Книга недоступна

Капитан Фракасс

4,5
13 читателей оценили
551 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу
  1. kandidat
    Оценил книгу
    В усталости моей я жажду лишь покоя!
    Как видеть тяжело достойных в нищете,
    Ничтожество в тиши вкушающим благое,
    Измену всех надежд, обман в святой мечте,
    Почет среди толпы, присвоенный неправо,
    Девическую честь, растоптанную в прах,
    Клонящуюся мощь пред роком величаво,
    Искусство, свой огонь влачащее в цепях,
    Низвергнутое в грязь прямое совершенство,
    Ученость пред судом надменного осла,
    Правдивость, простоте сулимая в блаженство,
    И доброту души в служении у зла!
    Всем этим утомлен, я бредил бы могилой,
    Когда бы не пришлось тогда проститься с милой.

    (У. Шекспир, сонет 66 в переводе Н. Гербеля)

    Иначе чем стихами, говорить об этой книге не хочется. А этот сонет довольно точно описывает душевные муки главного героя, как и его приключения.

    Нет, честное слово, как хорошо, что в жизни и творчестве есть место романтизму. Мы бы совершенно закостенели в своем реализме и эгоизме, когда бы не романы плаща и шпаги. Словно уколы рапиры в руках мастера они проникают под наши покровы и задевают что-то такое хрупкое, беззащитное. Всего лишь укол, царапина, а ты так и чувствуешь, что сердце готово пролиться благодатным потоком робкой симпатии. Конечно, легче всего принять все это за глупую сентиментальность, отринуть и растоптать. Но эта минута прикосновения к романтическому идеалу еще будет отдаваться в душе трепетом, томительной лаской. Чувство сродни ностальгии... по самому себе в том юном возрасте, когда ты еще безраздельно верил в самое лучшее в людях.

    P.S.Совершенно не хотелось в тело самого отзыва писать хоть что-то от наших дней, с их примесью критицизма во всем и вся. Но... без этого никак.

    Прекрасный образец приключенческого романа эпохи романтизма. Особо автору удались описания, поглощающие и завораживающие, передающие не только картинку, но и запахи, динамику описанной эпохи и событий, в ней происходящих.

    Уверена, что прочти я этот роман в возрасте 15-20 и даже до 25 лет, я бы поставила "отлично". Нынче же мне не хватило исторической канвы, которую мы встречаем в романах Дюма и Гюго. Да и верить в то, что избалованный, ожесточенный, подлый герой может враз переменить свои ценностные ориентации, пусть даже едва минуя край смертельной бездны, получается, увы, с трудом. А, право слово, очень, очень бы хотелось именно в это верить.

  2. Morrigan_sher
    Оценил книгу

    Флэшмоб 2011, спасибо countymayo

    Итааак, и приз за самую занудную Первую главу получает *барабанная дробь, литавры* Теофиль Готье!!! *продолжительные аплодисменты*

    Теперь я вспомнила, почему не смогла читать "Капитана Фракасса" в пору ранней безмятежной юности - все дело в ней, в Первой главе. Вот так берешь книгу в руки, прочитываешь аннотацию про приключения и любовь, заинтересовываешься, начинаешь читать и... натыкаешься на Первую главу с бесконечными описаниями неких буераков, трещинок в портиках, зарослей кустов и стебельков повилики. Читаешь-читаешь, а это все не кончается, а наоборот, теперь идет рассказ о плесени на портретах, протертых балдахинах и еще о всяких разных признаках упадка и ветхости. А потом еще и вареная капуста, фи! Словом, читать дальше пропадает всякое желание. Так и случилось, и в первый раз, и во второй. Но флэшмоб есть флэшмоб, подписалась - пришлось продолжить. И, нужно сказать, что не жалею. Ибо, если отбросить всяческие описания всего, что только можно вообразить, у Готье получился забавный рассказ о невинной любви, судьбоносных совпадениях, благородстве, чести, отваге и всех тех интересных вещах, коими наполнены романы "плаща и шпаги" 17-го века. И это все настолько мило и наивно, что читаешь и умиляешься.

    А вот главная приманка, брошенная countymayo

    countymayo, 27 декабря 2010 г.
    Там такой кот. Такой кот.

    Действительно, там ТАКОЙ кот, которого ТАК мало, и который ТАК не вовремя и бездарно издох, что в итоге будут три звездочки - нечего котов обижать!

  3. mary_sand
    Оценил книгу

    Есть своя прелесть в перечитывании. Не торопишься галопом вслед за сюжетом, сгорая от желания узнать, что же будет дальше, а наоборот, спокойно наслаждаешься разворачивающейся перед глазами картиной. А полюбоваться тут есть чем.

    Это, во-первых, богатый язык. Даже не просто красивый, а именно богатый и насыщенный, выпуклый, образный. То, чем отличаются истинные романы плаща и шпаги от современных стилизаций: ни один известный мне современник, подвизавшийся на ниве литературы по сути своей развлекательной, не владеет пером так легко и в то же время разннобразно. Автор словом пишет целые полотна: подробнейшим образом описывает каждого персонажа (главного ли, второстепенного или абсолютно проходного), каждый пейзаж или интерьер. С непривычки или для торопливого читателя это может показаться даже скучноватым и утомительным: когда я впервые читала "Капитана Фракасса" лет пятнадцать тому назад, пропускала большую часть описаний именно из-за их многословности. Теперь та же самая многословность кажется милой деталью, особенностью стиля того времени, да и намного лучше помогает визуализировать образы, чем пара штрихов, принятые в литературе современной.

    Во-вторых, это выпуклые персонажи. Выписанные со скурпулёзнейшей точностью. Тем интереснее, что каждый из них при этом скорее персонаж комедии дель арте, а не живой человек - слишком уж выдаётся вперёд одна какая-нибудь характерная черта. Поразительно, как персонаж-функция (фат, задира, кокетка или целомудренная девица) может быть одновременно столь живым и вызывающим симпатию. А симпатию вызывают все до единого, начиная от главного героя и заканчивая главным злодеем.

    В-третьих, это бешенная информативность. Уже упомянутая выше многословность и вычурность стиля включают в том числе сравнения и метафоры из области мифологии, религии, драматургии, истории, литературы, географии, а заодно и изобилует латинскими выражениями. Если не полениться и прочесть каждую сноску, то в голове непременно хоть что-то осядет и, как следствие, имеем лёгкое и непринуждённое, без всяких к тому усилий расширение кругозора.

    В-четвёртых, это быт и нравы эпохи. Тут сложновато, потому что всё же автор века XIX описывает вет XVII, так что где ему стоит верить, а где всё же следует поостеречься, непонятно. Но, тем не менее, перед нами век, предваряющий Галантный. Пышность, помпезность, витиеватость сословия дворянского и рядом с ней - грязь, нищета и бесправность низших по рождению. Но это ведь роман плаща и шпаги, а потому всё как-то очень естественно и может заставить задуматься об истории социального неравенства лишь если вы очень этого захотите. И (не могу не упомянуть, раз заговорила о быте и нравах) распущенность. Распущенность всеобщая, масштаб которой можно оценить только будучи уже человеком взрослым и сформировавшимся (ну нет обычно ещё у подростков опыта, необходимого для осознания этих масштабов). Вы думаете, мы живём в век падения нравов? Не смешите меня, господа! Что вы скажете о содержанках из числа простонародья? О манере брать деньги у богатой любовницы? О супружеских изменах, которые воспринимаются как должное? Узнаёте? Сейчас, по крайней мере, подобное поведение не прикрывается притворной добродетелью и каждый волен жить, как угодно, не мешая, конечно, при этом окружающим. А что вы скажете об обычае допускать посторонних в спальню на время утреннего туалета? Ну да, так было принято.

    Но, может, я совсем вас запугала этими восхвалениями? Вряд ли, конечно :) Но если вдруг, то не стоит. Перед нами всё же роман плаща и шпаги. Благородные господа и дамы, странствующие комедианты, длинная дорога, трактиры, разбойники, дуэли, похищения, истории любви и ненависти, - страсти, страсти, страсти. Право, сюжет не заставит скучать, даже если вы не любитель многословных описаний и длинный высокопарных монологов. В конце концов, их, при желании, вполне можно и пропустить либо просто пробежать глазами. Но лучше всё же прочесть. Потому что тогда вы сможете куда полнее прочувствовать и насладиться этим волшебным жанром - романом плаща и шпаги. Жемчужиной этого жанра, не побоюсь такого сравнения.