Тобол. Мало избранных

4,7
270 читателей оценили
679 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. Tarakosha
    Оценил книгу

    Полгода ожиданий после прочтения первой части Тобола А. Иванова оправдали себя на 100 %. После успешного начала , будь то фильма или романа, всегда есть опасения, что продолжение, зачастую пишущее или снимаемое в угоду зрителю/читателю, будет гораздо слабее и где-то натужнее, совершенно не оправдало себя, что не может не радовать.

    Еще одно обстоятельство, тревожащее меня в предвкушении встречи со знакомыми героями, тоже оказалось напрочь забытым, стоило вновь окунуться в уже успевшую полюбиться историю сибирского Тобола. Выяснилось, что все герои романа, так замечательно прописанные им в первой части, накрепко отпечатались у меня в мозгу и с каждой вновь перевернутой страницей я вспоминала историю каждого жителя, упоминаемого в предыдущей книге.

    И мне кажется, что это не моя суперспособность, а умение автора сделать каждого персонажа запоминающимся и выразительным за счет каких-то только ему присущих черт и особенностей, нашло здесь яркое подтверждение. Будь то губернатор Матвей Гагарин, царь Петр, сестры-остячки, семья архитектона Ремезова, секта беглых раскольников и её идейный вдохновитель, плененные шведы, некоторые из которых уже глубоко укоренились на чужой им земле, митрополит Филафей, торговец Касым и другие, менее значимые персонажи, предстают перед глазами, обретая плоть и кровь. Все истории здесь имеют логическое продолжение, а возможно, и завершение. Кто-то не сумел совладать со своими чувствами, кто-то решил, что может быть хитрее хитрого и поплатился за это.

    Так как все истории, рассказанные в первой части, здесь имеют логическое продолжение, то и основные составляющие романа остаются прежними: Власть, Деньги, Вера. Развивая эти темы, автор раз за разом подводит героев к теме выбора: нравственного, религиозного и прочее. И раз за разом, оказывается, что слаб человек и из много званых, избранными будут единицы, сумевшие побороть в себе жажду наживы, славы и почестей.

    Если в вопросах власти и звонкой монеты и отношения и возможного поведения героев все более менее предсказуемо, то пожалуй, наиболее интересными в связи с этим оказались для меня страницы романа, связанные с темой Веры и религии, не навязываемые мечом, а силой убеждения, слова и собственного примера.

    Роман, как и предыдущий, масштабен и атмосферен, с полным погружением в то время, которое автору удалось достоверно и наглядно изобразить практически на тысяче страницах плюс отлично передать национальный русский характер и дух, что тоже немаловажно. В нем охватывается не только большой временной промежуток и огромная территория, но и значительное число персонажей имеют место быть. Не только Россия-матушка, но и другие страны фигурируют тут. Не только русские, но и другие народы: остяки, вогулы, монголы, шведы...
    Исторические события в масштабах страны, жизнь и судьба отдельного человека, развитие большого региона, мистика и реальность отлично переплелись и в итоге стали замечательным интересным романом, который смело рекомендую к прочтению.

  2. Sharku
    Оценил книгу

    Много званных, мало избранных.
    После прочитанных двух томов этого колоссального и многогранного произведения данный слоган наконец-то стал понятным (а еще стал понятным наконец трейлер фильма).
    В первой книге Сибирь призывала к себе людей, было введение в жизнь Сибири, в ее уклад, а также зачатки для дальнейшего сюжета. Тогда как вторая книга раскрывает все последствия и завершает историю Сибири при Петре I (заодно и убирает себе негодных, а избранных то остается мало). Все вопросы, которые были подняты после прочтения первой книги (кто, зачем, почему и что вообще происходит) решены. Не осталось вообще ничего, все сюжеты сведены к концу и продолжения не будет, и это прелестно.
    Полторы тысячи страниц удовольствия, путешествия по Сибири, глухим степям Джунгарии, дремучим лесам тайги. В книге(ах) есть просто все, для вашего удовольствия. Описана вся жизнь Сибири и близ Сибири, тут вам и русские, бухарцы, джунгары, китайцы, остяки и самоеды и так далее и тому подобное. Различные боги, описание различных чудес от богов. И предательства, и любовь, и... Да вообще все есть, даже маньяк-старовер попался, который сотворил такое, что в страшном сне не приснится.
    Про язык Алексея Иванова я уже в какой раз распинаться не хочу, но могу сказать одно, если бы было написано плохо, скучно и не интересно, я в жизни бы не прочитал 1500 страниц за такой короткий срок.

  3. red_star
    Оценил книгу

    Все интересно и завлекательно, вся эта невообразимая кутерьма из джунгаров, пленных шведов, остяков и вогулов, птенцов гнезда Петрова и прочих, прочих, прочих. В середине второго тома, когда Иванов душещипательно рассказывал о злоключениях Бухгольца у Ямыш-озера, мне показалось, что я настроился на ту удивительную волну, которую ощущаешь при чтении «Сердца пармы» (и которая так редка уже при чтении «Золота бунта»). А потом все свалилось в кучу, замельтешило, стало предсказуемым и даже порой скучным.

    Я пытался понять – что не получилось, почему так? Все есть, а целого нет? И потом я понял (или мне показалось, что я понял). Знаете, совсем недавно я читал сборник текстов Юзефовича, в котором был и трогательный рассказ о футуристе Каменском, где, среди прочего, рассказывалось как он пытался написать историческое произведение о русском бунте и подстраивал его под изменения генеральной линии партии. То героическое классовое сопротивление русскому империализму, то прогрессивный империализм против заговоров и подрывной деятельности турок.

    Вот и Иванов написал образцовый карикатурно-сталинский исторический роман. Везде шныряют агенты темных сил, будь это бухарец или швед, большие мероприятия срываются из-за жуткого коварства некоторых злонамеренных лиц, держава в опасности и все такое. Катарсиса нет, ибо нет силы, способной прозреть вражескую активность, даже Петр I, хоть и старается, но все же уровня бдительности НКВД не достигает. Есть в срыве больших дел даже что-то глупоакунинское – когда ты видишь что-то красивое и хорошо работающее – от стройки до военного отряда, то сразу ощущаешь, что автор назидательно с этим расправится, ибо нет такому места в нашем неумытом отечестве.

    И взяла меня печаль. Иванов тем, казалось мне, и импонировал, что не усвоил той мифической картины мира, раз за разом обрекающей нашу страну на навечно закрепленное в мировом разделении труда место. Нет, он был печален, кровав, но сдержанно оптимистичен, намекал нам, что все это хотя бы в отдаленном времени окажется не зря, а со смыслом. Теперь и Иванов пишет в общем русле.

    Смазал впечатление и Новицкий. Этот вышедший карикатурным мазепинский ссыльный показывает – как тяжело сейчас найти место украинскому персонажу, даже в историческом романе. Автор сделал его в духе романтического малоросса XIX века, задумчивым, народноколоритным и картонным. Он со всеми, даже вогулами и остяками разговаривает на языке, по мысли Иванова похожим на украинский (на мой боковой взгляд это мало напоминает современный украинский, и мне любопытно – кто-то консультировал Иванова по говорам начала XVIII века или это просто самостоятельная попытка псевдоукраинизировать речь?). К тому же Новицкий не раз вспоминает взятие Батурина, и именно в терминах современной политической пропаганды (не российской, заметим), что тоже довольно сильно удивляет.

    Масштабное, хорошо написанное, бесцельное полотно с ходульными персонажами и без настоящего сюжета. Удался только Ремизов и князь Гагарин, они хороши, почти-почти вытягивают повествование, особенно вместе с жуткими раскольниками и их палами, но нет, автор срывается, бросает их без действия на сотни страниц, и живая жилка замирает.

  1. Но очень поучительно, господа, наблюдать устройство русской жизни, когда преимущество слагается из недостатков.
    24 декабря 2018
  2. Что делает человек, который вернулся домой, хотя в долгих странствиях уже и не чаял вернуться? Разве этот человек будет брагу пить? Разве он позовёт друзей-приятелей и примется плясать посреди горницы? Нет. Он просто сядет под образами и будет вспоминать, сколько дорог прошёл.
    1 июля 2018
  3. Грехи отмолить можно, а счастья даже у бога не выпросишь, если сам ни с чем не примиряешься и всех против себя оскалом поворачиваешь.
    12 июня 2018