Книга недоступна

Пироги и пиво, или Скелет в шкафу

4,3
50 читателей оценили
205 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу
  1. Igreina
    Оценил книгу

    Встреча с небольшим романом Сомерсета Моэма оказалась интересной и, можно сказать, многоуровневой. Название не стало для меня сочетанием юмора и тайны, вместо этого передо мной в нем предстали два героя романа. Пироги и пиво – Эдвард Дриффилд, который стал великим писателем, но так и не оставил своей привычки посещать деревенские пабы, где можно выпить кружку пива и посмотреть за течением настоящей жизни. Скелет в шкафу – Рози, его первая жена - с неутомимой жаждой жизни, открытой светлой улыбкой и своим собственным представлением о морали и ограничениях. Жизнелюбивая бывшая барменша становится угрозой, скелетом в шкафу и настоящей загвоздкой для биографа и образцово-показательной второй жены Дриффилда, ведь обойти этот период им сложно – именно тогда были созданы наиболее значимые произведения писателя.

    Самый яркий образ романа – удивительная и естественная Рози. Какая интересная особенность - ее поведение мужчины (да и женщины тоже) воспринимают как неизбежное - как радуга появляется после дождя, так и Рози дарит свою любовь окружающим. Даже боль расставания покинутых мужей и поклонников не проникнута злопамятством, так сильны доброта и сердечность Рози.

    Эдварда и Рози нам представляет не сам Моэм, а его литературная маска – писатель Уили Эшенден, с его помощью и закручиваются время и пространство романа, затягивая нас за собой. Время здесь непостоянное - между первыми и последними главами флэшбеки-воспоминания разных героев. Пространство произведения тоже делится на две части - сам рассказ о героях чередуется с размышлениями о писателе и творчестве, искусстве, жизни и литературном Лондоне.

    «Пироги и пиво» - при всех своих композиционных элементах - повествование тягучее, плотное , как тот эль, который старый Дрифффилд потягивал в "Медведе и ключе". История довольно драматичная, но не будоражащая - тем интереснее становится обратная сторона медали, когда узнаешь, что книга была принята довольно шумно. Описание литературной жизни и сатирические портреты вызвали многочисленные споры современников, возмущения и бесконечные подозрения, что Эдвард Дриффилд – это Томас Гарди, «последний викторианец». «Скелеты» начали жить своей жизнью, выходя за рамки романа, да и за пределы фантазии самого автора. Что же осталось в итоге? Все тайны раскрылись, в шкафу ничего не осталось, а закрытый финал манит нас своей двойственностью – сочетанием счастливого конца и светлой грусти.

  2. augustin_blade
    Оценил книгу
    Одна из трудностей, с которыми приходится сталкиваться в жизни, состоит в том, как быть с людьми, которые когда-то были вашими друзьями, но со временем перестали вас интересовать.

    Моэм гений, я вам точно говорю. Так лайтово рассказывать о важных жизненных материях, сдобрив все это дело четко выверенной порцией иронии и ехидства - это мастерство. Причем жизненное порой открывается нам в этом романе с нереально понятной для каждого стороны. Ну серьезно, у каждого есть друзья, с которыми рано или поздно приходится пройти период непонимания, когда контакт отошел, надо что-то делать, а прошивку мозгов и компромиссы не хочется пускать в дело вот прямо сейчас. В копилку отношений друзей-приятелей отлично раскрытая тема признания писателя, его образа в глазах поклонников и его сочетание с образом реальным. Каким должен стать для потомков писатель. Какой писатель достоен стать классикой, а какой просто бестселлеры пустые пишет. Ах, молва такая молва.

    Кстати о ней. "Пироги в шкафу" - еще и отличная книга про сплетни, предрассудки (в том числе классовые) и внезапно про любовь. Точнее, про то, что каждый под этим словом понимает что-то свое и разное. Кто-то - возвышенное и душистое, как мыло и полотенце пушистое, кто-то - страсть и пепел объятий. И переплетается любовь, конечно же, с вопросом верности. Вот тут Моэм покажет себя совсем мастером, только успевай следить за мыслью и мотать на ус, что твоя вторая половинка может быть ох как непроста на самом деле. А ты и не знал, что давно с ней не на одной волне. Что до сплетен и предрассудков, то перед нами отличная зарисовка (словно фотография) былых времен и былых устоев общества, когда шепотки у забора в деревне могут сделать свое роковое дело и послужить цели холодного душа, когда оно очень надо, только наш герой себе в этом не признается.

    В общем, Моэм - определенно мой автор и вообще любовь, а "Пироги и пиво" - отличный вариант "походного" романа для чтения в дороге, я проверяла. Небольшой, легким стилем, но со смыслом и о важном. Про любовь и славу самое то было почитать, а еще про писателей и тогдашние тусовки интеллигентов.

  3. nad1204
    Оценил книгу

    Моэм — это Знак Качества! Даже не самые лучшие его романы написаны прекрасно: стиль, язык — не оторваться. И даже простые истории в его исполнении становятся значимыми и интересными.

    В "Пирогах и пиве..." для меня главным персонажем стал не писатель Эдуард Дриффилд, а его первая жена Рози. Не каждый мужчина-писатель может писать о женщинах достоверно. Моэм может. Ох,и удался Моэму образ излишне простой, без всяких предрассудков, чувственной женщины. Её осуждают и обсуждают, но она дарит свою любовь всем вокруг и те, кто знаком с ней, поражены обаянием и жизнелюбием этой женщины. А ещё — естественностью. Она — как глоток воды среди чопорных дам викторианской Англии.
    Читала и сама ловила себя на мысли, что тоже порой хочется сложить губки куриной гузкой и противным голосом проскрипеть: "Ну и что в ней особенного? Шлюха..." Господи, что это? Старость никак подоспела? Тем более, что я вовсе так не думаю.
    Я не хочу осуждать Рози. Несмотря на её /гхм, хе-хе/ легкомыслие, она мне почему-то симпатична. Может потому, что в ней много энергии, ребячливости, искреннего интереса к людям и жизни. Особенно по сравнению со второй жены Дриффилда.

    "Пироги и пиво..." — не самый сильный и интересный роман Моэма. Но всё-таки я его советую. Я не пожалела, что прочитала. Разве что знакомство с автором не стоит начинать с этого романа.

  1. Если бы это было здесь уместно, я бы мог написать отличное маленькое руководство, которое позволило бы любителю искусства к полному удовлетворению художников высказываться о самых разнообразных проявлениях творческого инстинкта. Например, произнесенное от всего сердца «Вот это да!» – показывает, что вы признаете мощь безжалостного реалиста; «Это так искренне!» – скрывает ваше замешательство при виде раскрашенной фотографии вдовы олдермена; тихий свист свидетельствует о вашем восхищении работой постимпрессиониста; «Очень, очень занятно» – выражает ваши чувства по поводу кубиста; «О!» – означает, что вы потрясены, а «А!» – что у вас захватило дух.
    7 сентября 2017
  2. Лицемерие – самый трудный и утомительный порок из всех, которым человек может предаваться. Оно требует постоянной бдительности и редкой целеустремленности. В нем нельзя упражняться на досуге, как в прелюбодеянии или чревоугодии; оно занимает все ваше время.
    7 марта 2019
  3. – А когда она будет готова? – Она готова, – ответил он. Я покраснел до ушей, чувствуя себя полным идиотом. Тогда я еще не приноровился со знанием дела судить о работах современных художников, как, льщу себя мыслью, умею сейчас. Если бы это было здесь уместно, я бы мог написать отличное маленькое руководство, которое позволило бы любителю искусства к полному удовлетворению художников высказываться о самых разнообразных проявлениях творческого инстинкта. Например, произнесенное от всего сердца «Вот это да!» – показывает, что вы признаете мощь безжалостного реалиста; «Это так искренне!» – скрывает ваше замешательство при виде раскрашенной фотографии вдовы олдермена; тихий свист свидетельствует о вашем восхищении работой постимпрессиониста; «Очень, очень занятно» – выражает ваши чувства по поводу кубиста; «О!» – означает, что вы потрясены, а «А!» – что у вас захватило дух. – Очень похоже. – Это было все, на что я был способен тогда.
    7 марта 2019

Автор

Другие книги автора