Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Василий Гроссман. Литературная биография в историко-политическом контексте

Василий Гроссман. Литературная биография в историко-политическом контексте
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
6 уже добавило
Оценка читателей
1.0

В. С. Гроссман – один из наиболее известных русских писателей XX века. В довоенные и послевоенные годы он оказался в эпицентре литературных и политических интриг, чудом избежав ареста. В 1961 году рукописи романа «Жизнь и судьба» конфискованы КГБ по распоряжению ЦК КПСС. Четверть века спустя, когда все же вышедшая за границей книга была переведена на европейские языки, пришла мировая слава. Однако интриги в связи с наследием писателя продолжились. Теперь не только советские. Авторы реконструируют биографию писателя, попутно устраняя уже сложившиеся «мифы».

При подготовке издания использованы документы Российского государственного архива литературы и искусства, Российского государственного архива социально-политической истории, Центрального архива Федеральной службы безопасности.

Книга предназначена историкам, филологам, политологам, журналистам, а также всем интересующимся отечественной историей и литературой XX века.

Читать книгу «Василий Гроссман. Литературная биография в историко-политическом контексте» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшая рецензия
_Yurgen_
_Yurgen_
Оценка:
6

Вторая часть окололитературного диптиха, где видны те же тенденции, что и в предыдущей книге (не дай Бог, но возможен и триптих). Формально другое название скрывает прежнюю болезненную склонность авторов к миру интриг в писательской среде советского периода.
Не всегда Гроссман остаётся в центре внимания Бит-Юнана и Фельдмана. С точки зрения морали это радует – Василию Семеновичу меньше достаётся; с точки зрения научности авторы уходят от главной темы в первой же части книги, посвящая десятки страниц истории публикации романа «Не хлебом единым» В. Дудинцева. Так что о Гроссмане в этих пассажах ни слова, и, главное, ничем не объяснено такое пространное отступление. Было жаль выкидывать ценный материал? Но, повторю, к гроссмановской эпопее всё, связанное с дудинцевским творчеством, имеет отдалённое отношение. Или же подобное надо было обосновать, и это тоже входит в задачу серьёзного учёного, к коим Фельдмана относит, например, один медийный вечно сонный дилетант.
Постыдны нападки на покойного С. Липкина, тем более, что желая уличить Семена Израилевича во лжи, авторы прибегают к свидетельствам из интернета, весьма субъективным и непроверяемым (ссылки на дочь Э. Казакевича) (С. 62). Книга Липкина производит гораздо более убедительное впечатление, чем опус Бит-Юнана и Фельдмана (об этом необходимо, конечно, высказываться отдельно, в более пристойном контексте).
А упреки Гроссмана по отношению к Казакевичу вполне резонны: побоялся тот публиковать рассказ «Тиргартен» в альманахе «Литературная Москва» и всё, пусть дочь на объемы не ссылается!
И уверяю вас, что аргументы в защиту Казакевича типа «боевой офицер» и «разведчик», приводимые авторами (С. 63), не убеждают. Одно дело мужество на фронте, а совсем другое дело мужество в мирной жизни! Это доказательно описал Г. Померанц в «Записках гадкого утёнка».
История с публикацией «Доктора Живаго» чуть лучше вписана в контекст монографии, но в этом смысле оказывается абсолютно лишенным самостоятельности решение Гроссмана во чтобы то ни стало публиковать роман «Жизнь и судьба»: мол, Пастернак шёл в фарватере, а Гроссман – в хвосте! Не забудем, что печататься на Западе Гроссман не собирался.
В своё время Б.М. Сарнов доказательно критиковал т.н. «демифилогизирующий» подход
А. Жолковского по отношению к Анне Ахматовой (см. сборник «Если бы Пушкин…»). Позднее он достаточно резко опровергал авторов книги о Гроссмане, от чего они до сих пор не оправились: тому свидетельство их попытки перейти в контрнаступление, Сарнов же ответить не сможет - присоединился к Липкину (С. 230 – 233)!
Опус Бит-Юнана и Фельдмана, по мысли самих же авторов, разрушает «биографический миф», исследует, а не спорит. Удобная и лицемерная позиция. Но трудно понять, зачем надо было дополнительно обливать грязью покойного писателя, столько выстрадавшего, причём абсолютно безвинно? Такое впечатление, что авторов в большей степени волновало не творчество Гроссмана (вне интриг оно вообще выпало из их поля зрения), а вопросы обеспечения Василия Семеновича в промежутках между скандалами и гонениями:

«Гонораров и так хватало. В течение трех лет – с 1954 года – вышли в свет три книги Гроссмана: новый сборник прозы, переиздание романов «Степан Кольчугин» и «За правое дело».
Кстати, отсюда следует, что репутация Гроссмана не менялась: советский классик. Высокий статус, доход, привилегии»

(С. 72)
Ну что тут можно сказать?!

Вместо эпилога.
На днях зашел в один книжный магазин. Стоят книги Гроссмана: «Жизнь и судьба» в двух томах,
а также издание «За правое дело» и той же «Жизни и судьбы» под одной обложкой.
Т.н. исследования «борцов за истину» не видно!

Читать полностью
  • Биографии и мемуары
  • Правообладатель: Неолит
  • Дата написания: 2015
  • Год издания: 2016
  • ISBN (EAN): 9785990676848
  • Дата поступления: 13 июля 2017
  • Объем: (569,5 тыс. знаков)
    ● ● ● ● ● ●