Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Не хлебом единым

Не хлебом единым
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
56 уже добавили
Оценка читателей
4.25

Роман «Не хлебом единым», впервые опубликованный в 1956 году в журнале «Новый мир», принёс Владимиру Дудинцеву шумную известность, вызвал многочисленные отклики и острые дискуссии. Однако вскоре книга была подвергнута резкой критике. Автора обвинили в очернении и искажении действительности, в преувеличении опасности бюрократизма.

В центре повествования драматическая судьба провинциального инженера Дмитрия Лопаткина – талантливого, честного и мужественного человека, героя-одиночки, который пытается отстоять своё изобретение в борьбе с чиновниками и бюрократами, карьеристами и недоброжелателями, клеветниками и доносчиками.

Лучшие рецензии
serovad
serovad
Оценка:
68

За что можно полюбить Дудинцева - так это за хорошие сюжеты. А вот что трудно в его произведениях - так это размер. Эх и затягивает он повествования, эх и затягивает!

"Не хлебом единым" - книга не о хлеборобах и хлебопашцах, и вообще не про сельское хозяйство. А про изобретательство и промышленность. Хотя, что удивительно, к теме хлеба на протяжении всего своего не короткого романа, Дудинцев возвращается несколько раз. И всегда очень метко. Вчитаемся:

— И что, вы даже хлебных карточек не получаете?
— Без хлебных карточек мы как-нибудь не похудеем... Нам бы другую карточку — на ватман.
Для того чтобы просто жить, нужен хлеб. Но как бы я ни был голоден, я всегда променял бы свой хлеб на искру веры.
Тост идеалистов надо бы занюхивать не хлебом, а хлебной карточкой… Хе-хе, для служащих!
Люблю фантазеров, которые не единым хлебом живы.
Не единым хлебом жив человек, если он настоящий

Похожих цитат в романе штук двадцать, наверное, наберётся. Все они хорошо характеризуют главного персонажа, изобретателя Дмитрия Лопаткина. Человека талантливого, уверенного в себе и чрезвычайно упрямого. И негибаемого, не теряющего надежду, оптимизма и силы продвигать своё изобретение сквозь советскую борократию, живущего не хлебом единым.

Я лично знаю нескольких изобретателей и рационализаторов. Большинство из них немного сумасшедшие. Конечно, не такие, какие считают себя Наполеонами и Александрами Македонскими, но есть что-то маниакальное в их желании всё изобрести. Да, такая вот странная формулировка. Настоящий врач хочет всех вылечить. Настоящий киллер - всех перебить. Настоящий военный - всех победить. Настоящий Фиксик - всё починить. Учитель - выучить. А эти - всё изобрести. Дмитрий Лопаткин - он не такой. Изобретя одну машину, он нянчится с ней и нянчится, пока не даст ей полноценную жизнь в производстве, за что даже и в лагере проведёт некоторое время. Но уж вот что точно роднит Лопаткина с настоящими изобретателями, и это очень точно подметил Дудинцев - это энергия. ЭНЕРГИЯ! Она плещет наружу, она сверкает в глазах лихорадочным блеском. Он готов с этой энергией отстаивать своё детище до конца. Каким бы он не был.

История получилась очень человечной, и с очень сильным уклоном в гуманность. Что такое счастье, спрашивает Дудинцев как бы ненароком, как бы невзначай, в самый тот момент, когда кажется, что дела у Лопаткина налаживаются. Конечно, знающий читатель прекрасно поймёт - если ты только на середине книжки, то налаживаться им на самом деле рано. А вот о счастье - чего бы не поговорить?

...природа не любит несправедливостей. Если она даст тебе счастье, она обязательно навязывает и принудительный ассортимент, уравновешивает счастье заботами. Сыплет их столько, чтоб чашки весов уровнялись.
Счастье! Оно никогда не бывает сладким и не похоже на плакаты по страхованию имущества. Оно подкрашено горечью...
...о счастье можно говорить до тех пор, пока оно не достигнуто. А как только ты его достиг, смотри сразу же вперед. О прошлом нечего думать, оно за спиной, оно наше!

У книги энд получился практически хэппи. И даже любовь свою бедолага Лопаткин обрёл. И случилось это когда он ещё не старый. Однако некоей искусственностью веет от этой истории, в особенности с эпизодом, где Лопаткин освобождается из лагеря "за отсутствием состава преступления". Ладно хоть не в государственной измене был обвинён, и попал не как враг народа. Всё-таки надо обратить внимание - благодаря "доброжелателям" сажают его на восемь лет за разглашение государственной тайны. А это по тем временам серьёзнейшее преступление. Ну и, как известно, чем серьёзнее было тогда обвинение, тем надёжнее сажали человека. Повезло ещё, что не тридцатые годы, но начало пятидесятых - тоже не тёплое времечко.

Ну и в связи с этим не могу не провести параллель персонажа Лопаткина с его автором, Владимиром Дудинцевым, который не побоялся своей эпохи и написал насколько мог честно. Что тоже его роднит с его же персонажем - за смелость, упрямство, верность себе. Видно, что не хлебом единым был жив...

Различную степень отвращения вызывают противники Лопаткина. В той или иной степени они подлы. Но как ни странно, один из ключевых антиподов, Леонид Дроздов достоин, скорее, сожаления, за то, что работая в государственной машине, и сам стал машиной. И разговаривает чуть ли не как робот. Вроде и подлости в не не так много, как в других, а вот этакая механизированность делает людей несчастными.

По роману снят одноимённый фильм. На мой взгляд - очень сильный. Говорухин снимал.

Читать полностью
AlenaRomanova
AlenaRomanova
Оценка:
14

За историю 5, а за то что так сильно растянуто 3.
История печальная... Как простой изобретатель никак не мог протолкнуться со своим изобретением, годами! А всё из-за козлов, которые занимают высокие места и не дают человеку никак вырасти. Из кабинета в кабинет только и бегай. Ну а как только человек решил обойти стороной эту шатию-братию, так сразу нашли причину подать на него в суд, да ещё и посадить. Возможно такое, наверное, только у нас. Ценные, талантливые, одарённые люди внизу, а кто попало в верху и ничего не изменить.

Unikko
Unikko
Оценка:
13

"Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её соленою?"

Говорят, история, положенная в основу романа, случалась в СССР довольно часто: много было изобретателей-самородков, а на каждом заводе-фабрике существовали так называемые БРИЗ - Бюро рацпредложений и изобретений. Поступающее туда полезное творение обязательно рассматривалось и оценивалось разными структурами и ведомствами, но в разработке чаще всего изобретателю отказывали ("Постановили признать нецелесообразным…"), а идею, если была стоящая, попросту говоря, воровали.
Историй много, но далеко не все получали такое драматическое развитие, как непростая судьба изобретателя Лопаткина – главного героя романа - человека скромного и одновременно упорного до одержимости, который не по своей воле вступил в борьбу с власть имущими, и столкнулся с предательством, подлостью, нищетой, ложным доносом…

Ни для кого не секрет, что советская литература была ангажированной, в большой или меньшей степени, и выполняла так называемый социальный заказ – удовлетворение духовных запросов пролетариата, беда только в том, что запросы эти формулировали чиновники-бюрократы "люди с портфелями". Дудинцев, по журналистской работе лично знакомый со многими обманутыми изобретателями, создал роман, как он говорил, по истинному социальному заказу, для людей.
Каково же, наверное, было удивление автора, когда после дебюта в "Новом мире" роман подвергся жесткой официальной критике и "изданию не подлежал". А все по тому, что писатель выносил здесь на свет божий те проблемы отношений человека и власти, которые в советской литературе не принято и даже опасно было затрагивать.
С неотвратимой закономерностью, написав "Не хлебом единым", автор сам стал героем своего романа, лично столкнувшись с "возможностями" бюрократической Системы: публичная травля, нелепые, злые обвинения, в том числе от близких и уважаемых людей, запрет на профессию… (хотелось бы тут написать, что сегодня подобное невозможно, но…)

Но… Книга уже была написана и у нее своя судьба; книга, которая могла появиться только в То время и в Тех условиях, пережила и страну, и автора, и ни на долю не утратила актуальности.
Роман, может быть, не безупречен с точки зрения художественной выразительности, может быть, в нём присутствуют стилистические шероховатости, но даже упоминать об этом неловко, потому как идея сама по себе замечательная, а исполнение – смелое. Простая, кстати, идея, из тех вечных истин, что всегда кажутся новыми: о сути инакомыслия как необходимого "биологического механизма эволюции". Или словами автора:

Инакомыслящих уничтожать нельзя – они, как совесть, нужны тебе же!

А главный герой какой! Он, может быть, идеалист и мечтатель, может быть, не по возрасту наивный и простодушный человек, но самое главное, почему герой этот вызывает глубокое сопереживание и восхищение – это его огромная любовь и служение людям, когда сердце пылает… как у Данко. Искренне, из глубины души звучат его слова: "Человек должен быть кометой и ярко, радостно светить, не боясь того, что сгорает драгоценный живой материал".

Всё просто... Изобретатель Лопаткин – чайка по имени Джонатан Ливингстон, которая, как известно, живёт в каждом из нас…

Читать полностью