Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Дитя волн

Дитя волн
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
30 уже добавили
Оценка читателей
5.0

«Дитя волн» – сборник фантастических притч французского прозаика и поэта Жюля Сюпервьеля (1884–1960). В России он не слишком широко известен, зато французы называют его одним из величайших писателей XX века. Проза Сюпервьеля удивительно поэтична. В каждой из притч он создает особый мир, похожий и в то же время непохожий на наш, в чем-то даже вывернутый наизнанку, – мир, в котором действуют свои, подчас странные, законы. И всегда находятся те – одиночки, чудаки, изгои, – для кого не приемлем существующий порядок вещей. Истории, рассказанные Сюпервьелем, полны грусти, но они красивы, и их красота – печальная, задумчивая, нежная, чуть болезненная – завораживает.

Лучшие рецензии
chudo-v-peryah
chudo-v-peryah
Оценка:
8

Море волнуется раз...
Что это? Что за маленький синий томик нестандартного формата у меня в руках - переливается, протекает и зовет еле слышным шумом морской воды? "Сборник фантастических притч" - говорит аннотация. Такое определение заставляет, тихо погладив пальцем голубизну обложки, улыбнуться, открыть первую страницу и безмятежно уплыть из окружающего дня - ненадолго, зато глубоко.

Море волнуется два...
Истории уходят в бесконечность, в ту же бесконечность уходит и все, что у этих историй внутри. Сюпервьель ненавязчиво учит простым вещам

Следует научиться молчать, когда надо, даже если испытываешь такое большое счастье, что не знаешь, куда его поместить.

и заставляет улыбаться красоте, он много говорит о смерти, но редко называет ее по имени, показывает то, что может быть сильнее смерти. И вода, кругом вода, в каждой истории и в каждом преложении, протекающем внутрь читателя.
Этот сборник не имеет ни сюжета, ни четких персонажей, ни канонических завязок-развязок, но про него хочется говорить "настоящая литература". Говорят, что "Дитя волн" напоминает японскую короткую прозу дзуйхицу - пожалуй, да. Но что-то откровенно французское, негромко журчащее, просвечивает сквозь каждую фразу.

Море волнуется три...
Маэстро Жюль, месье Сюпервьель, вы прекрасны, воздушны и удивительны - во всей своей неподдельной легкости полета и умении быть грустновато-правдивым, но наивно-фантастичным. Откуда вы узнали о той двенадцатилетней девочке с плавучей улицы, о том, что подчас волы не жуют жвачку, а поют в глубине души? Может вы умеете правильно видеть? Или это морские волны нашептали вам сказочные истории - о девушке с голосом скрипки или о любящих тенях в небе, а вы запомнили их и записали так, что получилась правда?
Может, вы - преемник Оле Лукойе и верите в детские души во взрослых организмах, рассказывая свои ювелирные истории каждому, кто пожелает открыть тоненькую книжку с морем на обложке?

Пусть вас не издают, пусть тихие флейтовые переливы вашего рассказа заглушаются громогласными барабанами актуальности-современности, пусть кто-то не верит в искренность и фантазию, но...
вокруг тысячекратно одиноких людей все так же продолжает сворачиваться Змейка-дней-которые-нам-остается-прожить.

Читать полностью
Jane100
Jane100
Оценка:
7

Маленькая книжечка истины и чудес.
Такая аккуратная и лаконичная, книжечка хранит в себе необычные притчи для взрослых, которые могут стать странными, но прекрасными сказками для детей. Текст открытый, игривый, светлый, мудрый. Фантастично о реальном. Книга-фея. Низкий поклон переводчикам за бережный перенос образов и фраз, которые на родном французском, наверное, и вовсе звучат как кружево.

Я набрела на неё случайно. А вы вот возьмите и целенаправленно читните волшебства :)

Katrin_Red
Katrin_Red
Оценка:
6
Родился в Монтевидео (Уругвай) в 1884-м, умер в Париже в 1960-м. В "Литературном энциклопедическом словаре" не упомянут. "Советский энциклопедический словарь" (1988) уделил ему восемь строчек. Восьмитомная "Литературная энциклопедия" - 55 строк да 10 строк библиографии...
Речь идет о французском поэте, писателе и драмматурге Жюле Сюпервьеле, авторе пятнадцати поэтических сборников, четырех романов, двух сборников рассказов, комедий... О человеке, которого французы называют одним из величайших поэтов XX века.
Для того чтобы сосчитать, сколько раз Жюль Сюпервьель переводился на русский язык, достаточно пальцев одной руки: несколько стихотворений в сборниках поэзии французского Сопротивления, один маленький рассказ в антологии "Французская новелла двадцатого века". Может быть, публиковалось еще что-то, но очень немного. Ни единого романа... Ни единого сборника стихотворений...
Господи, сколько же для нас "белых пятен" в мировой литературе! Сколько неизвестных произведений оставалось за "железным занавесом"! И сколько еще остается за другим занавесом - деревяннорублевым...
Жюль Сюпервьель - действительно прекрасный поэт. И проза его - преимущественно фантастическая, сказочная - тоже удивительно поэтична. Будем пока читать его притчи, собранные в этой небольшой книжке. Придет время, надеемся, - увидим и романы, и поэзию, и драмматургию этого автора. автора, о котором один французский критик сказал: "Все, кто умеет читать, должны с ним познакомиться в первую очередь".
"Текст"
Затерявшийся среди пыльных книг сборник притч Жюля Сюпервьеля нестандартного формата я нашла в школьной библиотеке. Привлекли красочное оформление в виде фантастических иллюстраций и фамилия писателя, которую я увидела впервые в своей жизни. В сборнике представленны восемь притч.

Во время прочтения "Дитя волн" восхищаешься фантазией автора, кажется, будто погружаешься в какую-то волшебную сказку, но, когда доходишь до конца произведения, чувствуешь, как по телу бегут мурашки, становится жутко от понимания, в чем главная тайна повествования... Лично я сразу отложила книгу в сторону и около 20 минут бродила по камнате из угла в угол, пытаясь прогнать грустное впечатление. Но потом вновь открыла первую страницу и принялась перечинывать историю о девочке, которая жила под водой в пустой деревушке, каждый день утром открывала створки каждого дома, кушала пищу, которая не убавлялась, засыпала, когда чувствовала, что мимо проходит корабль, а вместе с ней и исчезала деревушка. Кажется, что "Дитя волн" нельзя делить на цитаты, хочется просто выучить наизусть произведение целиком, перечитывать его снова и снова, угадывать, что будет дальше, представлять жизнь вечно двеннадцатилетней девочки и, наверное, сочувствовать ей...
Моряки, мечтающие в открытом море, облокотившись на планширь, остерегайтесь слишком долго грезить темными ночами о любимых лицах. Вы рискуете породить на свет где-нибудь в самом пустынном месте странное существо, одаренное всеми человеческими чувствами, но не способное ни жить, ни любить, ни умереть, существо, которое тем не менее страдает, как будто оно живет и любит, и все время стоит на пороге смерти, существо, поразительно обездоленное в безбрежности морей, - как наше дитя Океана, рожденное воображением Шарля Льевана из городка Стенворд, палубного матроса с четырехмачтовика "Смелый", который в одном из плаваний потерял свою двенадцатилетнюю дочь и как-то глубокой ночью, находясь под пятьдесят пятым градусом северной широты и тридцать пятым градусом западной долготы, так долго грезил о ней, с такой невероятной скорбью, что принес ребенку страшное несчастье.
В спокойной, светлой, мягкой притче "Вол и осел при яслях" рассказывается о рождении Иисуса, о переживаниях животных, которым довелось охранять Младенца, сопровождать Деву и Иосифа, и, наверное, в конце перед читателем должен возникнуть вопрос о выборе восприятия жизни. Что выберете вы? Быть чутким, чувствительным волом, истощенным от переживаний, но испытавшим счастье увидеть улыбающегося ему Младенца. А может, вы - осел - мыслящий по-бытовому, не дающий мечтам проникнуть в ваше сознание, но продолжающий путь с Девой, Иосифом, на расстоянии от Иисуса.

"Незнакомка из Сены" - так называли молодую утопленницу жители подводного мира - Струящиеся - мужчины, женщины, дети, с жемчужинами вместо глаз, хранящие ненужные им предметы быта, якобы на "черный" день, в общем, другие утопленники. У них новый мир, новая жизнь, новые правила. Но даже здесь, под "землей" есть то, что наверху называют завистью - Незнакомке не могут простить даже то, что она держится за свое платье, которое пытаются снять с нее волны, единственное, что связывает ее с прошлой жизнью... "Надо окончательно умереть, - подумала она, поднимаясь к поверхности. - Совсем".
Читать полностью