Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Masha_Uralskaya
    Masha_Uralskaya
    Оценка:
    256

    Это не обычная книга. Это монолог. Воспоминания о прекрасном времени. Чистейшая музыка, мелодия волн, песнь моря. Слова, идущие из самого сердца. Память о друге, об уникальном музыканте, равного которому не было и не будет.
    Его тонкие пальцы, парящие над клавишами, и сейчас возникают в памяти старого трубача, стоит только закрыть глаза.
    И его музыка, ни на что не похожая, прекрасная. Она уносит в те далекие дни, когда пароходы перевозили в молодую страну ее новых жителей. Отчаявшихся и полных надежд. Когда в салоне первого класса шампанское лилось рекой, и танцевали нарядно одетые дамы, и за роялем сидел тот самый, неповторимый, чья жизнь началась на корабле, и на корабле прошла. Тот, кто узнавал о мире из чужих воспоминаний, но словно видел его своими глазами. Тот, кого так и не дождались миллионы дорог, разбегающиеся на миллионы сторон от корабельного трапа.
    День за днем он играл для них. Всю жизнь и одно мгновение. И тот, кто слышал его музыку, уже никогда ее не забудет.

    Читать полностью
  • zhem4uzhinka
    zhem4uzhinka
    Оценка:
    168

    Прекрасная и очень странная книга. Начать хотя бы с того. Что «1900-ый» считается, вроде бы, романом, хотя иные рассказы будут пообъемнее. Я решила пойти с собой на компромисс и считать его повестью. Итак, это повесть об уникальном человеке, ровеснике 20 столетия. Родившийся без родителей и без родины, гениальный пианист, всю свою не очень долгую жизнь проживший на корабле.

    Девятисотый – брошенный ребенок неизвестных родителей, усыновленный роялем и океаном. А сама повесть – внебрачное дитя музыки и театра. Она представляет собой монолог к ремарками, написанный изначально для театральной сцены, и воображение читателя как будто раздваивается, одновременно показывая молодого человека за клавишами рояля на борту огромного лайнера посреди безграничного океана – и чернокожего актера на маленькой, практически пустой сцене. А от музыки тексту достался ритм: он резко сменяется, то порывисто скачет и обрывается на самой громкой ноте, то течет плавно и медленно, как сложная музыкальная импровизация. Повесть пропитана дыханием музыки, любовью к ней; музыка для Девятисотого – это вся его жизнь, его вера, его сила. И во многом фигура Девятисотого схожа с самим двадцатым веком, трагическим и гениальным.

    Я бы не назвала этот текст филигранным или безупречным, но он чарующий, образный и удивительный – едва ли кому-то часто доводится читать нечто подобное. Если что и можно поставить ему в упрек, так это краткость. О Девятисотом, об этом странном, безмерно одиноком обитателе Океана хочется узнать куда больше, чем нам позволено.

    Читать полностью
  • Morrigan_sher
    Morrigan_sher
    Оценка:
    139

    Жизнь-мечта... Шум волн, отвратительные крики чаек - как будто кого-то убивают, где-то из-под палубы доносится лязг и размеренный гул двигателя, откуда-то сверху долетают обрывки разговора ни о чем и приглушенный смех. Невидимая взвесь морской воды оседает на лице и руках, чуть ощутимый привкус соли. Время - ранние сумерки, такие пронзительные в море. В прозрачном воздухе за линией горизонта, изгибаясь, скрывается солнце. И вот последние лучи, но еще не темно... Все звуки сливаются в песню моря и путешествия. Рояль... У Тысяча Девятисотого был джаз, а у меня будет Шопен - легкий, изысканный, милый, сентиментальный вальс. И-и-и, раз-два-три, раз-два-три... А еще виолончель, нет, не труба, а виолончель. Струны дрожат от прикосновений к клавишам и движения смычка - чистый звук переливается и утекает в море, растворяясь где-то там, в волнах и воздухе. И-и-и, раз-два-три, раз-два-три... и можно танцевать,

    потому что когда танцуешь, невозможно умереть и ты чувствуешь себя Богом.

    И я заколдую этот вечер и эту ночь, и буду танцевать и буду Богом. А впереди такой долгий путь, который только начинается.

    Читать полностью
  • AffrontiRegiven
    AffrontiRegiven
    Оценка:
    120

    Он умел слушать. И умел читать. Не книги - они все хороши, - он умел читать людей. Следы, которые на них оставляли места, звуки, родная земля, жизненные происшествия...

    Какая же красивая книга! Немножко грустная, немножко веселая, но такая изящная и утонченная.

    1900-й действительно легенда. Его душа, также красива, как и его музыка. Он вырос на борту океанского лайнера, среди волн и буйного океана и теперь они нашли отражение и в его музыке. А она поистине прекрасна и чарующа. Через игру на пианино он открывают свою душу, свои воспоминания, он живая легенда, каждый, кто видит его, восхищается и тайно завидует ему.

    Ты жив по настоящему до тех пор, пока у тебя есть в запасе хорошая история и кто – то, кому можно ее рассказать.

    Его музыка она околдовывает, уносит в далекое путешествие по волнам, каждый находит в ней что-то родное и близкое. А атмосфера! Она удивительна, также как и сам герой. Кругом раздаются звуки джаза, шампанское льется рекой от одного столика к другому, дамы в изысканных платьях и мужчины в смокингах танцуют, флиртуют и улыбаются, все они счастливы. А где то в уголке сидит человек, который создает всю эту красоту. Сам он сейчас путешествует по своим воспоминаниям, вспоминает старых друзей и человека, который заменил ему отца.

    Его жизнь – это игра, которую никто никогда не сможет забыть.

    Читать полностью
  • nad1204
    nad1204
    Оценка:
    64

    Как же красиво пишет Барикко! Соленые брызги бескрайнего океана и музыка...И человек, который окутан тайной. Которого не то наградил Бог, не то наказал, подарив ему талант музыканта...
    И опять небольшое по объему произведение просто вытягивает наружу все эмоции...И опять все на уровне ощущений...Потрясающе!

Другие книги подборки «Книги о профессионалах своего дела »
Другие книги серии «Азбука-классика»