Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Воспоминания

Воспоминания
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
121 уже добавили
Оценка читателей
4.75

Анастасия Ивановна Цветаева (1894–1993) – прозаик; сестра поэта Марины Цветаевой, дочь И.В. Цветаева, создателя ГМИИ им. А.С. Пушкина.

В своих «Воспоминаниях» Анастасия Цветаева с ностальгией и упоением рассказывает о детстве, юности и молодости.

Эта книга о матери, талантливой пианистке, и об отце, безоглядно преданном своему Музею, о московском детстве и годах, проведенных в европейских пансионах (1902–1906), о юности в Тарусе и литературном обществе начала XX века в доме Волошина в Коктебеле; о Марине и Сергее Эфроне, о мужьях Борисе Трухачеве и Маврикии Минце; о детях – своих и Марининых, о тяжелых военных годах.

Последние две главы посвящены поездке в Сорренто к М. Горькому и поиске места в Елабуге, где похоронена сестра.

Лучшие рецензии
dear_bean
dear_bean
Оценка:
200

Маринина смерть будет самым глубоким, жгучим – слов нет – горем моей жизни.

Нельзя любить творчество человека, и в тоже время оставаться безразличным к тому, каков он, этот человек. Ведь творчество - это часть человека, а не отдельное "нечто". Никогда творчество не может быть просто безликим повествованием, любой посыл - это внутренние порывы, внутренние ощущения, это просто твоё внутреннее "Я".
Да, я люблю поэзию, многие не верят, но я частенько беру томик по ночам и начинаю перечитывать любимых поэтов. Но как много мы видим через стихотворения и как много ещё сокрыто в потёмках души нашей: в истории нашей жизни.
Удивительная Ася Цветаева передала нам историю той Марины, которую мы не знаем, или знаем, или знаем не так. И не узнали бы. Здесь всё: и детство, и взросление, и начало творчества, и тяжелые будни, и времена-нравы, и Коктебель, и Волошин, Сергей Эфрон, дочка, Гражданская Война.. Но самое главное - здесь чувства, любовь, здесь сама жизнь дышит и струится.
Ах, насколько же прекрасна поэзия Цветаевой, что действительно заслуживает такого увесистого издания как "Воспоминания Анастасии Цветаевой". Поэзия Марины, как и вся её жизнь, такая разная - может быть легкая и мелодичная, а может быть тяжелая, больше напоминающая ломанную линию, чем мелодию вальса, но в любом случае поэзия в своеобразной прекрасной форме изображает любые события и чувства, не подстраиваясь под эту форму, а используя ее для достижения своих целей. "Поэт - совесть эпохи!" И слышать эту совесть - значит понимать суть событий.
Путь женщины-воина. Без всякого банального феминизма. Просто человек хотел "быть", а не существовать. Марина хотела любить, чувствовать, жить!

Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное, — какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное, родное — какая скука!

Была головокружительная влюбленность в неординарного человека. Неважно кто это – женщина, мужчина - какая разница! Если сердце начинает учащенно биться при встрече, если каждый взгляд и прикосновение приносит трепетное ощущение близости. После случившегося же и в течение происходящего в стихах Цветаевой явно прослеживается неодобрение ко всему, что касается их отношений с Парнок. Но самое главное, то, что еще в начале отношений с Парнок Цветаева знает – им не быть вместе, не будет и других гомоэротических связей. Стихотворение "Подруга" заканчивается следующими строчками: За эту ироническую прелесть, Что Вы - не он...
Цветаева великая в своем роде писательница и поэтесса. Её "неправильные" рифмы, сочетания казалось бы несочитаемого, - странные окончания слов, самопридуманные слова и т.д. и т.п. - это всё удел, не побоюсь этого слова, гения Марины Цветаевой. Со школы еще я помню эту неприязнь учителей литературы, котрая проявлялась, как только мы доходили до творчества Цветаевой. Или как только мы доходили до биографии? Я уже вряд ли вспомню, но помню и знаю, что многое из её автобиографии замалчивалось. Но я считаю ее гением.
Она относительно сложная поэтесса с индивидуальными и особенными чертами, которые понятны лишь немногим. И в то же время, искусственные обороты, возможные только лишь в стихах девочек-старшеклассниц, когда гормональный фон не даёт возможности ощутить себя и реализовать, настолько похож на стиль Марины, а соответственно понятны её стихотворения всем без исключения, просто разное восприятие.
Сильная и мужественная Марина, перенесшая столько лишений, бед, смертей... детей, друзей.. Разлуку. Страшное дело! Закалило и сделало сильней. Может быть и можно назвать ее стихи истеричными и крайне эмоциональными. Но не в этом ли прелесть ее открытой поэзии? Разве наши чувства всегда спокойны? И разве не правду выражают строки "...что ни одна до самых недр мать так на ребенка своего не взглянет, что за тебя, который делом занят, не умереть хочу, а умирать..".
Когда расстаешься с человеком надолго, остаются приятные воспоминания о времени проведенным с ним. И тогда понимаешь, как хорошо было вместе, и то, что мы не ценили то время, которое было дано нам.. И что уже не вернуть прошлого. Воспоминания есть добрые, светлые, а есть и страшные. Страшны потери, страшны человеческие болезни и смерть. Не дай Бог никому. Наверно, нам, людям, нужны испытания, но воспоминания о них способны разрушить сердце и убить рассудок. Но как ни страшна смерть физическая, смерть моральная еще ужасней. Воспоминания о светло-голубом.. или сером. Об улыбке. Как ножом – острым, ребристым, по запястьям. А могут быть воспоминания о будущем, если там – все такое же? И какая разница тогда.. все течет, все изменяется, а всё описанное Анастасией Цветаевой в сборнике - всё правда.. Правда жизни.
Когда я впервые познакомилась с томиком цветаевских стихотворений, всё было как удар. Слова, вывернутые наизнанку, скрещенные между собой, слитые в одно целое и гордящиеся своей индивидуальностью. Ритм, требующий полного подчинения себе души, отдающийся внутри болью и чувством, ярким до материальности. Невозможно судить об оправданности и правильности тех или иных эмоций, когда они стихотворными строчками проходят внутри, заставляя вздрагивать в такт этому чёткому до боли ритму.

Читать полностью
Martovskaya
Martovskaya
Оценка:
65

Бывает, дадут книгу почитать, а она настолько близка по духу, что отдавать не хочется. Тянешь-тянешь, а отдашь – начинаешь скучать по ней. В электронном пространстве ее нет (или, может, есть, но не дается в руки)... И вот сердобольные родные делают подарок – эту самую книгу! И можно снова уйти в нее и пе-ре-чи-ты-вать столько, сколько хочешь, а не глотать поскорее, как чужую.
Все это относится к воспоминаниям Анастасии Цветаевой.
Книга всем взяла: теплом, светом, немрачной трагичностью, совершенно осязаемыми впечатлениями детства, тонкой психологичностью, поразительными описаниями увлеченностей самыми разными занятиями, и в целом – картиной века. Никакая художественная книга не дает такого осязания хода времени, как настоящая (только переложенная на бумагу) жизнь.
Будучи сестрой такой личности, как Марина Цветаева, менее известная Анастасия не проявила ни тени ревности или зависти. Наоборот, в каждой странице слышна любовь – безусловная, но не слепая. Есть и критика, и недоумение, и горестность, но совсем нет черной краски – ни по отношению к своим, ни по отношению к чужим.
Особый мир – язык. Учившаяся в нескольких странах «мультиязычная» Ася окутывает читателя превосходным русским языком. Много пассажей, посвященных словам, понятиям, ассоциациям. Много музыкальных образов – как будто со страниц льются звуки рояля. Много искристых, ароматных, радостных наблюдений и природных, бытовых, харАктерных и страноведческих сцен. Настоящее богатство.
Знаю, что жанр мемуаров не всеми любим, но для меня дневники и воспоминания – самое ценное в литературе. От такой книги отказаться невозможно, ведь это тот редкий случай, когда читаешь чужие воспоминания, а видишь почему-то – свои. Парадокс.

Читать полностью
ilfasidoroff
ilfasidoroff
Оценка:
44

Что сказать о "Воспоминаниях" А.И.Цветаевой?

Ну, во-первых, наверное, то, что они очень объемны. (В этом месте я сразу возомнила себя Мистером Бином, анализирующим "Портрет моей матери": "Во-первых, она достаточно большая. И это превосходно...") 809 страниц в первом томе, 789 страниц во втором (оба прочитаны в формате PDF)... Медленно читающим с длинным списком других непрочитанных книг а также всем "мистерам Бинам" читать сие произведение залпом не рекомендую. Лучше, пожалуй, растянуть его на зиму (а то и на две-три) вперемешку с другими книжками, когда выберется свободная минутка — у камина, например. Чтобы никуда не спешить. Не гнаться за своими делами, не гнаться за сюжетом книги... В мемуарах с сюжетами вообще бывает сложно, хотя в иных бывает сразу несколько, "Воспоминания" А.И. Цветаевой, в этом плане, не исключение.

Язык — роскошь. Пусть у Анастасии Ивановны не так поразительно чеканен, зернист и афористичен, как у ее старшей сестры, но плавен и логичен, грамотен и чист, красивый, ни в одном слоге не устаревший аристократический русский язык.

Колоссальная аккуратность хронологических описаний. В первом томе она особенно тщательная; для пытающегося "заглотить" "Воспоминания" залпом — это даже более чувствительно: ведь Цветаевы каждый год отмечали Пасху, Рождество, каждое лето ездили на дачу — ну сколько может быть отличий, допустим, в Рождестве-1897 от Рождества-1898? (Но это лишь для "глотающего залпом", см. мой совет про чтение у камина выше.)

Внимательность к каждой детали быта, событиям в жизни — не только Марины (и, естественно, самой Анастасии), но и каждого члена семьи, каждого ее друга, прислуги, животных... многих, многих людей, с которым сталкивала судьба — иногда на миг, иногда надолго. Именно благодаря этой книге, (буквально на днях) я, находясь в Москве, сама провела "экскурсию" для своих родных по дому-музею М. Цветаевой в Борисоглебском, гид не понадобился.

Что поразило в этой книге больше всего — пожалуй, отношение А.Цветаевой к любви, о котором... я не хочу (пока) писать здесь. А также я искала ответа на свой вопрос: почему Маринина дочь Аля (Ариадна Сергеевна Эфрон) находила Асю столь трудной в общении. Я кажется, нашла ответ, но и его здесь (пока) не озвучу.

Читать полностью
Лучшая цитата
Муся хвасталась уменьями, недоступными Андрюше и мне:
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление