Уроки чтения. Камасутра книжника

4,1
68 читателей оценили
219 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу

О книге

Своими городами Александр Генис считает Ригу, где он вырос, и Нью-Йорк, где он с 1977 года живет и работает – в газете (“Новый американец”), на “Радио Свобода”, а главное – в кабинете. Поделив жизнь между письменным (“Довлатов и окрестности”) и обеденным (“Колобок”) столом, между Старым (“6 пальцев”) и Новым (“Американская азбука”) Светом, между Востоком (“Билет в Китай”) и Западом (“Странник”), между литературой (“Иван Петрович умер”) и искусством (“Фантики”), Ге -нис в своих книгах упорно поднимает литературу нон-фикшн до той вершины, где она становится литературой просто, отвоевывая себе особое место. Написанные со страстью и юмором “Уроки чтения” служат детальной инструкцией по извлечению наслаждения из книг. Все 35 уроков литературного гедонизма наглядны, увлекательны и полезны. Освоив их, каждый окончит школу чтения, которое, по твердому убеждению Гениса, сулит “общедоступное ежедневное счастье – для всех и даром”.

Подробная информация

Правообладатель: ФТМ

Дата написания: 2013

Год издания: 2013

ISBN (EAN): 9785170796007

Объем: 395.9 тыс. знаков

  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Не удалось мне пройти мимо книжки с таким манящим заголовком. Нет, я даже не про "камасутру", а про "35 уроков литературного гедонизма". Гедонизма же! Не знаю, что там у кого представляется, а у меня аж слюнки потекли – ведь значит, что это книга про то, как получить от чтения максимум удовольствия. То, что надо.

    Поначалу автор действительно держал заявленный темп, урок был уроком. Как надо читать Толстого, в каком состоянии хвататься за Достоевского, что делать с безудержным Гоголем? Что-где-когда не только освещалось, но ещё и мотивировалось. Но чем дальше в лес, тем толще стали попадаться партизаны. Уже через пару так называемых уроков стало ясно, что такой заманчивый подзаголовок высосан из пальца в чисто рекламных целях. Это просто 35 хаотичных эссе на тему чтения, никакой общей структуры, никаких "уроков". Иногда попадается удачный и интересный материал (большую часть которого благоразумно разместили в начале), а иногда тоска серая и жидкая водичка. Я, на самом деле, где-то неделю назад закончила сейчас, но большая часть эссе уже из памяти выветрилась — ничего в них нет такого, что хотелось бы запомнить навсегда и уж тем более использовать в своих читательских оргиях.

    А вот как авторская колонка (подозреваю, что именно оттуда и понаплывали эти 35 уроков) текст выглядел бы вполне симпатично. Когда уже составители поймут, что пихать эссе без литературного редактирования – дурной тон, книга так не склеится, она так и останется сборником разрозненных материалов под одной обложкой, даже если все материалы по одной и той же теме. На то и нужен редактор, чтобы подогнать тексты один к другому, составить общую картину. А так – очередная симпатичная и неглупая, но не слишком ценная вещичка. Штучка. Книжечка. Камасутрочка. Обязательно с уменьшительным суффиксом, чтобы не зарилась на место литературы и осталась в почетных списках литературочки.

  2. matiush4388
    Оценил книгу

    На обложке

    детальная инструкция по извлечению наслаждения из книг

    звучит само по себе глупо, но в совокупности с содержанием еще глупее.
    Потому что все это напоминает картинку про уроки рисования

    Черт с ними, с уроками, хотя в самом начале можно еще встретить несколько рекомендаций, как это делать, а потом это уже превращается в разговоры про жизнь. Надо заметить, что Генис далеко не Пруст и о жизни пишет так себе. Хотя в некоторых моментах мне понравилось.

  3. mary_sand
    Оценил книгу

    Спасибо, хорошо поболтали ни о чём.

    На самом деле, мне захотелось надавать автору по лицу ровно в третьем абзаце. За "Ну кто в зд­ра­вом уме хо­чет знать, чему ра­вен си­нус аль­фы? ка­ко­ва ва­лен­т­нос­ть во­до­ро­да?" А потом ещё за аналогичную сентенцию в адрес квадратных уравнений (в особенности за квадратные уравнения: несостоявшийся математик во мне негодует). Если бы не заработанный чуть ранее ( Родная речь: Уроки изящной словесности ) кредит доверия, уважение бы моё не просто скатилось ниже плинтуса, а приблизилось бы к абсолютному нулю (т.е. примерно к −273,15 °C, но знать об этом, понятное дело, тоже никому не нужно). Ну право же, как можно уважать человека, который позволяет себе высказывания в духе семиклассника, типа "не нужна мне ваша математика, я в иняз пойду". Или это шутка была? Плохая шутка. После впадающей в Чёрное море Волги я вообще некоторое время пребывала на грани обморока. Ну да ничего, выкарабкалась. Зато у автора много-много книжек ведь - ему можно.

    Местами было интересно. Ровно на процесс чтения. Сейчас пытаюсь вспомнить хоть что-то - и ничего не всплывает. Автор много говорит и очень много рассуждает, всё больше о себе в контексте литературы и любви к ней, но бывает что и о литературе вообще. От него я услышала, что перевод - это такая зыбкая штука, которая преобразует художественное произведение в контекст иной реальности. Что родной язык - это не только и не столько слова и грамматика, сколько ассоциативное поле. Что Пушкин принципиально непереводим на английский. Что Ремарк - это мужская сентиментальная проза. Что развлекательная художественная литература необходима. Что Жюль Верн устарел и лишь потому ещё может быть интересен. Что древние греки были велики и кроме них можно, в принципе, ничего уже не читать. Что искусство написания диалогов - искусство. Угу. Спасибо, я услышала.

    Жалко потраченного времени, если честно.

  1. Толстого надо читать периодически, Достоевского – когда прижмет, Гоголя – все время.
    6 мая 2017
  2. После Джойса все книги кажутся простыми – и многоголосый Фолкнер, и многотомный Пруст, и многоумный Кафка, и многословный Манн, и молчаливый Беккет. Только Платонов труднее Джойса, но это потому, что он, как марсианин, писал не по-нашему.
    6 мая 2017
  3. Читательское мастерство шлифуется всю жизнь, никогда не достигая предела, ибо у него нет цели, кроме чистого наслаждения. Чтение есть частное, портативное, общедоступное, каждодневное счастье – для всех и даром.
    6 мая 2017