Смертельная белизна

Оцените книгу

О книге

«Я видел, как ребенка убили… Его задушили наверху, прямо у лошади». У Билли явные проблемы с умственным здоровьем, но он уверен, что в детстве видел убийство ребенка, – и давняя тревога наконец приводит его в офис частного детектива Корморана Страйка, вновь прославившегося после поимки Шеклуэллского Потрошителя. Договорить Билли не успевает, спугнутый перспективой скорого приезда полиции, но его история не выходит у Страйка из головы. Попытки докопаться до истины поведут Страйка и его помощницу Робин Эллакотт (ставшую полноценным партнером в их агентстве) сложным извилистым путем: от окраинных клубов, где собираются противники Лондонской олимпиады, – в пропитанные интригами коридоры власти, от парламентских кабинетов – к окутанному тайной имению в глубине Оксфордшира… Но еще неизвестно, что будет Корморану и Робин сложнее – разгадать эту головоломную загадку или разобраться в своих чувствах… Впервые на русском!

Подробная информация

Дата написания: 2018

Год издания: 2019

ISBN (EAN): 9785389163140

Дата поступления: 17 марта 2019

Объем: 1.2 млн знаков

  1. Vldmrvch
    Оценил книгу

    Имейте в виду! Одолеть четвертый роман Джоан Роулинг из серии о Корморане Страйке, которую она публикует под псевдонимом Роберт Гэлбрейт, будет весьма непросто. И дело здесь не в объеме. 650 страниц не самый большой роман, который мне приходилось читать. Дело в сложном переплетении сюжетных линий, судеб героев и обилии детективных загадок.
    Сюжет романа разворачивается на фоне Олимпиады 2012 года, происходившей в Лондоне. Если в России Олимпиада стала реализовавшейся мечтой, для Роулинг это время весьма неприятных событий, которые мне напомнили описания из готического романа "Удольфские тайны" Анны Радклиф. Политические игры между консерваторами и либералами напоминают лабиринт из тупиков и весьма противоречивых побед. А когда Страйка нанимает один министр, чтобы закопать другого министра, дерьмо льется из всех щелей.
    В романе «Летальный белый» я впервые посочувствовал Корморану. До этого его потуги и старания казались мне немного наигранными, или может чрезмерными. Только здесь, когда Корморан задумывается о семье, я понимаю, что он инвалид и лишен чего-то, что есть у всех людей. Понимаю, как ему трудно и больно.
    Зато знаменитый стиль Роулинг, как мне показалось, в этом романе стерт. Может быть, писательница много рассказывает о второстепенных деталях, слишком долго подводит к центральному моменту - убийству, которое случится только к середине романа. Говоря детским языком - слишком много болтает.
    Может писательница настолько увлеклась образом Билли, психически больного клиента, который уверяет Страйка, что видел как убили ребенка и закопали в овраге. Но Корморан знает, человеческая память может вспомнить и того, что никогда не было. Появление брата Билли, уверяющего, что больной родственник все выдумал, приводит к обратному эффекту. Детектив решается взяться за это дело.
    Как мне показалось, писательница пыталась постоянно намекнуть, дать прочувствовать невольную симпатию и даже связь, установившуюся между Кормораном и Робин. Возможно, Роулинг пыталась сыграть с читателями, т.е. со мной в игру, с намеками, мол, угадай, сольются в поцелуе, или просто будут жаловаться друг другу, ожидая первого хода от другого. Для меня было слишком много этого мелодраматизма, столь редко появлявшегося в прошлых романах.
    Как я уже сказал в начале, сюжет романа достоин восхищения. Неожиданных поворотов и загадок встретится предостаточно. Теряясь в болтовне, я целые куски был вынужден даже перечитывать, подхватывая потерянную во множестве слов сюжетную нить. Думаю, что спустя год или два еще раз перечитают этот великолепный роман, может быть, он откроется для меня с новой стороны, которую я сейчас просто пропустил в погоне за новинкой.
    А главное финал...

  2. Count_in_Law
    Оценил книгу
    Я и помыслить не мог, что бывают такие людишки.

    "Мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус" (с)
    Не так часто доводится думать о себе в таком ключе, но книги Роулинг-Гэлбрейта в качестве иллюстрации меня в роли тех самых мышей подходят как нельзя лучше.
    Нет, ну в самом деле! Чего я ждала от человека, который еще первой книгой продемонстрировал, что никакой он не детективщик, а второй только укрепил в этом мнении?
    Наверное, повелась на бодрость и долгожданную логичность развязки третьего романа и вновь стала отвешивать автору "Гарри Поттера" слишком большие авансы.
    И тут случился оно - одно из самых масштабных, но и самых любимых её произведений, которое, как призналась в благодарственном послесловии сама Роулинг, вообще-то должно было бы вызвать некоторые сомнения у людей, знающих, что она в то же самое время писала еще два сценария и одну пьесу.
    Жаль, что не вызвало. Может быть, удержали бы?
    И вдвойне, черт возьми, жаль, что автор достигла таких невиданных высот популярности, что редакторы, похоже, совсем забили на любые попытки её править и направлять и позволяют ей творить, что душе угодно.

    А угодно этой душе всё того же, но в удвоенном (а то и в утроенном) объеме.
    "Удачные" образы шевелюры с волосами, "как на лобке", и пукающего в приемной дивана? Держите!
    Вечно ноющая в самый неподходящий момент культя? Страйк снова мнет-трет её при каждом удобном случае, а в неудобных - падает и не может догнать подозреваемых.
    В туалет таскаются с той же периодичностью, что поесть (что, в общем-то, логично, но утомляет).
    Отношения с "половинками" и друг другом выясняют уже чаще, чем ведут расследование (в этот раз увлеклись настолько, что труп, который надо расследовать, случился только на 296 странице из 666-ти).
    Робин начала откровенно бесить поведением терпилы, которая не в состоянии понять, какое "чудо" досталось ей в качестве муженька (в качестве оправдания на первых же страницах расчехлили чувство жалости в лучших традициях слезливой мелодрамы). Не спасли даже её панические атаки - казалось бы, как человек, сам страдавший в свое время подобными вещами, я могла бы проникнуться сочувствием, но не сложилось, ибо Роулинг явно ничего такого сама не переживала и описать это нормально просто не в силах.
    Страйк мешает кислое с пресным и в перерывах между тяжелыми расставаниями с бывшими (о да, их теперь несколько!) что-то такое аккуратно мусолит в голове на тему Робин.
    В сюжет нежданно подгребают тайны шантажистов, засевших (о ужас!) в Вестминстере, разрекламированный фон подготовки к Олимпиаде сводится к вялой критике проблем простого народа и не менее вялой похвале церемонии открытия, а на великосветском приеме дамы из высшего общества на полном серьезе обсуждают цвет лобковых волос... нет, не Страйка, а принца Гарри. В контексте: "Я бы с ним не смогла, у него там рыжее всё".

    Если вы думаете, что порочный (опороченный?) со всех сторон принц Гарри был контрольным в голову, то тут вы ошибаетесь! У нас же здесь детектив как-никак. А это значит, что нужно еще придумать развязку. И обязательно такую, чтобы читатель ахнул, удивился и никогда бы не смог обвинить автора в отсутствии оригинальности.

    Что ж, в оригинальности Гэлбрейту действительно не откажешь.

    спойлерСуть темных бизнес-делишек, которыми шантажировали - внимание! - министра британского правительства, заключалась в том, что в его поместье под его контролем умелый столяр-одиночка клепал виселицы, которые потом продавались даже не как поддельный антиквариат (что было бы много разумнее), а именно как орудие казни, на потребу всяким мрачным режимам Африки и Ближнего Востока. Нет, вы только вдумайтесь! Сильно недемократический режим третьего мира, расположенный у черта на рогах, за многие мили-километры от доброй старой Англии, готов отвалить 40 тысяч за штуку и ждать доставки. Наверное, это особый шик - выложить огромное бабло за набор ручной работы, который потом еще придется самому собрать на месте. Там же только так с врагами борются - на виселице вешают. Деревьев же нет вокруг, стен тоже нет, любимый огнестрел весь давно изъяли в Африке, только такой способ и остается, чего уж.свернуть

    На фоне этого меркнет даже неумелый подход к развязке и объяснению мотивов убийцы.

    спойлерТот факт, что Робин теперь будут похищать при каждой удобной возможности, еще можно было предугадать после прошлого раза (хотя и он не сильно радует разнообразием финальных поворотов). Но вот то, что вся развязка фактически будет подана в виде простой (и очень длинной) объяснялки в формате диалога Робин с преступником - это как-то совсем тупо, простите. А ведь была еще загадка, заявленная в самом начале и проспойлеренная в аннотации. С ней обойдутся и того проще. Не понадобится даже собирать детали и как-то их связывать в разговоре: в какой-то момент персонажи просто сядут вместе с подлеченным от своего психического недуга Билли, и кое-кого попросят рассказать, "как всё было". С тем же успехом туда в тот момент можно было посадить другого человека и заставить его рассказать другую версию, суть бы не изменилась, вот правда.свернуть

    И эта зависимость происходящего от закидонов, ярких политических (и не только) взглядов и проблем автора с придумыванием и изложением детективного сюжета напрягает так, что ее не могут скрасить никакие красоты Лондона и напряженные переглядывания между главными героями.

    Пора мне перестать уже жевать этот кактус. Вот правда.

    Пусть лучше меня похоронят заживо. Больше я туда не вернусь... Мне светила жизнь-мечта. Мне светила свобода, полная свобода.

    Приятного вам шелеста страниц!

  3. keep_calm
    Оценил книгу

    К сожалению, мне придётся разбавить похвальные рецензии на данный роман своим скромным отзывом. Так долго ожидаемая мной книга принесла с собой разочарование.

    В четвёртой истории о сыщике, Корморан вместе со своей верной помощницей Робин пытается найти связь между задушенным младенцем, о котором бормотал пришедший к нему в офис сумасшедший паренёк Билли, и шантажом политика Чизуэлла. В дальнейшем шантаж приобретает более серьёзные последствия - это легкий спойлер.

    Читать книгу было невероятно трудно. Я вообще не понимаю, зачем Роулинг понадобились миллиарды подробностей, о которых она пишет: кто что когда съел, как сильно и в какой момент (всегда!) у Страйка заболела нога, и самый главный вопрос - почему практически все важные открытия романа делаются в туалете?! Когда, наверное, в сотый раз я прочла о том, что кто-то захотел облегчиться, чуть ли не единственным развлечением для меня стало ожидание следующего эпизода об уборной, но долго мне ждать не приходилось ни разу. Примерно в таком ключе написана вся книга:

    По итогам без малого восьми часов рабочего времени, семи чашек кофе, трех походов в сортир, четырех сэндвичей с сыром, трех пакетов чипсов, одного яблока и двадцати двух выкуренных сигарет Страйк дистанционно оплатил своим подчиненным накладные расходы, проверил, что все счета поступили в бухгалтерскую фирму, проштудировал отчеты Хатчинса по Врачу-Ловкачу и перебрал на просторах киберпространства нескольких субъектов с именем Аамир Маллик в поисках единственного, кто сейчас требовался ему для беседы.

    Меня стала немного раздражать Робин, возможно отчасти потому, что Страйк начинает смотреть на неё влюблёнными глазами, и она видится ему супервомен (например, в книге есть момент, где Страйк размышляет о том, как же Шарлотте удалось раскусить Робин, владеющей чудесами маскировки, в данном случае просто вставившей цветные линзы в глаза). Романтические истории обоих героев в книге очень наивны.

    Что в этом детективе классическое, даже банальное - не побоюсь этого слова - так это его финал. Ну, блин,

    спойлерочень ожидаемо, что именно Робин попадёт в итоге в переделку, а спасёт её, конечно же, босс. А откровения преступника в конце книги - давно я не читала романов с таким набившим оскомину способом разжевать читателю всю историю, и это отнюдь не комплимент автору. свернуть

    Я, конечно, буду ждать продолжения романа, коль скоро он будет написан автором, но, пожалуйста, пусть это будет действительно интересный детектив.

  1. Вселенское желание славы таково, что люди, которые приходят к ней случайно или невольно, начинают тщетно ожидать сочувствия.
    5 апреля 2019
  2. Жизнь показывала, что самая великая, самая беззаветная любовь достается самым недостойным людишкам, и это, конечно, должно было бы служить утешением для всех.
    2 мая 2019
  3. За десять лет люди меняются, – ответил психотерапевт. – Зачем ставить вопрос так, будто вы ошиблись в Мэтью? Быть может, вы просто оба изменились?
    6 апреля 2019