«Хроника царствования Карла IX» читать онлайн книгу 📙 автора Проспера Мериме на MyBook.ru
image
  1. Главная
  2. Зарубежная классика
  3. ⭐️Проспер Мериме
  4. 📚«Хроника царствования Карла IX»
Хроника царствования Карла IX

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.34 
(35 оценок)

Хроника царствования Карла IX

199 печатных страниц

Время чтения ≈ 5ч

2007 год

0+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

 Действие романа разворачивается на фоне политических и религиозных войн, охвативших Францию во второй половине XVI века. Идет жесткая борьба за власть между тремя основными партиями; противостояние католиков и гугенотов накаляет ситуацию до предела. В борьбу втянута большая часть нации, все слои французского общества. На религиозной почве происходят ожесточенные стычки на улицах, в тавернах, при дворе…

Изображая нравы эпохи, Проспер Мериме создает психологически убедительные образы священнослужителей, политических деятелей, придворных и простых людей. Роман написан живо, ярко, по-настоящему захватывающе и при этом исторически достоверно.

читайте онлайн полную версию книги «Хроника царствования Карла IX» автора Проспер Мериме на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Хроника царствования Карла IX» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 
1 января 1829
Объем: 
359309
Год издания: 
2007
ISBN (EAN): 
9785446706983
Переводчик: 
Николай Любимов
Время на чтение: 
5 ч.
Правообладатель
1 884 книги

boservas

Оценил книгу

Почти невозможно, говоря о единственном романе Мериме, не вспомнить "Королеву Марго" Дюма, и не сравнить их. В обоих романах описывается один и тот же эпизод французской истории - лето 1572 года с печально памятной Варфоломеевской ночью. Подошли писатели к описанию этого события по-разному, Мериме обошелся несколькими яркими штрихами, оставаясь предельно лаконичным, Дюма же, как он любил и умел, взялся за подробное и многогранное описание тех событий. Так что слово "хроника" в названии гораздо больше подходит к роману Дюма, по количеству затронутых векторов и выведенных на обозрение читателю действующих лиц, он в несколько раз превосходит творение Мериме.

С другой стороны, роман Мериме на 15 лет старше "Королевы Марго", поэтому можно обвинить Дюма в том, что он в некоторой степени позаимствовал у предшественника формат сюжета - молодой дворянин-гугенот накануне известных исторических событий приезжает в Париж, где его ждут новые друзья, дуэли, любовь, слава и смертельная опасность.

Если уж на то пошло, то Бернар де Мержи может рассматриваться и как некий литературный предшественник самой главной удачи Дюма - образа д'Артаньяна. Опять же роман начинается с событий по дороге в столицу, происходящих в гостинице, далее по списку - дуэли, любовь, покорение Парижа. Конечно, всё это довольно условно и схематично, но и не обратить внимание на такие совпадения нельзя. Это даже не совпадения, а свидетельство того, что Мериме очень верно выбирал основу для построения сюжетной линии, настолько верно, что даже сам Дюма не смог придумать лучше.

Но, возвращаясь к слову "хроника", которое Мериме вставил в название своего романа, приходится признать, что реальных исторических персонажей в книге почти нет, только троим - королю, адмиралу Колиньи и Ла Ну отведено по эпизоду. У того же Дюма, кроме перечисленных, полно других, самые яркие и "хронические" - герцог Анжуйский, Генрих Наваррский, Маргарита, Екатерина Медичи, герцог Гиз, Анриетта Неверская...

Зато в романе Мериме есть то, что упустил, или не догадался, или не захотел осветить Дюма. Это мощное антиклерикальное, практически, атеистическое звучание. Выразителем этой линии является старший брат Бернара - Жорж де Мержи. В романе два главных героя, и если в начале и середине романа акцент смещен на младшего Бернара - героя-любовника, то к концу произведения на первый план выходит Жорж, человек сумевший стать над раздираемой религиозной распрей страной, и сделал он это не за счет принятия обеих точек зрения, это тогда было в принципе невозможно, а за счет отказа от самой сути противостояния - от Бога.

Жорж демонстрирует невероятную силу воли и душевную смелость, отказывая перед смертью и протестантскому пастору, и католическому священнику. Это нам не так уж сложно представить такое, а вот человек, живший 450 лет назад, обитал совсем в другой реальности, и в ней поступок Жоржа выглядит не столько героическим, сколько ужасным и безрассудным. И все, кто его окружает в этот момент, так и воспринимают его поведение, все, кроме брата Бернара, который, кажется, стал что-то понимать.

Ведь верность религии довела его до греха братоубийства, пусть и невольного, но всё же. И в этот момент он стал понимать, что ничем не лучше тех убийц, которые в Варфоломеевскую ночь по приказу короля резали гугенотов. Бог учит любви и всепрощению, но его верные последователи с обеих сторон готовы убивать всех подряд, даже детей, ради той самой любви и всепрощения. Цинизм и лицемерие, стоящие за высокопарными проповедями, становится очевидным для младшего брата и это только усиливает его личную трагедию.

А кроме озвученного аспекта для вдумчивого читателя ясно и то, что религиозные распри, терзавшие страну, это только предлог для политической борьбы, речь шла о попытке смены элит, о контроле над экономикой государства, и гугеноты из "просто верующих" превращались в мощную политическую партию, поэтому реакция "тирана", который не хотел утрачивать своего влияния, вполне ожидаема. Я Карла ни в коем случае не защищаю, но какие времена, такие и нравы, а какие нравы, такие и методы. Мы можем только радоваться, что живем не в XVI веке, и у нас есть права, о которых люди той эпохи не только мечтать не могли, но, скорее всего, они бы их восприняли с ужасом, как доказательство торжества дьявола. Всему своё время.

10 февраля 2021
LiveLib

Поделиться

Kumade

Оценил книгу

Можете как-нибудь предложить друзьям угадать, какой роман, написанный в 1829 году, начинается с того, что некий молодой дворянин, преисполнясь мечтами о военной карьере, по пути в Париж попадает в переделку на одном из постоялых дворов, а заканчивается осадой Ля Рошели. «Три мушкетёра»? Отнюдь! Роман Дюма вышел в свет на 15 лет позже, а события его происходили спустя полвека. Да и взгляд на них даётся с ракурса противоборствующей стороны. Впрочем, мало что изменилось за это время, откуда ни гляди. Так что с Мериме, о романе которого идёт на самом деле речь, можно поспорить. В предисловии он пишет:

«Чрезвычайно интересно давать сравнения старинных нравов с нашими, прослеживать, как вырождаются горячие страсти и, войдя в наши дни, сменяются ровным течением чувств и, быть может, ощущением счастья. Вопрос, сделались ли мы лучше наших предков, таким образом не решается, да и решить его не так-то легко, ибо взгляды на одни и те же поступки очень меняются в потоке времени.»

Но так ли уж выродились страсти, обретено счастье и изменились взгляды на вероломство? Так было и при Генрихе IV, и при Людовике XIII, и, увы, в наше время. Но сравнивать действительно интересно, ибо уроки истории никогда не утратят своей дидактической ценности. И разобраться в них никогда не мешает, каковую цель и ставит перед собой автор. Не исключено, что современная цивилизация с точки зрения мрачного средневековья покажется таким же варварством, каким была готика для античных эстетов.

Итак, молодой дворянин-гугенот прибывает в Париж в гнуснопрославленный 1572 год. Страсти бурлят и в верхах, и в низах. Строятся козни и заговоры, лицемерие, предательство и клевета соревнуются в действенности — на то и политика. Зато какое раздолье для искателя приключений: как любовных, так и требующих отваги и стойкости. На долю Бернара де Мержи их выпало с лихвой, их течение стремительно, а смена калейдоскопична. И отдаваясь вместе с героем бурному потоку позднего средневековья, мы погружаемся в этот увлекательный, цельный и грамотно выстроенный, хоть и относительно небольшой, роман, несёмся к его кульминации, совпавшей с кульминацией упомянутого года — Варфоломеевской ночью, барахтаясь, выбираемся на земную твердь и укрываемся в крепостной твердыне. И хотя линии повествования доходят до логической развязки, сама история меж тем продолжается. Уроки извлечены, а вот насколько поняты — это уж судить читателю, с которым автор временами заигрывает, а порой даже вступает в жаркий спор. Авторское право решать при этом всё-таки он оставляет за собой и свои выводы делает. А если дотошный читатель не удовлетворён разрешением возникших вопросов, что ж, это его право.

«Я предоставляю решить эти вопросы самому читателю, который таким способом имеет возможность закончить роман по своему вкусу.»

И этой возможностью явно пользовались небожители-ровесники Мериме: Дюма, Гюго, Бальзак. Да и примкнувшие к их сонму Золя или Мопассан тоже явно не гнушались. Вообще, мне кажется, подобно тому, как русская классика вышла из гоголевской «Шинели», так и французская — из новелл Мериме и его же романа по формату, но по концентрации близкого к новелле!

22 октября 2020
LiveLib

Поделиться

russian_cat

Оценил книгу

Начали за здравие, кончили за упокой. Во всех смыслах этого выражения. Не только потому что в конце "все умерли" (ну ладно, не все, конечно), а еще и потому, что сама история как-то постепенно "сдулась".

Открывая эту книгу я как-то подсознательно ожидала встретить что-то вроде "Королевы Марго" Дюма, менее известный вариант. Похожего ведь тут действительно очень много. Во-первых, конечно, время действия и главное событие книги - Варфоломеевская ночь. Во-вторых, два основных героя - католик и гугенот. Только у Дюма они были такие враги-друзья, а у Мериме вообще братья.

Мельком встречаем на страницах и Карла IX, и его небезызвестную матушку Екатерину Медичи. Последних автор в действие особо не вводит (только внезапно одному из братьев король в какой-то момент попытался поручить убийство Колиньи). Зато выдает целую отдельную главу про то, как он, автор, коварно обманет ожидания читателей, которые ждут от него детальных описаний исторических личностей - а вот вам, выкусите. Ну я, как бы, не сильно от этого расстроилась, мне интереснее был сюжет, пусть про выдуманных персонажей, не суть важно. Точнее, был бы, если бы не некоторые "но".

Начать хотя бы с того, что герои ведут себя неадекватно. Причем все разом. Ну взять хотя бы главного героя - юного гугенота, приехавшего покорять Париж. Случилось у него приключение с женщиной и та просила никому ни о чем не говорить. Он клятвенно обещал и думал, что влюбился. Что не помешало ему на следующий же день показать ее тайную записку при всем королевском дворе, где она была зачитана вслух и инкогнито женщины раскрыто по почерку. Благородство 80 lvl просто.

А его возлюбленная (не эта, другая)? Вместо того, чтобы предупредить любимого гугенота о надвигавшейся опасности (о которой ей было откуда-то известно), она днями и ночами, включая Варфоломеевскую, умоляла его перейти в католичество и тем спасти свою душу. Так как подоплеку этого она при этом не раскрывала, звучало это примерно так: "Я тебя люблю!" - "Когда ты уже перейдешь в католичество?" - "Никогда" - "Я тебя люблю, ну ради меня". - "Ну я же тебе объяснил, что не могу". - "Ну прими католичество" - "Нет" - "У меня от тебя болит голова". И так далее, и тому подобное. У меня возникло ощущение, что подобные диалоги чуть ли не четверть книги занимали, под конец у меня начали скрипеть от них зубы и другие части тела.

Но если не считать этого, книга все же была довольно-таки интересной, не только сюжетом, но и благодаря авторским рассуждениям на исторические темы. И я ее слушала с удовольствием, подумывая про себя о том, чего же это я так давно не читала ничего "дюмаподобного". Если бы только не тот финт ушами, который Мериме выдал в конце. Вот это вот СОВПАДЕНИЕ (да-да, большими буквами), которое было до жути предсказуемым (да еще, как будто этого мало, автор сам намекнул, что так будет), подпортило мне впечатление от романа.

8 января 2019
LiveLib

Поделиться

Хуже всего, что ты свою кровь прольешь.
4 октября 2019

Поделиться

Франция делилась тогда на три крупные партии: на партию протестантов, которую после смерти принца Конде возглавил адмирал, на королевскую партию, слабейшую из трех, и на партию Гизов – тогдашних ультрароялистов.
13 сентября 2019

Поделиться

При помощи этого анекдота и множества других – а у Брантома их полно – я мысленно воссоздаю характер, и передо мной оживает придворная дама времен Генриха III.
12 сентября 2019

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика