Владимир Войнович, Фазиль Искандер, Андрей Синявский, Владимир Максимов – люди, сыгравшие важную роль в жизни автора.

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2013

Год издания: 2013

ISBN (EAN): 9785170817733

Объем: 655.4 тыс. знаков

ID: 95094

Отзывы на книгу

  1. Madam_pik
    Оценил книгу

    На мой взгляд, новая книга слабее предыдущих (серии книг "Сталин и писатели" и книги Феномен Солженицына ). Текст сумбурнее, не слишком последователен, мысль автора, перебегая с одного события на другое, часто уходит далеко от заявленной темы, а потом как бы спохватываясь - возвращается опять в то, с чего все начали. Возможно, так и было задумано, но создается впечатление некоторого хаоса. Наверное, в качестве главы в собственных мемуарах такой способ построения текста был бы вполне уместен*, но если предполагать, что читаешь книгу о некотором персонаже (например, Б. Окуджаве), то периодически раздражаешься на навязчивые отступления в разные стороны.

    Но всё равно, Б. Сарнов - это Б. Сарнов, я нежно и преданно люблю его книги, покупая каждый раз всё изданное в бумаге, что для меня однозначное признание автора. И в этой книге с неослабевающим интересом следишь за жизнью литературного сообщества от 60-х до 90-х годов прошлого века. Многовато политики (даже, наверное, больше, чем литературы), но, наверное, время было такое (перестройка, путч и т.п.), когда и правда политические дебаты и ссоры случались чаще литературных.

    * По заявлению автора, данная книга получилась из разросшейся главы в третьем томе мемуаров.

    P.S. А вот третью книгу мемуаров я вообще очень и очень жду. В том числе, в надежде на то, что жадные до денег издатели переиздадут и первые два тома мемуаров Б. Сарнова, которые мне нигде не удалось найти, а очень хочется.

  2. Artevlada
    Оценил книгу

    С большим удовольствием погрузилась в литературную жизнь 50 - 90 годов. Как же сложно приходилось жить известным писателям и поэтам в тесных объятьях всемогущей Софьи Власьевны. Жить, чтобы не уронить себя, никого не предать, не оболгать. Это получалось у немногих. И Бенедикт Сарнов достаточно честно, на мой взгляд, демонстрирует все "ужимки и прыжки", все кульбиты, которые совершались для возможности творить свободно и быть заметным на литературном небосклоне. Заинтересовала полемика, в которую вступает Сарнов с Дмитрием Быковым, у которого до Сарнова вышла книга в серии ЖЗЛ об Окуджаве. Оба писателя по-разному оценивают события начала октября 1993 года. Читала и думала, что точку в этой полемике поставят только наши потомки лет через 50-100, а сейчас, на фоне таких разнообразных политических взглядов, она не имеет смысла.

  1. Всем, кто истошно орал – и ныне продолжает орать на всех перекрестках, что им за державу обидно, Булат тихим своим, проникновенным голосом словно бы отвечает: – А мне обидно за человека, которого всю дорогу вот эта самая держава – и в войну, и в мирное время – безжалостно растаптывала пудовым своим сапогом. И в конце концов этот слабый, одинокий голос заглушил, пересилил, победил не только гром духовых оркестров, во всю мощь исторгавших из своих медных глоток бесконечный марш энтузиастов, но и грохот стальных гусениц по брусчатке, и громовые раскаты праздничных орудийных салютов могучей ядерной державы.
    30 августа 2015
  2. Дорогой Вася, поверь мне, что замысел устроителей по меньшей мере подл. Эти люди и стоящие за ними «благотворители» пытаются столкнуть нас лбами и затем пользоваться нашими распрями для своих, далеко не безобидных целей. Но, поверь мне, люди эти (я знаю это по своему горькому опыту) циничны и неблагодарны. Как только отпадет нужда, они бросят вас на произвол судьбы.
    30 августа 2015
  3. Знаешь ли ты, – спросила она, – какая разница между хуем и жизнью? Озадаченный и даже слегка растерявшийся от такой постановки вопроса, я ответил, что нет, не знаю. И тогда она объяснила: – Жизнь жестче. Какие суровые жизненные обстоятельства вынудили ее печатать Лимонова, я так и не понял. Но требовать дополнительных разъяснений не стал.
    30 августа 2015