«Три толстяка» читать онлайн книгу 📙 автора Юрия Олеши на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.33 
(46 оценок)

Три толстяка

110 печатных страниц

2018 год

6+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

В книге Ю. Олеши «Три толстяка» происходят страшные события. Правители страны желают заменить наследнику престола Тутти обычное сердце на железное, чтобы он вырос жестоким и бессердечным. Смелый оружейник Просперо томится в заключении, а лучший ум страны, доктор Гаспар, умрёт, если не починит механическую куклу Тутти. Только маленькая и бесстрашная циркачка по имени Суок сможет повлиять на безнадёжную ситуацию.

Рисунки заслуженного деятеля искусств РСФСР Леонида Владимирского.

Для младшего школьного возраста.

читайте онлайн полную версию книги «Три толстяка» автора Юрий Олеша на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Три толстяка» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1924

Год издания: 

2018

ISBN (EAN): 

9785170999279

Дата поступления: 

23 апреля 2021

Объем: 

198442

Правообладатель
1 823 книги

Поделиться

«Я просто дура», – успокоила себя Суок. Однако ей стало страшно.
18 июня 2019

Поделиться

невообразимый. Толпа наседала на
31 декабря 2018

Поделиться

Интересные факты

Имя главной героини Суок — девичья фамилия жены писателя, Ольги Густавовны, и её сестры, Серафимы Густавовны — первой возлюбленной Олеши. В книге имени дается особое толкование: имя Суок означает «вся жизнь» на вымышленном «языке обездоленных». Фамилия экономки доктора Гаспара, Ганимед — имя персонажа греческой мифологии, виночерпия на Олимпе. Просперо — имя чародея из шекспировской пьесы «Буря». Фамилия капитана Бонавентуры — псевдоним средневекового теолога и философа Джованни Фиданцы.
По другому источнику, Серафима Густавовна Суок была женой Олеши. Ольга Борисовна Эйхенбаум о Викторе Шкловском:
В 53-м году он ушел из семьи — как говорил папе, потому что неправильно повела себя его жена, Василиса Георгиевна.
Шкловский был очень свободолюбивый человек и требовал для себя свободы действий. У него был роман со своей машинисткой Симочкой Суок. Когда-то она была женой Олеши, потом — Нарбута, а потом — просто машинисткой у известных писателей — для приобретения мужа, внешне очень интересная и человек интересный. Но Виктор Борисович не собирался уходить из семьи: у него была дочка, и он всю жизнь любил свою Василису. Однажды он пришел домой в 12 часов, ему дверь не открыли. И он ушел к Симе в её десятиметровую комнату, оставив жене все: квартиру, библиотеку, дачу. И остался в комнатке Симы в коммунальной квартире».
Одним из первых художников, взявшихся за иллюстрацию книги, был Мстислав Добужинский.
Лидия Чуковская подвергла роман критике: по её мнению,
мир, создаваемый Олешей в «Трех толстяках» (и во многих произведениях, более поздних), — это мир вещей, а не мир человеческих чувств. Но читатели — люди, и трогать их, волновать их дано только человеческому; вещь интересна нам только тогда, когда сквозь неё можно яснее разглядеть человека.
в «Трех толстяках» вещи властвуют самодержавно, тормозя движение сюжета, сосредоточивая внимание читателя на побочном в ущерб главному. Читая «Трех толстяков», невольно вспоминаешь слова Флобера в одном из его писем: «Излишние сравнения следует давить, как вшей». А «Три толстяка» будто нарочно для того и написаны, чтобы все вещи, всех животных, всех людей сравнивать с животными и с вещами. «Большие розы, как лебеди, медленно плавали в мисках»; «Фонари походили на шары, наполненные ослепительным кипящим молоком»; «Розы вылились, как компот»; «Шпоры у него были длинные, как полозья»; «Пантера, совершая свой страшный путь по парку и по дворцу, появилась здесь. Раны от пуль гвардейцев цвели на её шкуре розами». А вот о людях: «Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками»; «Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки»; «Теперь высоко под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома». Зрительно, внешне, все это, вероятно, так и есть: падающие люди похожи на лоскутки, человек в полосатом костюме похож на осу. Но ведь люди эти падают, пораженные пулями героев, человек, идущий под куполом, совершает геройство — зачем же автор видит их только извне? Исключительно живописная точка зрения тут едва ли уместна. Если раненые люди кажутся автору похожими на разноцветные лоскутки, то, по-видимому, гибель их не особенно задевает его; неудивительно, что и читатель остается равнодушен к их гибели.

Здесь мы подходим к главному источнику холода, которым веет от книги. Ведь тема «Трех толстяков» — борьба трудового народа с угнетателями, борьба восставшего народа с правительством. Беда не в том, что тема эта взята, как сказочная; наоборот, сказка могла дать огромные возможности для социального обобщения и для раскрытия героизма. Беда в том, что основная тема тонет в капризах сюжета, беда в том, что розы олешиного стиля расцветают не на её пути. Как и почему народу удалось одержать победу, как и почему гвардейцы перешли на сторону народа, как восставшие взяли дворец, — обо всем этом мы узнаем очень мало — гораздо меньше, чем о розовом платье Суок, о звуке её имени или о тени, отброшенной на лицо спящего воздушными шарами.

Автор книги