quiz_vacation

Белые одежды

Белые одежды
Слушать
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
313 уже добавило
Оценка читателей
4.43

Роман Владимира Дудинцева «Белые одежды» посвящён периоду «лысенковщины» в советской биологической науке, когда генетика была объявлена идейно-враждебным течением, а «официальной наукой», одобренной партийным руководством, стали научные воззрения академика-агронома Трофима Лысенко.

Главный герой молодой биолог Фёдор Дежкин приезжает в небольшой город с заданием проследить за работой сельскохозяйственного института в связи с информацией о существовании там подпольной организации вейсманистов-морганистов. Дежкин быстро понимает, что истина на стороне опальных учёных и становится в их ряды. Он совершает свой нравственный выбор и, мужественно встречая трагические испытания, остаётся верным делу своей жизни.

Книга Владимира Дудинцева – не только о верности науке. Она – о преданности своим убеждениям и своему человеческому долгу, о чести и достоинстве, бескорыстии и самоотречении, о поиске истины и ответственности за выбор собственного пути.

Роман «Белые одежды» увидел свет в 1986 году, через тридцать лет после написания, и сразу стал вехой в истории современной русской литературы. В 1988 году он был удостоен Государственной премии СССР.

Читать книгу «Белые одежды» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
serovad
serovad
Оценка:
245

Люди, я зануда. Не читайте дальше.

В общем так. Есть книги, в которых вроде как и сюжета нет. То есть он имеется, но книгу можно пересказать секунд на четырнадцать. И есть книги, в которых сюжет не просто есть, но ЕСТЬ! Но он так растянут, сконцентрирован, что прочтение книги при всех её художественных и идейных достоинствах даётся с таким трудом, словно ты через непроходимый лес продираешься.

Ну вот, "Белые одежды" из второй категории.

Заметьте, я не говорю, что книга плохая. И даже не считаю так. Просто она трудная.

Трудная своей правдивостью. Помнится, Макаревич в своё время спел "Несогласные шли мишенью в тире, на любого была готова стенка, нас учил изменять окружающий мир академик товарищ Трофим Лысенко...", и потом через полкуплета "Но бурьян породил бурьян, из бурьяна не выросло белого хлеба...". Ну вот-вот, читателю как раз и полезно будет узнать, какими аргументами, какими методами, а потом уже и какими мерами "нас учил изменять...". Знать про то, как в биологии зарождается ложь, доносительство, предательство, как губятся умы и души...

Знал бы Мичурин, кем и как будет использоваться его имя - что бы он сказал?

Книга трудна своей откровенной психологичностью. Она позволяет понять, почему одни светлые умы сгибаются, ломаются, отказываются от собственных убеждений, достижений и открытий, и почему и как другие готовы идти до победного, понимая, что ни к чему хорошему для них лично это не приведёт.

Книга трудна своей стилистикой, вызванной философичностью. Мысли, идеи, диалоги, монологи персонажей порой настолько растянуты, настолько распутаны, что запоминаются одним - многословием. Замысел автора мне кажется понятным - он хотел, чтобы всё в его романе было предельно ясным, чтобы ничто не было трактовано двояко. Отсюда много слов про науку, про Добро и Зло, Правду и Неправду, и про много чего ещё. Добавим ещё туда личные трагедии героев.

В общем - книга сильная, но впечатление не очень хорошее оставила.

Если что, я предупреждал - я зануда.

Читать полностью
Godefrua
Godefrua
Оценка:
215

Автобусом к Тамбову подъезжаем,
А там - рысцой, и не стонать!
Небось картошку все мы уважаем,
Когда с сольцой ее намять!

Да, больше тысячи страниц про картофель на полях, это не шутки… Но не только про картофель. Это про советскую науку, которой до сих пор мы гордимся. Знали бы больше - не так бы гордились. А может, напротив, гордились в тысячекратном размере. Все таки, когда есть условия для исследования - исследуй, не хочу. А когда условий нет - поди попробуй. И не стонать…

Условия это ведь не просто материальная база. Условия - это свобода мыслить, предполагать, заблуждаться, предполагать и уже не заблуждаться. Природа то не знала ничего про марксизм-ленинизм и происки гнилого запада. Про политическую плоскость. Она не знала, а ее перевели именно в эту плоскость. Но у нее были верные рыцари, которые на пощадив живота своего, изучали, улучшали, защищали.

Товарищи ученые,
Эйнштейны драгоценные,
Ньютоны ненаглядные, любимые до слез!
Ведь лягут в землю общую остатки наши бренные,
Земле - ей все едино: апатиты и навоз.

Но и не только про картофель и ученых в политической плоскости. Это серьезный философский трактат о поведении добра и зла в природе. Что есть зло, а что добро? С каких позиций действуют? Что лежит в основе? Что за оружие используют? Какие модели поведения? Об этом здесь очень много сказано, причем в динамике, в диалогах, в поисках выхода загнанными в угол героями.
Для того, что бы сделать открытие в науке, надо жаждать не славы, почести и привелегий. Не возвышения собственного Я. Жаждать надо открытия, улучшения. Именно жаждать, на более повседневных эмоциях ничего не выйдет.

Но в науке, как и в любом другом деле есть ловцы почестей, а есть ловцы улучшений. И почему то первые менее избирательны в средствах, занимают лучшие высотки для борьбы с конкурентами, для их обесточивания. А вторые… Они и не борются вовсе. Им некогда, они в науке. Но так как люди сплошь неглупые, угрозу своему иноходному ходу они чувствуют. И хочешь, не хочешь, вынуждены придумывать «завиральные теории» с целью выживания.

В книге есть три образа с тремя моделями поведения для честного человека, несущего миссию и оказавшегося в условиях травли. Торквемада (инквизитор), Святой Себастьян (мученик) (опять он, как часто я его встречаю!) и конечно, Гамлет, отравленный уколом шпаги (куда без него). Преследовать, выявлять и навести порядок? Пожертвовать собой ради светлого дела? Наказать всех и сгинуть самому?
Наш ГГ выберет четвертый путь. Он наденет белые одежды. Что это значит? Значит, не навредить, в меру хитрить, служить добру, применяя завиральные теории и тем самым утереть нос злу, не гнушающегося не только завиральными теориями и запугиванием, но тяжелой артиллерией, применяемой совсем другими органами. Органами государственной безопасности. Ну что ж. У него получилось. Вывести новый сорт картофеля, который мы возможно едим каждый день и не подозреваем, какой ценой он достался его творцу.

Особенная линия в книге - женская. Они здесь занимают место даже больше чем картофель на полях. Носят идеи. Идеи важны для них важнее личного счастья и даже свободы. Ну вот скажите мне, он любит ее, она его, любовь у них страстная и нежная. Она ждет от него ребенка и говорит: жить с тобой не буду, поеду по этапу в лагерь за убеждения в области генетики, а ты пока убеждения правильные не примешь - ко мне не подходи и меня не спасай. Он и не пошел. А спасать пошел не любимую с ребенком, а свою картошку. Или - другая пара генетиков. У них тоже любовь и взаимопонимание. Он сбавил азарт своих генетически-политических убеждений, желая обезопасить свою семью. А она ушла к другому. Дескать, трус. Что за женщины такие? Что за мужчины? Советские, не иначе. Ничего личного. Личное - это буржуазное. Картофель на полях важнее.

Товарищи ученые! Доценты с кандидатами!
Замучились вы с иксами, запутались в нулях!
Сидите, разлагаете молекулы на атомы,
Забыв, что разлагается картофель на полях.

Только не картофель разлагается, а их жизнь. А с другой стороны, кто сказал что жить легко?

П.С. В отзыве использованы стихи Высоцкого В.С.

Читать полностью
russischergeist
russischergeist
Оценка:
73

Когда читал первую половину книгу, разбираясь со спецификой селекционирования картофеля и знакомясь с главными героями романа, вспомнился мне один яркий момент из моей молодости.

Речь идет о моей любимой компьютерной игре юности Warlords, где имея не очень сильную армию с неприкрываемыми стрелками, приходилось часто применять магическое заклинание "зыбучие пески", в этих случаях на поле боя появлялись непроходимые участки, где и застревал враг, которые пытался проходить к моим стрелкам. Пока они тормозили в них, мои пытались расстрелять их с расстояния. Особенно мне нравилось, когда в них застревали "длинные армии", которые занимали по две клетки поля, эти застревали в песках в два раза дольше.

Вот также и получилось со мною при чтении этой книги. Видимо, я занимаю не одну, не две, а целых четыре клетки, потому что я читал данный роман почти целый месяц. Параллельно смакуя "Поднятую целину" Шолохова и "Жизнь мальчишки" Маккаммона, здесь мне тяжело было продираться через размышления о селекционных особенностях и казалось бы обычных диалогах ведущих ученых-генетиков.

Может быть, влияла на это моя случайно получившаяся "нелюбовь к биофаку"? Возможно! Не получилось мне там учиться, не хотелось в свое время мне сдавать вступительный экзамен по биологии. В медакадемию я не прошел медкомиссию, тогда я захотел поступать на специальность "химия", но нужно было сдавать не ее, а именно биологию, чего мне совершенно после посещения подготовительных курсов не хотелось. В итоге я решил сдавать лучше математику и пошел поступать на матфак!

Конечно же я шучу, но все возможно в моем потустороннем мире. Почему-то об ученых математиках, химиках, физиках, инженерах, мне было читать интересно, а здесь - не захватило. Объяснить не могу. В зыбучие пески, короче, я попался.

В книге есть всё самое нужное и важное. А главное - герой остается перед явным выбором, право на выбор он использовал по своему, но госмашина под названием "лысенковщина" умеет поглащать и наказывать тех, кто стоит на ее пути. Вот она - цена нравственного выбора. Я знаю не по наслышке о таких ситуациях, ведь я тоже занимался наукой более чем пять лет и в итоге так и не защитился и ушел работать в бизнес. Может быть, и этот аспект помешал мне воспринимать книгу чисто и без дополнительных мыслишек.

В конце хотелось бы сказать, люди приходят и уходят, а возмездие остается, оно никуда не девается. Джордж Мартин считает, что наши сердца желают в первую очередь "возмездия, справедливости, огня и крови". Прислушайтесь к этим словам, может быть, в чем-то он и прав? Если Вы неровно дышите к советской литературе, то можно познакомиться и с этим знаковым произведением, вышедшим в свет на двадцать лет позже времени его написания, уже после хрущовской и брежневской оттепели.

Читать полностью
Лучшая цитата
Был я бесьей породы,
Баламут родниковой струи,
И терпела природа
Несуразные песни мои.
В мои цитаты Удалить из цитат