Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Дар дождя

Дар дождя
Книга доступна в стандартной подписке
72 уже добавили
Оценка читателей
4.88

Этим романом, который сравнивают с книгами Соммерсета Моэма и Грэма Грина, Тан Тван Энг триумфально вошел в литературу.

Главный герой, Филип Хаттон, сын англичанина и китаянки, чувствует себя одиноким – он чужак даже в собственной семье.

Знакомство с японцем Эндо-саном переворачивает его жизнь. Эндо-сан становится ему наставником и учителем.

Между тем начинается Вторая мировая война. Японцы, захватившие остров, на котором жила семья Филипа, жестоки и безжалостны. Их жертвами становятся в том числе и близкие героя. Перед лицом смерти людям уже нет необходимости скрывать свои подлинные чувства. Филипу предстоит многое переоценить, в том числе и свои отношения с Эндо-саном и собственным отцом.

Лучшие рецензии
Julia_cherry
Julia_cherry
Оценка:
48

Флэшмоб-2016
12/13

Странная штука эта Япония... Как выяснилось, практически все места, которым "повезло" попасть под прицел их геополитических интересов почувствовали на себе это сильное, мощное влияние своеобразной японской культуры. В этом романе история разворачивается в Малайе, накануне, во время и после Второй Мировой войны. Но для меня это в последнюю очередь именно история о войне, оккупантах, патриотах, шпионах, коллаборационистах, хотя этого в ней много, и ничуть не поверхностно, и думаю, что многим как раз этот момент может особенно понравиться. Но я о военных действиях в той части мира уже читала, и не раз, поэтому была вполне готова и к жестокостям японцев, и к необычности места действия, тем более, что у меня-то как раз дед воевал с японцами, и в детстве некоторые факты о войне с ними я узнала из самых первых рук.
Еще один пласт истории - взаимоотношения Учителя (сенсея, гуру, то есть прежде всего, именно духовного руководителя, а потом уже того, кто обучает каким-то знаниям, умениям и навыкам) и его ученика. Тут автор крайне тонко и деликатно поднимает вопрос об ответственности учителя, о том глубоком влиянии, которое оставляет взрослый, вторгающийся в жизнь и формирование личности ребенка. Но даже эта тема, оказавшаяся центральной для многих других читателей, для меня отошла на второй план. Потому что мне были гораздо важнее причины, которые привели к появлению в жизни мальчика Эндо-сана, которые определили, почему из просто обучающего чему-то мастера он превратился в мерило добра и зла, в человека, который своим влиянием так преобразил нашего героя, что тот и спустя многие годы не может простить себе, тогдашнему, такой безграничной преданности чужаку, к врагу.
Потому что я читала об одиночестве, о непохожести, о сложности выбора своего я среди нескольких культур...
Главный герой романа - младший сын белокурого англичанина и единственный - для его последней жены-китаянки. Полукровка. Не англичанин, не китаец... И не малаец, хотя родился и прожил всю свою жизнь именно там. Мать рано умерла, и он с трудом находит общий язык с братьями и сестрой, предпочитая проводить своё время в одиночестве. Для него и отношения с отцом стали возможными только тогда, когда на семью обрушилось горе - война, смерти, оккупация. Горько это, несправедливо. Разве он виноват, что ни одна из стран не стала для него настоящей Родиной? Разве он мог уберечь себя от столь сильного японского влияния? И даже после посвящения сенсеем - он не японец.
Где его корни? Кого он предает, совершая выбор?
Эта тема в каждом вооруженном конфликте снова становится невероятно актуальной. Как поделить себя, если твои родители - выходцы из стран, вступивших в войну? Ну не самурайским же мечом разрезать! А вообще - нет страшнее предательства, чем предательство человека, которому ты абсолютно доверяешь. И разрушает оно не слабее самурайского меча.
В общем, очень сильная книга об очень сложных обстоятельствах жизни мальчика/юноши/мужчины в невероятно запутанном мире Юго-Восточной Азии. В которой каждый найдет что-то своё, как мне кажется.

Читать полностью
panda007
panda007
Оценка:
37

Человек я увлекающийся, поэтому в жизни сменила множество занятий от фотографии до игры на африканских барабанах. Некоторые увлечения быстро себя исчерпывали, некоторые длились годами, но ничто из них не стало делом жизни и во всём я осталась в лучшем случае способным дилетантом. Может быть, потому что мне не попался настоящий сансай. Забавно, но ситуация обычно складывалась так: либо учившие меня люди были хороши по-человечески, но слабоваты в профессиональном плане (это обычная ситуация), либо это были крутые профи, но при этом в личном плане с ними было просто невозможно, и я в ужасе бежала. Нет в мире совершенства.
С другой стороны, я понимаю, что сансей возникает в жизни человека только тогда, когда нужен позарез, когда это вопрос жизни и смерти. Главный герой – взрослеющий малайский мальчик англо-китайского происхождения – совершенно не собирался заниматься единоборствами, когда в его жизни появился Учитель. Японец. То есть, персонаж подозрительный. Особенно, в свете надвигающейся войны. Но от судьбы не уйдёшь, и эти двое обречены на самые тесные отношения.
Роман, конечно, не о единоборствах, хотя о них написано много и интересно. Он о том, что в принципе связывает и отталкивает людей, о проклятом выборе (хотели как лучше, а вышло, как всегда), о памяти, времени, чувстве вины, семейных связях. Ещё это один из самых талантливых романов об отношениях учителя и ученика, о преемственности и противоборстве, любви и ненависти. Это тонкий психологический роман с элементами мистики (очень ненавязчивыми, но важными), детектива (лишь намеченными) и весьма поэтическими отступлениями. Прекрасное соединение восточной тонкости и английской логики. Нечастый случай, когда роман, напечатанный в соответствующей серии, действительно является интеллектуальным бестселлером.

Читать полностью
winpoo
winpoo
Оценка:
36
«- Что ты почувствовал , когда мы впервые встретились?
- Как будто я уже знал вас раньше <…>
Но я знал, что это было не так. Нет, ощущение было совсем другим. Будто время сложилось как телескоп.
- Верно, мы познакомились очень-очень давно, много жизней назад. И мы знали друг друга в течение многих жизней.
Он остановился, повернулся и указал на цепочки следов.
- Мы стоим в настоящем, а там – прожитые нами жизни. Видишь, как наши следы иногда пересекаются? – Он повернулся в другую сторону и указал на бескрайнюю полосу незапятнанного песка. – А вон там – жизни, которые нам предстоит прожить. И наши следы снова пересекутся».

Именно это я и чувствовала всегда, когда знакомилась с людьми, ставшими потом моими друзьями на всю жизнь, и продолжаю чувствовать сейчас. Поняв и привыкнув к нему со временем я, если это наитие не возникало, особенно не стремилась инвестировать себя в начинающиеся отношения и пускала их на самотёк: кому я буду нужна, тот добьётся меня и сам, ведь, согласно старинному китайскому поверью, «невидимой красной нитью соединены те, кому суждено встретиться, несмотря на время, место и обстоятельства - нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвется». Кто захочет, тот распутает. Верно и обратное: если мне захочется позвать кого-то в свою жизнь, я буду стремиться к этому, вопреки всему. «Дар дождя» - иллюстрация, способ такого невероятного сплетения-распутывания двух судеб, соединённых друг с другом.

Не знаю, я ли нашла эту книгу или она сама подстерегла меня в нужный момент, но открыв первую страницу, я всё равно что распахнула дверь из своей жизни в те тихие созерцательные пространства, где мне, может быть, всегда и следовало бы находиться. В ней было приятно распутывать свои узлы и переплетения, чувствуя себя немного китайцем, немного японцем. На меня повеяло традициями С.Моэма, Дж.Б.Пристли, Дж.Клавелла – много диалогов, много рефлексий, много поводов для удивлённых раздумий, а классическая стилистика сделала для меня эту книгу удивительно диалогичной: с ней, с её персонажами мне в буквальном смысле слова хотелось разговаривать, вступая в их беседы.

Сюжет «Дара дождя» не только метафоричен, но драматичен и полифоничен. Для большинства из нас Вторая мировая война – это то, что происходило в Европе. Многие даже и не знают, где находится Пёрл-Харбор и что за ним последовало. Т.Т.Энг рассказывает о почти незнакомом нам мире британской Малайи, о крошечном уголке земли, где европейцы, японцы и китайцы держали своё политическое, военное и человеческое противостояние. Но он рассматривает события этого времени и места не в исторической перспективе, а в масштабе противоречивой человеческой жизни и человеческих отношений, ставя вечный философский вопрос – что важнее: политические интересы воюющих держав, гражданами которых люди являются, или их любовь, уважение, благодарность друг к другу? Он вообще ставит много неожиданных для сознания вопросов: можно ли быть жестоким, любя? Можно ли предаваться утонченной эстетике и быть способным на пытки и убийства? Как в человеке уживаются смирение и ненависть? Можно ли обуздать свою душу, стать смиренным, когда всё вокруг против тебя и ты полон жажды мести? На всё ли мы готовы пойти ради близких? Нуждаются ли они в наших жертвах? Оправдано ли предательство и манипуляции в отношении того, кого ты любишь? Как они сочетаются с глубокой привязанностью друг к другу? Что первичнее – долг или любовь? Противоречат ли друг другу счастье и страдание? Чему нужно оставаться верным до конца – себе самому, усвоенным принципам или близким людям? Как обрести и удержать в себе чувство верного пути? Казалось бы, для многих из них предусмотрены однозначные ответы, но, читая эту книгу, ты понимаешь, что это далеко не так. И хотя коллаборационистские сюжеты в литературе не редкость, этот роман читать интересно. Другая призма. Другая философская перспектива. И совсем другая правда жизни.

В «Даре дождя» смешивается изящный коктейль под названием «Запад есть Запад, Восток есть Восток», и принципы восточных учений доносятся до нас через призму европейской культурной риторики, что делает их ближе и понятнее. Недаром главный герой – полукровка, англо-китайский маргинал, воспитанный японцем и должный самостоятельно выбрать себя, свою суть из возможных. Мы, как это часто бывает в подобных книгах, не становимся немыми свидетелями вычурного диалога двух монахов, рассуждающих о пустоте, а получаем шанс проникнуться идеями и реалиями, о которых идёт речь, пусть даже они не свойственны нашему мировоззрению и впоследствии даже и не будут приняты нашим самосознанием.

«Дар дождя» написан проникновенным полушепотом и звучит как молитва, как колыбельная, как мантра. С первых строк своей ритмикой и атмосферой он ввел меня в почти медитативное состояние у-вэй, в котором передо мной, как длинные листы папируса, параллельно тексту Т.Т.Энга стали с тихим шорохом разворачиваться мои внутренние миры, наполненные недоговоренностями, недопонятостями и незавершенностями. Совершенно непередаваемое ощущение! Конечно, книги должны будить мысли и чувства, кто бы спорил. Но здесь была совершенно иная, почти иррациональная механика – как если бы под этими строчками внезапно во мне ожил какой-то давно замерший внутренний механизм, вроде старого проектора, и ко мне стало возвращаться что-то давно забытое, вытесненное, потерянное в жизненных скитаниях, но очень-очень необходимое. Оно пополняло, подпитывало мои внутренние ресурсы (или наводняло мою ци?), и я вместе с этой книгой становилась полнее и полифоничнее, чем привыкла о себе думать. Я чувствовала себя бутоном японского пиона, медленно-медленно разворачивающимся из туго свёрнутого клубка и тем самым высвобождающим свою внутреннюю сущность. Как в замедленной съёмке, я буквально чувствовала в себе это движение, повороты и изгибы лепестков, стремящихся создать ту фигуру созерцания, на которой мне и следовало бы сосредоточиться.

P.S. В моей жизни было много хороших людей, но как жаль, что мне не встретился такой человек, как Эндо - чтобы он вглядывался в себя, поднимал глаза и, встречаясь со мной долгим взглядом… ещё до меня самой слышал мой «шепот раньше губ».

Читать полностью