Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Внутренний порок

Внутренний порок
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
63 уже добавили
Оценка читателей
3.8

«Внутренний порок», написанный в 2009 году, к радости тех, кто не смог одолеть «Радугу тяготения», может показаться простым и даже кинематографичным, анонсы фильма, который снимает Пол Томас Эндерсон, подтверждают это. Однако за кажущейся простотой, как справедливо отмечает в своем предисловии переводчик романа М. Немцов, скрывается «загадочность и энциклопедичность». Чтение этого, как и любого другого романа Пинчона – труд, но труд приятный, приносящий законную радость от разгадывания зашифрованных автором кодов и то тут, то там всплывающих аллюзий.

Лучшие рецензии и отзывы
More_Vanna
More_Vanna
Оценка:
22

Одна моя подруга, бесконечно поставляющая мне книжки и оставшуюся половину радостей жизни, как-то сказала:
— Мариванна, не хочешь ли приобщиться к постмодернистскому наследию?
— У постмодернизма нет наследия, — отрезала я, но приобщиться не отказалась.
Подруга безуспешно два месяца пыталась познакомиться с первой в своей жизни книжкой Пинчона — но не смогла и спихнула мне. Я вполне открыта новому, так что прочла за десять дней и не без удовольствия, хотя причина, по которой не осилила книгу подруга, стала очевидна мне сразу.
Во-первых, декорации, в которых разворачивается действие «Внутреннего порока», одновременно и жутки, и чужеродны среднерусскому организму. Мне роман напомнил относительно недавно пересмотренный фильм «Большой Лебовски» Коэнов, даже с главным героев пересечений изрядно — но только атмосфера совсем другая, ещё менее праздничная. Даже больше скажу: если бы наши, отечественные власти предержащие были чуть умнее, они бы со всей дури вкладывались в издание и продвижение таких вот книг ради демонстрации разлагающегося Запада. А что картинка сорокалетней давности — так это тренд сегодня такой. Даже против истины не сильно погрешили бы — посмотрите оригинальный трейлер, неблагополучные пригороды Лос-Анджелеса мало изменились за лето.
Во-вторых, Пинчон не развлекает. Он сразу много задач выполняет в этом тексте, в частности — мастерски нагнетает атмосферу, но развлекать широкого читателя лёгкоусвояемым стилем он не нанимался. Поначалу ты как будто попадаешь в тюрьму за границей: мало того, что язык неродной, так ты ещё и по местной фене ни разу не ботаешь. Если бы Пинчону было лет 35 и вырос он в Британии, я бы сказала, что автор вы… в общем, то самое сделал, что содержит нецензурную брань, и написал книгу для себя и узкого круга своих друзей, увлекающихся, собственно, контркультурой 60-х. Пинчону же, весьма активно жившему в период, когда мои родители ещё пешком под стол ходили, этот язык родной, и ему есть что сказать на нём и своим ровесникам, и людям значительно младше, но не насколько оторванным от контекста. Юную же среднерусскую особь женского пола Пинчон бросает, как беззащитного кутёночка, на сорок лет назад и градусов эдак на 160 восточней, суёт в рот косяк, поджигает и говорит… Да ничего он не говорит, никакого напутствия тебе не даёт, но ведь плывёшь же! Плывёшь между неизвестными названия, непривычными оборотами, бултыхаешься в чужом изменённом сознании — и делаешь это с какого-то момента с огромной радостью. И гордостью — есть у меня ощущение, хотя наверняка полная фигня, что попади я в эту импровизированную словесную тюрьму — быстро добилась бы от местных зеков уважухи и сочувствия.
В общем, думаю я прочесть ещё что-нибудь Пинчона в ближайшее время.

Читать полностью
sibkron
sibkron
Оценка:
16

"Внутренний порок" - психоделический нуар, роман-метафора, и, пожалуй, на мой взгляд один из лучших романов нулевых.

Произведение содержит все приметы 60-х: мэнсонианское безумие, хиппи и наркотики, рок-н-ролл, антикоммунистические запреты и протесты против войны во Вьетнаме. На фоне всего этого хаоса разворачивается серия убийств, похищение строительного олигарха Микки Волкманна и Шасты Фей, ближайшей подруги главного героя - обаятельного торчка, порой сильно напоминающего Большого Лебовски, и частного детектива - Лэрри "Дока" Спортелло. Начиная с этих событий, постепенно Пинчон заводит нас в тупик, до поры до времени читатель предполагает, что все завязывается на действия наркокартеля. Но в конце автор делает финт в сторону полиции, и по сути одна из линий произведения сводится к противостоянию человека и системы.

Вроде бы все ясно, роман более прозрачен, чем тот же "V." (может язык не очень привычен рядовому читателю, зато он хорошо передает атмосферу времени и добавляет изрядную долю юмора и иронии, за что, конечно, отдельное спасибо переводчику - Максу Немцову), но при более глубоком рассмотрении можно обнаружить разные маркеры и прямые намеки на метафоричность текста:

Когда он вернулся, под кухонную дверь был подсунут конверт: это Фарли оставил увеличенные кадры с плёнки, запечатлевшей свистопляску в жилмассиве «Вид на канал». Крупные планы стрелка, подбившего Глена, но ни на одном ни шиша не разглядишь. Это мог быть Арт Пиликал под лыжной маской, как с новогодней открытки, это мог быть кто угодно. Док вытащил линзу и всматривался в каждое изображение, пока те одно за другим не начали расплываться мелкими каплями цвета. Как будто что бы там ни произошло, оно достигло какого-то предела. Словно отыскал ворота в прошлое — неохраняемые, незапретные, поскольку это ни к чему. Наконец, в сам акт возвращения встроена эта блескучая мозаика сомнения. Такое коллеги Сончо по морскому страхованию называют «внутренним пороком».

— Это как первородный грех? — поинтересовался Док.

— Это такое, чего не избежать, — сказал Сончо, — дрянь, которую не любят покрывать морские полисы. Обычно относится к грузу — вроде битых яиц, — но иногда штука и в судне, которое их перевозит. Например, почему из трюмов надо откачивать воду?

"Внутренний порок" - это система с гнильцой (не обязательно США, мы можем вспомнить и бразильский "Элитный отряд" Падильи), где работу выполняют за работников системы условные Доки Спортелло.

P.S. Сам роман был прочитан почти под занавес в прошлом году, поэтому и в списке лучшего 2015-ого года.

Читать полностью
Moildar
Moildar
Оценка:
14

Очень американская книга. В той степени, в которой большая часть обаяния книги пропадает, попав в руки иностранцу. Ругать за это автора сложно да и бессмысленно, в конце концов, каждый пишет для той аудитории, которую сочтет самой важной. И Томас Пинчон ориентируется на людей, знающих, кто такой Кирк Дуглас и Чарли Мэнсон. К сожалению, в книге отсутствуют примечания, а дебри культурных отсылок в книге настолько дремучи, что иногда не можешь понять целые куски диалогов персонажей книги. Плюс (претензия уже к переводу книги), зачем-то переводятся названия песен и музыкальных групп. Оно, конечно, понятно, что "Катящиеся камни" это "Rolling Stones", а вот кто такие "Арчи" до меня доходило дольше.

В остатке от всего этого книга оказывается детективом, хотя интрига в ней не самоцель, черноюморной историей, но не слишком смешной. Это, скорее, такая зарисовка, хроника американских 60-х глазами очевидца (как главного героя, так и самого Пинчона). В какой-то степени о том, почему такое движение, как хиппи, было обречено. Зная автора еще по роману "Радуга тяготения" сложно не допустить, что книга имеет еще одно дно, а то и несколько, но, как говорилось выше, слишком многое в ней имеет глубоко американские корни, чтобы нормально понять хотя бы чисто сюжетный пласт романа. Оценку ставлю сугубо личную, понимая, что перед человеком, знакомым со штатами поближе, книга может обернуться совершенно иной.

P.S. Ждем экранизацию Пола Томаса Андерсона)

Читать полностью
Лучшая цитата
Бланк депозита, который Слоун Волкманн дала Доку, был из ссудно-сберегательного банка «Арболада» в Охае. Тетка Рит сказала, что это один из множества сберегательных банков, чей контрольный пакет принадлежит Мики.
– А их клиенты – что ты про них скажешь?
– Главным образом – частные домовладельцы, которых мы профессионально зовем «лохами», – ответила тетка Рит.
– А займы – что-нибудь необычного есть?
– Ранчеры, местные подрядчики, может, время от времени какие-нибудь розенкрейцеры и теософы – о, ну и, конечно, «Хрискилодон», они в последнее время до чертиков всего строят и озеленяют, а еще вульгарно, однако же дорого обустраивают интерьеры.
Словно голова его стала трехмерным гонгом, по которому стукнуло небольшой кувалдой, Док припомнил расплывчатое иностранное слово на снимке Слоун, который он видел у нее дома.
– Как это пишется и что это такое?
– У меня где-то на этом столе завалялась их брошюрка, примерно в докембрийском слое, насколько мне помнится… ага! Вот: «Расположенный в живописной Охайской долине, Институт “Хрискилодон” – от древнего индийского слова, означающего “безмятежность”, – предоставляет безмолвие, гармонию с Землей и безусловное сострадание для подверженных эмоциональному риску ввиду беспрецедентной напряженности жизни шестидесятых и семидесятых годов».
– Если на звук – в точности дорогая психушка, нет.
– На фотографиях толком не показано, все снимали, намазав объектив вазелином, как в каком-нибудь журнале с девчонками. Тут есть телефон. – Док списал номер, а она добавила: – Кстати, позвони маме.
– Ох, блядь. Что-то случилось?
– Ты не звонил уже полторы недели, вот что случилось.
– Работа.
– Ну, последние известия таковы: тебя теперь считают наркоторговцем. Такое у меня сложилось впечатление, должна сказать.
– Ну да, еще бы – перед глазами Гилрой со своей насыщенной жизнью, диспетчер чего-то там, внуки, участок и так далее, разумно же, нет, что это мне душманы в затылок сопят.
В мои цитаты Удалить из цитат