Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Три толстяка

Три толстяка
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
1698 уже добавили
Оценка читателей
4.23

Роман-сказка «Три толстяка» написан Юрием Карловичем Олешей в 1924 году. Произведение это романтическое и героическое одновременно. Здесь нет чудес, каких не случалось бы в жизни, не действуют силы сверхъестественные, волшебные. Но игровая энергия, которая пронизывает многие страницы книги, делает всю книгу похожей на развернутое театральное представление. Суок и Тутти, гимнаст Тибул и оружейник Просперо, доктор Гаспар Арнери и другие, смелые, смешные, страшные персонажи этой истории выписаны писателем яркими красками, подробно и убедительно.

Лучшие рецензии
barbakan
barbakan
Оценка:
234

Этот детский роман Олеша написал в 1924 году, ему самому было двадцать пять. В романе есть слабые места, какие-то тяжелые сюжетные инверсии, поспешные предложения, но все это ерунда! Олеше в «Трех толстяках» удалось передать щемящую романтику благородного восстания трудового народа против богачей и толстяков; жуликов, воров и обжор. Эта романтика одухотворилась юношеским увлечением Олеши младшей дочерью учителя музыки австрияка Густава Суока – Серафимой. Так что маленькая цирковая актриса, лучшая плясунья города, красавица-революционерка, отрекающаяся от самой себя, «дружок»-Суок – это облаченная в литературу любовь молодого Юрия Олеши. Любовь и революция! Что может быть более вдохновляющим?!

Интересно, что революция начинается у Олеши в балаганчике бродячих циркачей. Ее делают гимнаст Тибул и оружейник Просперо, артист и оружейных дел мастер. Но оружейник остается в тени. А все повествование «тащат» на себе артисты. Мотив лицедейства, кажется, очень важен для Олеши. Лицедеи, актеры, циркачи, они находятся как бы вне привычной системы разделения труда, они аутсайдеры, они никто. Но именно благодаря этой исключенности из общественно-экономической системы и привычке менять роли, они оказываются способны увидеть пороки общества со стороны. В мире Олеши носителем революционного сознания оказывается не класс пролетариата, а балаганчик бродячих циркачей. И сама революция превращается в балаган, в лучшую площадную постановку, где гвардейцы с красными кокардами переходят на сторону народа, зоолог висит на ветке дерева, оружейник натравливает на толстяков пантеру, гимнаст идет по канату, куклу бросают к тиграм, а Суок кружится в танце народного гнева…

Обязательно к прочтению в 2012 году! Да и вообще!

Читать полностью
kandidat
kandidat
Оценка:
143

Бодро читая детские книги одну за другой, мы с дочкой добрались до этой. В общем-то это была книга-фетиш, книга-пунктик, которую мне не удалось прочесть в детстве, но я заслушивалась аудио-спектаклем на патефонной пластинке. И... представляла себя куклой Суок.

Прошло... немного (ну серьезно, совсем немного) лет, и... флер этой сказки для меня испарился, а осталась жесткая и жестокая революционная борьба бедняков против богачей. Со всей ее однозначностью и одноцветностью. И как-то так получилось, что революция осталась, интрига в духе индийских кинофильмов (Брат? - О, сестра? - Все танцуют) осталась, а сказка испарилась. Такое со мной в детских книгах впервые. А дочке понравилось, даже очень. Собственно от меня книге - 3, а от дочки - 5.

Ох, дочка, милая, не все так просто в этом мире. Не все, кто богат, шли по головам, да и не все, кто беден, работают от зари до зари. Но ты еще все это узнаешь. А пока у тебя замечательный период веры в чудо и доброту людских сердец. Пусть так и будет. Всему свое время. Книга эта для тебя та самая СКАЗКА. И я этому рада.

Читать полностью
red_star
red_star
Оценка:
84

К оружию, граждане! Формируйте ваши батальоны!
Клод Жозеф Руже де Лиль, 1792

Ода идее вооруженного народа. Удивительно целостная сказка, с четко выдержанным ритмом и композицией.

Итак, неназванная европейская страна в неизвестное время, управляемая почти анонимной диктатурой капитала - тремя олигархами, подмявшими под себя основные отрасли промышленности. Это не Испания и не немецкие земли, так как эти языки - иностранные для местных жителей. И еще негры у них в диковинку.

При этом управляет страной именно буржуазия, а не король и лендлорды, что помещает это государство как минимум в начало-середину XIX века. Гвардейцы в отместку за восстание жгут рабочие кварталы, заставляя вспомнить знаменитое парижское предместье Сент-Антуан.

Олеша написал такую апологию праву на вооруженное восстание против тирании (закрепленное, например, в конституции Французской республики 1793 года), дал такой мощный образ санкюлотов, что посыл книги невыносимо убедителен. В действиях вооруженного народа столько энергии и самоупоения, что становится понятно, почему аналогичные восстания 1848 года называли “Весной народов”.

Открытка к книге по рисунку Владимирского

Даже не знаю, есть ли еще столь совершенные революционные сказки? Чиполлино более метафоричен, Незнайка на Луне предполагает переход в царство справедливости через технический прогресс, а здесь именно революционно стихия, распад вооруженных сил и переход гвардии на сторону народа, все классические эпизоды, но в сказке, на фоне истории разлученных, с примесью мелодраматизма, с обаятельными образами технической интеллигенции и революционеров. Со страстью написанная книга.

P.S. Иллюстрации Владимирского хороши!

Читать полностью
Лучшая цитата
Как лететь с земли до звезд,
Как поймать лису за хвост,
Как из камня сделать пар, —
Знает доктор наш Гаспар.
В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
Имя главной героини Суок — девичья фамилия жены писателя, Ольги Густавовны, и её сестры, Серафимы Густавовны — первой возлюбленной Олеши. В книге имени дается особое толкование: имя Суок означает «вся жизнь» на вымышленном «языке обездоленных». Фамилия экономки доктора Гаспара, Ганимед — имя персонажа греческой мифологии, виночерпия на Олимпе. Просперо — имя чародея из шекспировской пьесы «Буря». Фамилия капитана Бонавентуры — псевдоним средневекового теолога и философа Джованни Фиданцы.
По другому источнику, Серафима Густавовна Суок была женой Олеши. Ольга Борисовна Эйхенбаум о Викторе Шкловском:
В 53-м году он ушел из семьи — как говорил папе, потому что неправильно повела себя его жена, Василиса Георгиевна.
Шкловский был очень свободолюбивый человек и требовал для себя свободы действий. У него был роман со своей машинисткой Симочкой Суок. Когда-то она была женой Олеши, потом — Нарбута, а потом — просто машинисткой у известных писателей — для приобретения мужа, внешне очень интересная и человек интересный. Но Виктор Борисович не собирался уходить из семьи: у него была дочка, и он всю жизнь любил свою Василису. Однажды он пришел домой в 12 часов, ему дверь не открыли. И он ушел к Симе в её десятиметровую комнату, оставив жене все: квартиру, библиотеку, дачу. И остался в комнатке Симы в коммунальной квартире».
Одним из первых художников, взявшихся за иллюстрацию книги, был Мстислав Добужинский.
Лидия Чуковская подвергла роман критике: по её мнению,
мир, создаваемый Олешей в «Трех толстяках» (и во многих произведениях, более поздних), — это мир вещей, а не мир человеческих чувств. Но читатели — люди, и трогать их, волновать их дано только человеческому; вещь интересна нам только тогда, когда сквозь неё можно яснее разглядеть человека.
в «Трех толстяках» вещи властвуют самодержавно, тормозя движение сюжета, сосредоточивая внимание читателя на побочном в ущерб главному. Читая «Трех толстяков», невольно вспоминаешь слова Флобера в одном из его писем: «Излишние сравнения следует давить, как вшей». А «Три толстяка» будто нарочно для того и написаны, чтобы все вещи, всех животных, всех людей сравнивать с животными и с вещами. «Большие розы, как лебеди, медленно плавали в мисках»; «Фонари походили на шары, наполненные ослепительным кипящим молоком»; «Розы вылились, как компот»; «Шпоры у него были длинные, как полозья»; «Пантера, совершая свой страшный путь по парку и по дворцу, появилась здесь. Раны от пуль гвардейцев цвели на её шкуре розами». А вот о людях: «Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками»; «Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки»; «Теперь высоко под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома». Зрительно, внешне, все это, вероятно, так и есть: падающие люди похожи на лоскутки, человек в полосатом костюме похож на осу. Но ведь люди эти падают, пораженные пулями героев, человек, идущий под куполом, совершает геройство — зачем же автор видит их только извне? Исключительно живописная точка зрения тут едва ли уместна. Если раненые люди кажутся автору похожими на разноцветные лоскутки, то, по-видимому, гибель их не особенно задевает его; неудивительно, что и читатель остается равнодушен к их гибели.

Здесь мы подходим к главному источнику холода, которым веет от книги. Ведь тема «Трех толстяков» — борьба трудового народа с угнетателями, борьба восставшего народа с правительством. Беда не в том, что тема эта взята, как сказочная; наоборот, сказка могла дать огромные возможности для социального обобщения и для раскрытия героизма. Беда в том, что основная тема тонет в капризах сюжета, беда в том, что розы олешиного стиля расцветают не на её пути. Как и почему народу удалось одержать победу, как и почему гвардейцы перешли на сторону народа, как восставшие взяли дворец, — обо всем этом мы узнаем очень мало — гораздо меньше, чем о розовом платье Суок, о звуке её имени или о тени, отброшенной на лицо спящего воздушными шарами.
Читать полностью