Поэтика

4,3
95 читателей оценили
45 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу
  1. gjanna
    Оценил книгу

    Давайте откинемся на спинку кресла, как уже давно рекомендует Бил Гейтс, но вместо знакомства с новыми возможностями очередной версии популярной операционной системы представим такую благостную картину...
    Сидит поэт на берегу моря, перебирает рукой гладкие камушки и думает: "А не написать ли мне трагедию ямбом или комедию героической рифмой?". Подумал поэт, подумал, но так как парень он был образованный, то знал, что все должно быть по правилам, а правила написаны где? Правильно, в специальной книге, которая называется "Поэтика". Кстати, в качестве небольшого отступления стоит уточнить, что поэтика, как говорит Википедия, это теория поэзии, наука, изучающая поэтическую деятельность, её происхождение, формы и значение, — и шире, законы литературы вообще. Так вот наш поэт берет "Поэтику" Аристотеля и понимает, что писать трагедию ямбом ну никак нельзя, ведь:

    В них появился, как и следовало, насмешливый метр; он и теперь называется ямбическим, потому что этим размером осмеивали друг друга. Таким образом одни из древних поэтов стали творцами героических стихов, а другие — ямбов.

    Какая уж тут трагедия! Ну хорошо, а что же должна в себя включать трагедия? Думаете это сложный вопрос, что это зависит от автора и т.д.? Да уж конечно!

    ...всякая трагедия включает зрелище, характер, сказание, речь, напев и мысль.

    Вот и краткий план уже готов. А что там с мыслью, можно поподробнее? Конечно можно!

    Так как составу наилучшей трагедии надлежит быть не простым, а сплетенным, и так как при этом он должен подражать [действию, вызывающему] страх и сострадание (ибо в этом особенность данного подражания), то очевидно, что не следует: ни чтобы достойные люди являлись переходящими от счастья к несчастью, так как это не страшно и не жалко, а только возмутительно; ни чтобы дурные люди переходили от несчастья к счастью, ибо это уж всего более чуждо трагедии, так как не включает ничего, что нужно,— ни человеколюбия, ни сострадания, ни страха; ни чтобы слишком дурной человек переходил от счастья к несчастью, ибо такой склад хоть и включал бы человеколюбие, но но [включал бы] ни сострадания, ни страха, ибо сострадание бывает лишь к незаслуженно страдающему, а страх — за подобного себе, стало быть, такое событие не вызовет ни сострадания, ни страха. Остается среднее между этими [крайностями]: такой человек, который не отличается ни добродетелью, ни праведностью, и в несчастье попадает не из-за порочности и подлости, а в силу какой-то ошибки.

    Можно и дальше цитировать этот кодекс поэтов древней Греции, но, как мне кажется, проще взять этот достаточно небольшой труд и прочитать самим.
    Конечно, местами эта книга кажется устаревшей, но хорошие люди переходящие от счастья к несчастью - это и сейчас возмутительно, а жалость и сейчас вызывают и достойные и недостойные. Скажите, разве определение комедии, которое дает Аристотель, устарело?

    Комедия же, как сказано, есть подражание [людям] худшим, хотя и не во всей их подлости: ведь смешное есть [лишь] часть безобразного. В самом деле, смешное есть некоторая ошибка и уродство, но безболезненное и безвредное; так, чтобы недалеко [ходить за примером], смешная маска есть нечто безобразное и искаженное, но без боли.

    Конечно, сейчас и явные издевательства иногда считают смешными, но разве это так хорошо?
    Вердикт: стоит почитать всем увлекающимся литературой, театром и, наверное, историей, хотя:

    Поэтому поэзия философичнее и серьезнее истории, ибо поэзия больше говорит об общем, история — о единичном.
  2. Anthropos
    Оценил книгу

    Если вам до сих пор непонятно откуда появился и как объясняется закон Единства времени, места и действия, не можете понять почему в библиотеках соседствуют отделы поэзии и драматургии, не до конца ясны принципы по котором в античности отличали трагедию от комедии и драму от эпоса, то почитайте Поэтику Аристотеля, вам будет интересно.
    В этом очень логичном, довольно остроумном и познавательном трактате автор объясняет основные принципы построения поэтических и драматургических сочинений, помогает понять происхождение разных слов (комик, перепетии и др.) и даже приводит в качестве примера краткий пересказ Одиссеи (задолго до современных школьников, ленящихся читать полные произведения). В целом, это сочинение куда более просто и ясно написано, чем вы могли бы подумать, и может быть интересно каждому, а не только литературоведам и знатокам античной культуры.

  3. Roman-br
    Оценил книгу

    В неоконченном произведении Поэтика Аристотель (384 — 322 гг. до н. э.) высказывается о принципах построения трагедии, коснувшись при этом и эпоса. В несохранившейся части остался анализ комедии и лирической поэзии. В отличие от историка, «задача поэта – говорить не о действительно случившемся, но о том, что могло бы случиться, следовательно, о возможном – по вероятности или необходимости». Из этого Аристотель делает вывод, что поэзия говорит не о единичном, а о более общем (по сути, «типическом» - но этого слова у Аристотеля нет), чем история.

    Трагедия, как и комедия, возникла из естественной склонности человека к подражанию. При этом Аристотель приводит довольно странный аргумент в пользу эстетического удовольствия от подражания: то, что отвратительно в реальной жизни (например, вид трупа), люди с удовольствием смотрят на картинах. В то время как комедия - это подражание худшему, «трагедия есть подражание действию важному и законченному». Комедия, по Аристотелю, возникла из фаллических песен. Действующие лица в трагедии должны быть людьми не плохими и не идеальными, а просто хорошими, попавшими в трагическую ситуацию из-за вольной или невольной ошибки. В этом случае зритель будет косвенно «узнавать» себя в трагедии и таким образом сопереживать действию.

    «Что касается числа актеров, то Эсхил первый довел его с одного до двух, ограничил хоровые части и предоставил главную роль диалогу, а Софокл /ввел/ трех /актеров/ и декорации.» А вот кто ввел маски, пролог и увеличил число актеров в комедии Аристотелю неведомо. В трагедии важна фабула - стержень всего, в которой можно выделить перипетии и узнавание. Перипетия – это «перемена событий к противоположному», как правило, переход от счастья к несчастью (в трагедии) или наоборот (в комедии). И перипетии и узнавания должны происходить в трагедии естественно, то есть, по необходимости или вероятности. Например, узнавание выглядит натянутым, если оно происходит по каким-нибудь приметам. В этом смысле, образец превосходной фабулы - Царь Эдип Софокла.

    Именно Аристотель впервые разделяет античную литературу на эпос, драму и лирику. Само слово лирика появлиась, правда, много позже, в Александрии, а в то время существовали только названия для всех жанров лирики, например, кифаристика, трагическая поэзия и т. д. Аристотель говорит о том, что трагедия очищает через пережитый страх и страдание, но о том, в чем собственно состоит переживаемый зрителем катарсис существует несколько мнений, а сам философ не слишком развил эту тему в Поэтике.

  1. Комедия, как мы сказали, это воспроизведение худших людей, по не по всей их порочности, а в смешном виде. Смешное – частица безобразного. Смешное – это какая-нибудь ошибка или уродство, не причиняющее страданий и вреда, как, например, комическая маска. Это нечто безобразное и уродливое, но без страдания.
    4 июля 2016
  2. Различие видов поэзии в зависимости от способов подражания: а) объективный рассказ (эпос); b) личное выступление рассказчика (лирика); с) изображение событий в действии (драма).
    19 января 2018
  3. Воспроизведение действия – это фабула. Фабулой я называю сочетание событий. Характером – то, на основании чего мы определяем качества действующих лиц. Мыслью – то, посредством чего говорящие доказывают что-нибудь или просто выражают свое мнение.
    27 апреля 2018

Интересные факты

В книге Имя розы Умберто Эко есть отсылки к "Поэтике" Аристотеля.
Подборки с этой книгой