Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

1900-й. Легенда о пианисте

1900-й. Легенда о пианисте
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
1702 уже добавили
Оценка читателей
4.28

Новеченто – 1900-й – это не только цифра, обозначающая год. Так зовут гениального пианиста-самоучку, родившегося на борту океанского лайнера. У него нет ни документов, ни гражданства, ни родственников, только имя, данное кочегаром, нашедшим ребенка. 1900-й никогда не покидал корабля, никогда не ступал на твердую землю. В бурю и в штиль он не отрывается от клавиш. Книга представляет собой драматический монолог, пронизанный удивительной музыкой и океанским ветром. Кажется, что Господь Бог управляет Вселенной, перебирая людские судьбы, как клавиши громадного рояля.

Лучшие рецензии и отзывы
Masha_Uralskaya
Masha_Uralskaya
Оценка:
256

Это не обычная книга. Это монолог. Воспоминания о прекрасном времени. Чистейшая музыка, мелодия волн, песнь моря. Слова, идущие из самого сердца. Память о друге, об уникальном музыканте, равного которому не было и не будет.
Его тонкие пальцы, парящие над клавишами, и сейчас возникают в памяти старого трубача, стоит только закрыть глаза.
И его музыка, ни на что не похожая, прекрасная. Она уносит в те далекие дни, когда пароходы перевозили в молодую страну ее новых жителей. Отчаявшихся и полных надежд. Когда в салоне первого класса шампанское лилось рекой, и танцевали нарядно одетые дамы, и за роялем сидел тот самый, неповторимый, чья жизнь началась на корабле, и на корабле прошла. Тот, кто узнавал о мире из чужих воспоминаний, но словно видел его своими глазами. Тот, кого так и не дождались миллионы дорог, разбегающиеся на миллионы сторон от корабельного трапа.
День за днем он играл для них. Всю жизнь и одно мгновение. И тот, кто слышал его музыку, уже никогда ее не забудет.

Читать полностью
zhem4uzhinka
zhem4uzhinka
Оценка:
168

Прекрасная и очень странная книга. Начать хотя бы с того. Что «1900-ый» считается, вроде бы, романом, хотя иные рассказы будут пообъемнее. Я решила пойти с собой на компромисс и считать его повестью. Итак, это повесть об уникальном человеке, ровеснике 20 столетия. Родившийся без родителей и без родины, гениальный пианист, всю свою не очень долгую жизнь проживший на корабле.

Девятисотый – брошенный ребенок неизвестных родителей, усыновленный роялем и океаном. А сама повесть – внебрачное дитя музыки и театра. Она представляет собой монолог к ремарками, написанный изначально для театральной сцены, и воображение читателя как будто раздваивается, одновременно показывая молодого человека за клавишами рояля на борту огромного лайнера посреди безграничного океана – и чернокожего актера на маленькой, практически пустой сцене. А от музыки тексту достался ритм: он резко сменяется, то порывисто скачет и обрывается на самой громкой ноте, то течет плавно и медленно, как сложная музыкальная импровизация. Повесть пропитана дыханием музыки, любовью к ней; музыка для Девятисотого – это вся его жизнь, его вера, его сила. И во многом фигура Девятисотого схожа с самим двадцатым веком, трагическим и гениальным.

Я бы не назвала этот текст филигранным или безупречным, но он чарующий, образный и удивительный – едва ли кому-то часто доводится читать нечто подобное. Если что и можно поставить ему в упрек, так это краткость. О Девятисотом, об этом странном, безмерно одиноком обитателе Океана хочется узнать куда больше, чем нам позволено.

Читать полностью
Morrigan_sher
Morrigan_sher
Оценка:
139

Жизнь-мечта... Шум волн, отвратительные крики чаек - как будто кого-то убивают, где-то из-под палубы доносится лязг и размеренный гул двигателя, откуда-то сверху долетают обрывки разговора ни о чем и приглушенный смех. Невидимая взвесь морской воды оседает на лице и руках, чуть ощутимый привкус соли. Время - ранние сумерки, такие пронзительные в море. В прозрачном воздухе за линией горизонта, изгибаясь, скрывается солнце. И вот последние лучи, но еще не темно... Все звуки сливаются в песню моря и путешествия. Рояль... У Тысяча Девятисотого был джаз, а у меня будет Шопен - легкий, изысканный, милый, сентиментальный вальс. И-и-и, раз-два-три, раз-два-три... А еще виолончель, нет, не труба, а виолончель. Струны дрожат от прикосновений к клавишам и движения смычка - чистый звук переливается и утекает в море, растворяясь где-то там, в волнах и воздухе. И-и-и, раз-два-три, раз-два-три... и можно танцевать,

потому что когда танцуешь, невозможно умереть и ты чувствуешь себя Богом.

И я заколдую этот вечер и эту ночь, и буду танцевать и буду Богом. А впереди такой долгий путь, который только начинается.

Читать полностью
Лучшая цитата
Есть у итальянских переводчиков прекрасное выражение «tradurre e tradire», что на русском звучит не так эффектно: «перевод – это предательство». Это правда. Язык – это зеркало культуры, и, чтобы переводить хорошо, надо знать концепты языка, с которого переводишь. И уметь найти в своем языке аналог, понятный будущим читателям. Каждый язык имеет свою особую структуру, свои правила, свои особенности. Если все переводить буквально, можно попросту разрушить то произведение, которое переводишь. Приходится «предавать» слова, чтобы «передавать» смысл. Но «предавать» можно играючи, флиртуя со своим «партнером», не нарушая очарования исходного текста.
1 В мои цитаты Удалить из цитат