«Там, где билось мое сердце» читать онлайн книгу📙 автора Себастьяна Фолкса на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Премиум

4.42 
(90 оценок)

Там, где билось мое сердце

346 печатных страниц

2017 год

16+

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

1980-й год. Лондон. Психиатр Роберт Хендрикс получает письмо-приглашение от незнакомца – француза по имени Александр Перейра, живущего на крохотном средиземноморском острове. Перейра, которому за восемьдесят, пишет, что служил вместе с погибшим на войне отцом Роберта и хранит его письма, фотографии и другие документы.

У Роберта за плечами собственное военное прошлое. Ветеран еще одной мировой войны – Второй – он участвовал в высадке десанта союзнических войск в Италии, где был ранен и встретил свою первую и единственную любовь.

Перейра, как и Хендрикс, – психиатр, много лет посвятивший изучению проблем памяти. Эта же тема занимает и Роберта, и не только с профессиональной точки зрения. Погружаясь в беседах с Перейрой в воспоминания о тяжелом детстве, бурных годах студенчества, первых шагах в медицине, заново переживая кошмар окопных будней, потерю лучших друзей и разлуку с любимой, он впервые заставляет себя взглянуть в лицо своему прошлому, отголоски которого не дают ему покоя в настоящем.

читайте онлайн полную версию книги «Там, где билось мое сердце» автора Себастьян Фолкс на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Там, где билось мое сердце» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

М. Макарова

Дата написания: 

1 января 2015

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785906837332

Дата поступления: 

26 ноября 2020

Объем: 

624224

Правообладатель
86 книг

Поделиться

Alevtina_Varava

Оценил книгу

Книга неплоха, но я ожидала большего. По сути, это итоги жизни. Воспоминания и подведение черты. Но поволока - приглашение, остров, странный Перейра... Я ждала еще какой-то тайны. Большей, чем невнятные психические отклонения героя. Такого в книге нет. Только воспоминания и итоги жизни. Написано размеренно, повествовательно, интересно. Хорошо написано. Правда, практически не о чём. Как и большинство жизней)

Флэшмоб 2020: 24/30.

Поделиться

Sopromat

Оценил книгу

Не ведитесь на интригующее начало романа. Себастьян Фолкс- большой хитрован. Сделал легкомысленную наживку: похотливого немолодого джентельмена, овладевающего проституткой; вы уши раскапустили, а крючок в десну вцепился. Больно, жестко, сильно. Потащит в свой сачок, волоча ваше нежное брюшко по камням и тине. Ни любви, ни жалости.
Да, история любви героя меня не впечатлила.
Возможно, из-за контраста с описаниями фронтовых будней, работы в психушке и других картин "свихнувшегося века". Это очень хорошая, сильная, мастерски написанная книга. Эпизод "спасения" отца главного героя просто бомбичесий. Не ожидал, что меня можно чем-то уже так впечатлить.
Как говорит мой друг: "Книга- не для свиристелок".
Посудите сами: тема войн; жестокости и зверства людей; раны не только телесные, но и душевные; лжи и недомолвок; целесообразности ворошить прошлое; медицинских экспериментов - и многие другие, кажущиеся не столь существенными, как перечисленные, но на деле взаимосвязанные.
После таких историй требуется или тайм-аут, или простое чтиво на пару вечеров.

Поделиться

winpoo

Оценил книгу

«…Несбывшееся и сбывшееся
Приводят всегда к настоящему.
Эхом в памяти отдаются шаги
В тупике, куда мы не свернули…»

(Т. Элиот, «Бернт Нортон»)

Внезапная утрата слишком сильной привязанности действует на жизнь человека как рывок стоп-крана: она резко останавливается, но дальше уже никогда не остается такой, как была, как будто кто-то невидимый и злой в эту секунду передвинул стрелку жизненного пути. Человек, конечно, продолжает жить и, может быть, даже преуспевает; ему по-прежнему многое удается, он даже, может быть, бывает любим еще кем-то и пытается любить сам, но все, что происходит, выступает всего лишь компенсаторным механизмом, неполной заменой того счастья, которое безвозвратно ушло. Жизнь превращается в блеклую тень самой себя, хотя человек не сразу и не всегда это замечает.

Эта история о, казалось бы, обещанном, но несбывшемся счастье начиналась обыденно и просто, как обычно и начинаются непредсказуемые драмы – как неслышное всплывание левиафана из глубин океана под кораблем. Одинокая и привычно обустроенная жизнь вполне преуспевающего пожилого психиатра Роберта Хендрикса нарушается приглашением старшего коллеги Александра Перейры, когда-то воевавшего с его отцом в Первую Мировую войну и сохранившего его письмо и фотографии. Начав читать, я подумала, что мне нравятся сюжеты со странными стариками, вроде этого Перейры, которые заманивают к себе в гости кого-то с и без того сложной и не очень счастливой судьбой, вроде этого Хендрикса, и еще сильнее усложняют (или, наоборот, распутывают?) его жизнь, либо подкидывая им психоаналитические задачки, либо играя на неизвестных струнах их биографий.

Постепенно их встречи и паузы между ними становятся для Хендрикса триггером для потока воспоминаний, небольших профессиональных расследований, размышлений о смысле жизни и смерти, столь характерных для склона лет. В разговорах они, вроде бы, в основном обсуждают книгу Хендрикса и профессиональные проблемы лечения шизофрении, но по сути говорят о себе и о пропущенных сквозь собственную жизнь событиях: безотцовщина, бедность, годы обучения, ужасы Второй Мировой войны, наполненная смыслом и страстью любовь, профессиональные взлеты, надежды и утрата иллюзий. За всем этим стоит реальный человек – свидетель определенных событий, сверстник определенного поколения, ровесник определенной эпохи и ее умонастроений. На страницах книги перед нами медленно и осторожно разворачивается своеобразный сеанс экзистенциальной терапии, заставляющий Хендрикса под иным углом зрения взглянуть на то, что прожито, и то, что осталось, и в конечном итоге он делает именно то, что должен был сделать давным-давно, но не сделал. По сути, это уже ничего не меняет, но позволяет более умиротворенно замкнуть круг жизни.

Грустное и наполненное внутренней противоречивостью повествование рождает не просто эмоции, но поток мыслей и вопросов – и даже не к себе, а к жизни как таковой. Счастье единично? Надо ли ловить счастливый момент и пытаться удержать и продлить его во что бы то ни стало, презрев все обстоятельства? Надо ли до конца знать все, что происходит в жизни любимого человека? Может ли какой-то человек настолько изменить нашу жажду жизни, что без него мы чувствуем себя, как в пустыне? Может ли один человек занять в нашем сердце место другого? Уносят ли ушедшие люди с собой частицу нас самих? Усложняют ли воспоминания прошлого наше существование? Надо ли вытеснять некоторые воспоминания из сердца или, наоборот, их надо выговаривать, чтобы сделать не такими травмирующими? А если мы вытесним их, не перестанем ли мы быть самими собой? Травмы так же способствуют саморазвитию, как и счастье? Или они как привои на растениях, делают нас слегка другими? С любимыми нельзя расставаться? Повторяются ли фрагменты судеб близких и привязанных друг к другу людей? Действительно есть вечная любовь, любовь-предназначенность? Верно ли, что мы всю жизнь пытаемся выговорить что-то значимое для нас, чтобы быть не просто понятными, но понятыми? Любовь – это радость от того, что кто-то тебя узнает и хочет узнавать все больше и глубже? Большинство подобных вопросов, конечно, останутся без ответа, но даже размышления на эту тему производят катарсический эффект.

Я думаю, что сильные книги требуют для своего содержания техник вроде «кьяроскуро» или «сфумато», потому что слишком много реальности, слишком много любви, слишком много рефлексии читательское сердце может просто не вынести. C. Фолкс в этом смысле просто идеален, и иногда его книги позволяют примирить себя с любым существованием и оправдать все, что когда-то было сделано не так, как стоило бы сделать.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Наша индивидуальность – это паталогия вроде нервного тика. Аномальная способность произвольно привязывать эпизоды своего физического существование к событийной памяти. Вот и все чудо нашей разумной человеческой природы… Мутация, породившая иллюзию.
3 августа 2019

Поделиться

Некоторые считают, что армейская система схожа с русской матрешкой. Но мне она больше напомнила городскую школу. Взвод – это класс, рота – корпус, а вся школа в целом – батальон. Три батальона, как правило, составленные из разных полков из разных графств (к примеру, из Йоркшира, Ноттингемшира, Кента) образуют бригаду. Дальше – более крупное объединение, дивизия. Но бригада почему-то в нее не входила, была отдельной единицей.
2 августа 2019

Поделиться

Когда становишься старше, жизнь делается пресной и вялой, иссякает азарт. Но, конечно, можно себя уговаривать, что она не тускнеет, а, напротив, делается ярче, как коралловый риф, который с годами разрастается и обретает все больше экзотических красот.
31 июля 2019

Поделиться

Еще 20 цитат

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика