Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Уроки чтения. Камасутра книжника

Читайте в приложениях:
1607 уже добавило
Оценка читателей
4.12
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    84

    Не удалось мне пройти мимо книжки с таким манящим заголовком. Нет, я даже не про "камасутру", а про "35 уроков литературного гедонизма". Гедонизма же! Не знаю, что там у кого представляется, а у меня аж слюнки потекли – ведь значит, что это книга про то, как получить от чтения максимум удовольствия. То, что надо.

    Поначалу автор действительно держал заявленный темп, урок был уроком. Как надо читать Толстого, в каком состоянии хвататься за Достоевского, что делать с безудержным Гоголем? Что-где-когда не только освещалось, но ещё и мотивировалось. Но чем дальше в лес, тем толще стали попадаться партизаны. Уже через пару так называемых уроков стало ясно, что такой заманчивый подзаголовок высосан из пальца в чисто рекламных целях. Это просто 35 хаотичных эссе на тему чтения, никакой общей структуры, никаких "уроков". Иногда попадается удачный и интересный материал (большую часть которого благоразумно разместили в начале), а иногда тоска серая и жидкая водичка. Я, на самом деле, где-то неделю назад закончила сейчас, но большая часть эссе уже из памяти выветрилась — ничего в них нет такого, что хотелось бы запомнить навсегда и уж тем более использовать в своих читательских оргиях.

    А вот как авторская колонка (подозреваю, что именно оттуда и понаплывали эти 35 уроков) текст выглядел бы вполне симпатично. Когда уже составители поймут, что пихать эссе без литературного редактирования – дурной тон, книга так не склеится, она так и останется сборником разрозненных материалов под одной обложкой, даже если все материалы по одной и той же теме. На то и нужен редактор, чтобы подогнать тексты один к другому, составить общую картину. А так – очередная симпатичная и неглупая, но не слишком ценная вещичка. Штучка. Книжечка. Камасутрочка. Обязательно с уменьшительным суффиксом, чтобы не зарилась на место литературы и осталась в почетных списках литературочки.

    Читать полностью
  • matiush4388
    matiush4388
    Оценка:
    46

    На обложке

    детальная инструкция по извлечению наслаждения из книг

    звучит само по себе глупо, но в совокупности с содержанием еще глупее.
    Потому что все это напоминает картинку про уроки рисования

    Черт с ними, с уроками, хотя в самом начале можно еще встретить несколько рекомендаций, как это делать, а потом это уже превращается в разговоры про жизнь. Надо заметить, что Генис далеко не Пруст и о жизни пишет так себе. Хотя в некоторых моментах мне понравилось.

  • mary_sand
    mary_sand
    Оценка:
    33

    Спасибо, хорошо поболтали ни о чём.

    На самом деле, мне захотелось надавать автору по лицу ровно в третьем абзаце. За "Ну кто в зд­ра­вом уме хо­чет знать, чему ра­вен си­нус аль­фы? ка­ко­ва ва­лен­т­нос­ть во­до­ро­да?" А потом ещё за аналогичную сентенцию в адрес квадратных уравнений (в особенности за квадратные уравнения: несостоявшийся математик во мне негодует). Если бы не заработанный чуть ранее ( Родная речь: Уроки изящной словесности ) кредит доверия, уважение бы моё не просто скатилось ниже плинтуса, а приблизилось бы к абсолютному нулю (т.е. примерно к −273,15 °C, но знать об этом, понятное дело, тоже никому не нужно). Ну право же, как можно уважать человека, который позволяет себе высказывания в духе семиклассника, типа "не нужна мне ваша математика, я в иняз пойду". Или это шутка была? Плохая шутка. После впадающей в Чёрное море Волги я вообще некоторое время пребывала на грани обморока. Ну да ничего, выкарабкалась. Зато у автора много-много книжек ведь - ему можно.

    Местами было интересно. Ровно на процесс чтения. Сейчас пытаюсь вспомнить хоть что-то - и ничего не всплывает. Автор много говорит и очень много рассуждает, всё больше о себе в контексте литературы и любви к ней, но бывает что и о литературе вообще. От него я услышала, что перевод - это такая зыбкая штука, которая преобразует художественное произведение в контекст иной реальности. Что родной язык - это не только и не столько слова и грамматика, сколько ассоциативное поле. Что Пушкин принципиально непереводим на английский. Что Ремарк - это мужская сентиментальная проза. Что развлекательная художественная литература необходима. Что Жюль Верн устарел и лишь потому ещё может быть интересен. Что древние греки были велики и кроме них можно, в принципе, ничего уже не читать. Что искусство написания диалогов - искусство. Угу. Спасибо, я услышала.

    Жалко потраченного времени, если честно.

    Читать полностью
  • DollakUngallant
    DollakUngallant
    Оценка:
    33
    «Книги дублировали мир, вновь обещая его перечислить»
    А. Генис

    Ох уж эта любовь к книге! Никто ее не отрицает. Все ее приветствуют вплоть до безграмотных людей.
    А давняя банальность в сравнении ее с любовью к женщине, как иногда к сестре, как иногда к подруге, как иногда к любовнице жива всегда!

    Однажды мой школьный товарищ-книгочей высказал показавшуюся мне тогда сумасбродной мысль: мол, чтобы получить удовольствие от книги необходимо владеть техникой ее чтения. Что у каждого писателя свои особенности и читать текст того или иного автора нужно в определенной позе, что правильное положение твоего тела относительно книги вызовет необходимый сначала физиологический, а потом эмоциональный настрой.
    И в развитие теории мой одноклассник приводил конкретные примеры, которые достоверно за давностью лет я воспроизвести не берусь, но звучало это примерно так (и смеялись мы над этим долго):
    Н.В. Гоголя «оптимальней» всего читать, уперев правую руку в щеку, Достоевского - уперев непременно левую руку в щеку, О´Генри верхом на стуле, а, к примеру, Кинга и вовсе, положив подбородок на стол.
    Если товарища спрашивали, откуда он это все берет, начинались долгие рассуждения о выделении необходимых эндорфинов, адреналина и прочая.
    По большому счету, о чем пацан говорил - никто понять не мог. Ну мало ли чем бредит мальчишка…

    И вот только, открывая на днях книгу А. Гениса, подумалось мне вдруг (почти всерьез), что физиология чтения практически не изученный процесс.
    Кроме старого вывода медиков о вреде чтения лежа (для глаз), да известного запрета классика на чтение советских газет перед едой, мы в этом направлении ничего не имеем.

    Начал А. Генис неплохо, ввел понятие «поле цитат», в котором существует универсальный набор культурных понятий каждого народа, и на котором современный русский школьник быстрее найдет общий язык с американцем, чем со своими родителями.
    Озаботился необходимостью научить людей «как читать», пока чтение
    не выродилось в аристократическое хобби вроде поло или катания на яхтах.
    Провел несколько уроков, исходящих из собственного опыта: в чем сущность книги, как слиться с книгой, понять устройство ее и нащупать нерв, отличный от сюжета.
    Как должны помещаться в нашем сознании книги, в которых литературный язык не имеет ничего общего с человеческим, и в чем сущность книг, чей язык прямо с улицы, чьи рассказы кажутся подслушанными не писателем, а лично тобой.
    Как читать древних римлян и греков, как читать фантастику и антиутоии, старые приключенческие и толстые романы, как правильно читать диалоги и что такое топография для читателя, как читать с карандашом.
    Как, в конце концов, выработать свой, «всегда бьющий в точку способ чтения».
    И все же все же, написав, что многие книги кончаются за долго до своего конца автор, на мой взгляд предрек судьбу своей работы.
    Его книга, на мой взгляд, тоже завершилась где-то в середине текста, который сполз на уровень читательского дневника умного еврейского мальчика, поглощающего книги как воздух. Поглощающего ради факта, ради знаний.

    «Закончу филфак – загибал я пальцы, - и тут же переберусь на исторический, потом философский, затем – история искусств… Меня ослепляла перспектива: vita contemplativa, заменяющая труд учебой».

    Книга закончилась, когда стало понятно, о чем он мечтал в юности, чем была для него книга. Ведь даже в юности она ему не была, как вино, как женщина, которые даруют наслаждения, когда опьянев от красоты, потрясенный от прочитанного, завидуя и страдая, хочется сорваться с насиженного места, бросить все, уехать. Там на краю земли стать моряком, летчиком, геологом.
    Книги для него заменили мир, для меня они лишь его всегда дополняли.
    К сожалению, некая идея, заложенная в названии книги А. Гениса, связанная с наслаждением не состоялась. Не получилось.

    Читать полностью
  • vika_paznikova
    vika_paznikova
    Оценка:
    22

    Неизвестно, кто и чего ожидает от книги с таким названием, и почему вообще принимается за её чтение.
    Меня привлекла аннотация, вернее, одно-единственное словосочетание из неё: "литературный гедонизм". И так заманчиво эта фраза звучала, лаская слух, что я, не откладывая, открыла первую страницу "Уроков чтения", и с упоением начала получать обещанное удовольствие.

    На самом деле, уроками тут не очень-то и пахнет.
    Я бы сказала, что в книге автор просто упивается собственной любовью к чтению, превознося литературное искусство в разряд высшего наслаждения, и поясняет, почему, что и как. И, кстати говоря, это срабатывает! Время от времени хочется сорваться и лихорадочно открывать все перечисленные у Гениса книги; в том числе, перечитать Достоевского, залистать до дыр Джойса, заново понять Сэлинджера, восхищаться Толстой и, сочувственно кивая головой, следить за действиями персонажей Олеши.

    С какой книги все начнется, почти все равно, лишь бы не “Ленин и Жучка”.

    Что ещё включает в себя "Камасутра книжника"? Небольшие истории о создании произведений, рассказы о жизни классиков, забавные анекдоты, связанные с написанием романов, нелепые ситуации, в которых побывал Генис, путешествуя в мире художественной литературы. Здесь и его мини-отзывы о самых выдающихся книгах мира, и собственные приключения по местам, увековеченным тем или иным писателем.

    Вот так Гарсия Маркес, поняв, что написал шедевр, не побоялся вставлять в последние главы “Ста лет одиночества” персонажей с фамилиями своих благородных кредиторов – мясников, пекарей и бакалейщиков.
    Толстовский роман с знаменитым началом кончается таким же финалом. И те, кто не читал, знают, что Анна погибла под поездом. Не утопилась, скажем, как бедная Лиза, а доверила смерть железной дороге, что по тем временам, наверное, было так же оригинально, как сегодня отравиться полонием.

    Читать интересно, особенно, если не проглатывать "Уроки..." за один присест, а выхватывать по 1-2 главе в день, не более. Этого хватает для того, чтобы зарядиться нужным энтузиазмом и кинуться с головой в выдуманные миры Набокова и Бродского, забыв обо всём на свете.

    Читать полностью