«Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев» читать онлайн книгу 📙 автора Пэт Шипман на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Пэт Шипман
  4. «Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев»
Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.72 
(36 оценок)

Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев

264 печатные страницы

2016 год

0+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Неандертальцы, обладавшие крепким телосложением, большим мозгом, использовавшие сложные орудия охоты, были ближайшими родственниками современного человека. Около 200 000 лет назад, когда человек только начал мигрировать со своей эволюционной родины в Африке, неандертальцы – потомки гораздо более древнего ответвления рода Homo давно расселились в Европе. Но когда современный человек около 45 000 лет назад распространился в Европе, неандертальцы вдруг исчезли. С тех пор как в 1856 г. были обнаружены первые кости неандертальцев, ученые бьются над вопросом, почему современный человек выжил, а его эволюционный кузен – нет.

В этой книге собраны убедительные доказательства того, что основным фактором гибели неандертальцев была прямая конкуренция с пришедшим на ту же территорию современным человеком. Опираясь на инвазивную биологию, которая говорит, что, чем вид ближе к инвазивным хищникам, с тем большей конкуренцией он столкнется, Пэт Шипман отслеживает разрушительное воздействие растущей популяции человека современного типа: сокращение ареала неандертальца, деление его популяции на небольшие группы и утрату генетического разнообразия данного вида.

Но не только современные люди конкурировали с неандертальцами. Шипман рассказывает о потрясающем партнерстве человека с первыми одомашненными волками-собаками, появление которых совпало с началом исчезновения неандертальцев. Автор выдвинула гипотезу, что союз двух хищников – человека и волка – позволил успешно охотиться на крупных млекопитающих ледникового периода, что дало решающее преимущество над неандертальцами, когда изменение климата сильно осложнило жизнь обеих групп рода Homo.

читайте онлайн полную версию книги «Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев» автора Пэт Шипман на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2015Объем: 475665
Год издания: 2016Дата поступления: 30 мая 2020
ISBN (EAN): 9785961444124
Переводчик: Дмитрий Лазарев
Правообладатель
1 940 книг

Поделиться

higara

Оценил книгу

Я взялась за эту книгу по двум основным причинам: во-первых, после книги Ли Дугаткин, Людмила Трут - Как приручить лису (и превратить в собаку). Сибирский эволюционный эксперимент тема доместикации собак стала мне очень интересна. Надо сказать, что о самом процессе доместикации в Лисе рассказано подробнее, а вот о том, как и почему это все началось, я с удовольствием прочитала тут. Следующая на очереди книга по этой теме у меня Элис Робертс - Приручение. 10 биологических видов, изменивших мир
Во-вторых, мне не хватило книги Сванте Пэабо - Неандерталец. В поисках исчезнувших геномов , за которую я взялась, чтобы критически осмыслить новинку худлита Клэр Кэмерон - Последняя из древних . Автор, как пишут, консультировалась со Сванте, но у него сплошь генетика, а представление о том периоде я получила как раз из книги Шипман. Не удержусь и шлефану все это еще одной новинкой Клайв Финлейсон - Умный неандерталец. Охота на птиц, пещерное искусство и когнитивная революция там и про образ жизни должно быть побольше и про птичек ^_^ Да, что-то я заботанела, но все-таки хочется не просто прочитать художественный вымысел, а еще понять, основывается ли он на фактах.

Итак о книге))
С названием, конечно, промахнулись, оно заставляет полкниги закатывать глаза и вопрошать: но где же волки?!! Ты представляешь, что с первых страниц люди и волки обнимутся, побратаются и коленом к носу пойдут мясить грубое неандертальское племя.. Нет. Вместо этого тебе разъясняют что такое инвазивность в понимании разных учёных, что такое трофическая пирамида и конкуренция, как взаимодействуют конкурирующие виды. Интереснее становится, когда вся эта теория прилагается к неандертальцам, людям и хищникам того времени. Надо сказать, что материала Шипман перелопатила очень внушительное количество и преподносит его не как истину в последней инстанции, а как сумму точек зрения, что вызывает большое уважение к ней как к исследователю. Как только хочется скроить скептическую мину, сразу натыкаешься на "но могло быть и так:". Она не повизгивает объявляя, что сделала открытие века, она просто немного занудно, порой излишне подробно, но более чем аргументированно, объясняет, что как ей кажется произошло и почему. В принципе, если все основы взаимодействия видов в природе вам уже известны, можете начинать с 5 неандертальской главы. Если и это вам знакомо, то можно читать только последние 5 глав. Но я не рекомендую, потому что то, как автор выстраивает текст помогает увидеть (а благодаря некоторым повторам и усвоить) всю картину доисторической жизни. Лично мне было интересно охватить взглядом тот период, представить взаимодействие всех этих животных и людей, климата и растений. Сравнить это все с экологической катастрофой Йеллоустоуна, которую автор писыват очень живо, наглядно и с чувством, тоже полезно для полноты понимания ее гипотезы. Про Йеллоустоун я уже пару раз читала в разных книгах, но тут мне не было скучно, потому что она это событие описывает с точки зения инвазвности и трофической пирамиды. В общем, это хорошая цельная книга, которая балансирует на грани научной и научно-популярной литературы - с одной стороны, никаких формул и непонятных терминов, с другой, стиль суховат - все конкретно, по фактам и без лирических отступлений. Думаю, что шипман решила убить двух зайцев: представить научному сообществу свою теорию и за одно просветить простой народ, за что ей, конечно, поясной поклон.
После книги Сванте, где мне кроме особенностей секвернирования ДНК (которое не описано популярно) приходилось читать о личной жизни автора и его успехах как менеджера в сфере научной конкуренции за финансирование и регалии, эта книга стала просто оазисом познания! Возможно её академический стиль и показался бы мне немного избыточным, читай я книгу на ровном месте, но после Неандертальца, он меня даже восхитил!

О самой теории коротенько:

спойлер Неандертальцы не смогли выжить, а мы смогли, потому что одомашнили волкособак, но сделали мы это уже после того как вымерли неандертальцы. Пока они просто вымирали, мы начали приручать волчат и учились использовать их не только для охоты, которая стала более успешной, но и для охраны самок с дитёнышами и, что не менее важно, для защиты добытой туши от конкурирующих хищников и падальщиков. Таким образом мы с волкособаками как представитель гильдии высших хащников вытеснили из своей ниши или способствовали истреблению конкурентов. Не выдержади с нами конкуренции пещерные львы, гиены, медведи, гомотерии. А непещерные медведи подкорректировали диету в пользу травоядности и
ушли из конкуррентов, поэтому до сих пор жуют малинусвернуть
20 ноября 2020
LiveLib

Поделиться

PavelMozhejko

Оценил книгу

«Мы, зоологи, обычно говорим: самый опасный зверь в зоопарке — Человек. В общем, это значит, что наш вид, превратившись в ненасытного хищника, глядит на мир, как на добычу». (Янн Мартел «Жизнь Пи»)

Низкорослый, сутуловатый, мускулистый человек, в шкуре дикого животного, с крепко сжатым в руке копьем и настороженным взглядом, спрятанным под нависающими надбровными дугами, жадно втягивающий большими ноздрями воздух, как будто пытаясь понять, реальна ли предполагаемая опасность от стоящего напротив мамонта… С большой вероятностью, именно такая картина возникнет в вашем представлении, при упоминании неандертальца. Многие из нас еще сохранили остаточные знания из школьной программы о неандертальцах, как части нашей древней истории, отдельной ветке разумного человечества, так и не нашедшей своего продолжения. Но неандертальцы не столько предки человека современно типа (в нашем генотипе действительно встречается 1-4% их генов, результат редкого кровосмешения), сколько прямые конкуренты, сосуществовавшие с нашими непосредственными предками на протяжении нескольких тысячелетий и проигравшие битву за выживание. Неандертальцы – самый распространенный (по количеству найденных останков) вид древних Homo, и потому, довольно неплохо изученный. Однако, вопрос о причинах исчезновения неандертальцев до сих пор остается одним из самых дискуссионных в антропологии. То немногое, в чем соглашаются все антропологи, это принятие значительной роли в исчезновении неандертальцев человека современного типа. Поэтому, так важно понять, каковы были механизмы влияния наших предков на неандертальцев, в чем заключалось то или иное преимущество нашего вида, а главное, ответить на вопрос: это было прямое или всё же косвенное «убийство»? Стройная и научно обоснованная концепция, которая даст ответ на эти вопросы, позволит нам узнать, какую цену мы заплатили, чтобы стать самым влиятельным видом на всей планете. Ведь по большому счету, после исчезновения неандертальцев, и вплоть до развития микробиологии и вирусологии, мы не видели ни одного настолько же достойного конкурента в живой природе.

*Карта неандертальских находок (wikipedia.org)

Книга американского профессора антропологии Пэт Шипман, призвана познакомить читателя с её же авторской концепцией, способной ответить на многие вопросы, касающиеся исчезновения неандертальцев. Стоит обратить внимание, что это всего лишь теория, многие моменты которой требуют дополнительных доказательств и перепроверки, чего автор сама нисколько не скрывает. Тем не менее, эта книга будет полезна и интересна как антропологам, так и историкам, палеонтологам и просто любознательным читателям, интересующимся этими науками. Почему? Потому что «Захватчики» интересны даже не столько предложенной Пэт Шипман концепцией, сколько аккумулированием актуальных знаний и методов работы, по анализу стоянок древних людей, мест захоронений (тафономия), ископаемых останков и предметов быта. Эта книга покажет, насколько биология, культурология, анатомия, физика и химия дополняют друг друга, словно хитроумные приборы в детективном расследовании, а ведь это и есть самый настоящий детектив, в котором мы расследуем настоящее убийство вида.
А теперь перейдем непосредственно к расследованию Пэт Шипман.

***
Прежде чем говорить о качественных характеристиках, давайте зададимся количественными, а именно: сколько лет неандертальцы и люди современно типа существовали рука об руку (насколько стремительным было исчезновение первых после вторжения вторых)?

«Если сравнить данные по исчезновению мустьерской культуры и сведения о первом появлении в Европе человека современного типа, то окажется, что оба вида сосуществовали на этой территории в течение 2600–5400 лет. Учитывая, что современным людям нужно было какое-то время, чтобы расселиться по территории Европы, исчезновение неандертальцев происходило довольно быстро после того, как в районы их обитания приходили современные люди, что явно указывает на ключевую роль, которую сыграло появление человека современного типа в исчезновении неандертальцев.
<…> На фундаментальном уровне и неандертальцы, и ранние современные люди относились к одному и тому же общему типу животных

Концепция, предложенная автором, базируется на трех столпах.

Столп первый. Человек рассматривается с точки зрения актуальных знаний по биологии инвазивных видов. Это легко читается уже в самом названии книги. Человек - экологически агрессивный инвазивный вид (развернутое определение инвазивного вида читайте в конспекте ниже).

«Я поддерживаю точку зрения, что человек – это самый экологически агрессивный вид из всех когда-либо существовавших. С момента своего эволюционного возникновения в Африке около 200 000 лет назад наш вид распространился по всему миру, захватывал один географический регион за другим и занимал все новые местообитания до тех пор, пока не освоил все континенты. Мы живем в знойных тропиках и на дальнем ледяном севере, на вершинах гор и в широких долинах, на островах, на континентах и на островных континентах, в пустынях, в джунглях и в лесах умеренных широт, в открытых и закрытых ландшафтах. Мы не живем под водой, разве что в искусственных местообитаниях вроде подводных лодок, тем не менее многие люди живут на кораблях, в лодках или в плавучих поселках на озерах и реках.»

Таким образом, с точки зрения неандертальцев, человек современного типа был конкурентом-чужаком, пришедшим извне (из Африки), закрепившимся на территории устойчивой (растущей) популяцией.
Стоит отметить особо и то, что сам являясь эффективным инвазивным видом, человек активно способствовал распространению других видов, вольно или невольно делая инвазивными и их. А если вас интересует, сколько видов в процентном соотношении от общего числа способны закрепиться на новом месте, дать потомство и стать инвазивными, то рекомендую ознакомиться с «правилом десяти процентов» в конспекте (если коротко, то из 1 млн. видов лишь 100 станет инвазивными).

«Во многих источниках литературы по инвазивной биологии человек рассматривается как мощный механизм распространения и рассредоточения (если речь заходит о людях). Одна из моих основных идей состоит в том, что людей следует признать долгоживущим и крайне инвазивным видом, одной из характерных особенностей которого является склонность брать с собой «зайцев» – представителей других биологических видов – в путешествия, заканчивающиеся географической экспансией.»

*Карта миграции людей из Африки в период палеолита

Столп второй. Появление нового инвазивного вида, к тому же еще и хищника, с тем же рационом, что и у неандертальцев, привело к перевороту в гильдии (взаимной иерархии) хищников. К тому же, человек не только конкурировал с хищными животными за пищевые ресурсы, но и уничтожал непосредственно самих хищников.

«Фактически то, что произошло в Европе в плейстоценовую эпоху, есть не что иное, как мощный переворот в гильдии хищников, который случился после появления людей современного типа. Археологические находки свидетельствуют о локальном истреблении или полном исчезновении пещерных львов, пещерных гиен, пещерных медведей, малых саблезубых кошек, леопардов и красных волков, а также о вымирании местного хищного вида гоминин – неандертальцев. Эти масштабные изменения животного мира являются характерной чертой трофического каскада, вызванного конкуренцией и инвазией.»

Читаем «человек-хищник», понимаем это, как «человек-охотник». Руководствуясь этой точкой зрения, Пэт Шипман анализирует различные данные. Во-первых, это показатели метаболизма неандертальца и кроманьонца (интенсивность основного обмена и суточный расход калорий, т.е. «сколько надо мяса»). Во-вторых, соотношения массы охотника и его добычи (сколько способен добыть каждый охотник). В-третьих, это методы охоты (стрела менее энергозатратна, нежели копье, т.к. она дистанционна и нет причин догонять животное). В-четвертых, это наличие «устойчивой пищевой адаптации» (способность/неспособность переходить на альтернативную мясу, при его нехватке, растительную пищу). Обо всем этом читайте подробно в конспекте. Также, там можно узнать о том, какое место занимает человек в иерархии хищников (сколько территории и мяса необходимо каждому).
Резюмируя, можно сказать, что благодаря разуму, культуре, социализации (коллективная охота) и одомашниванию (см. ниже), человек современного типа был весьма незаурядным хищником:

«Одна из характерных особенностей, которая так отличает человека современного типа, состоит в том, что он не вписывается в правила, устанавливающие соотношение между размерами хищника и жертвы. По размеру тела млекопитающего хищника можно предсказать размер тела предпочитаемой им добычи, независимо от того, к какому зоологическому семейству хищник относится. Мелкие хищники отдают предпочтение добыче, масса тела которой намного меньше их собственной, тогда как хищники средних размеров склонны выбирать себе жертву, размер которой не превышает 66 % от размеров тела хищника. И только крупные хищники регулярно охотятся на более крупную добычу. Ключевое значение также имеет способ охоты. Хищники, которые охотятся группами, могут добывать и, как правило, добывают более крупную добычу, чем охотники-одиночки того же самого биологического вида.»

*Орудия мустьерской археологической культуры, ассоциируемой с деятельностью неандертальцев

Столп третий. Одомашнивание волков, с последующим появлением «волкособак», а затем и первых собак современного типа. При этом следует различать понятия «одомашнивание» (доместикация) и «приручение»:

«Здесь стоит остановиться, чтобы обсудить, какие именно последствия влечет за собой доместикация. Доместикация биологического вида совсем не то же самое, что приручение отдельного животного – тоже довольно сложный процесс. Приручить – значит установить некоторые правила поведения типа «не кусать детей» или «не красть мою еду» и заставить дикое животное им следовать, пока оно не поймет и не примет эти правила, иначе его выгонят или убьют. Подобное обучение лучше всего начинать с молодым животным. <…> Однако приручение не приводит к изменениям биологического вида на генетическом уровне, и каждое новое поколение остается таким же диким, как и предыдущие. Изменения поведения не передаются по наследству. <…> А доместикация связана с генетическими изменениями, которые навсегда изменяют тот или иной биологический вид

Согласно новым исследованиям митохондриальной ДНК, Пэт Шипман делает интересные выводы по поводу одомашнивания собак. Это касается и места первого одомашнивания и времени, что ломает некоторые ранее устоявшиеся концепции.

«Статистический анализ полного набора данных приводит нас к трем ключевым выводам, следствия из которых выходят далеко за рамки тех вопросов, которые я рассматриваю в этой книге. Во-первых, эта работа дает веские основания утверждать, что современные домашние собаки появились в Европе, поскольку древняя ветвь мтДНК сохранилась именно у собак из Европы, а не из Китая или Ближнего Востока, как предполагалось в более ранних, не столь масштабных исследованиях, проведенных на меньшей выборке мтДНК. Это открытие значимо для понимания, где именно и кем была произведена доместикация собак. Во-вторых, статистический анализ генетических данных показывает, что появление домашних собак относится к периоду от 32 100 до 18 800 лет назад. Этот временной период перекрывает и древних «бельгийских» псовых, в том числе волкособаку из пещеры Гойе. Таким образом, доместикация собак могла произойти в те же времена, к которым относится волкособака из пещеры Гойе, и в том же географическом районе. Наконец, доместикация собак произошла задолго до доместикации других видов животных и сельскохозяйственных культур, которая началась около 9000 лет назад. Это означает, что люди, которые занимались приручением собак, были охотниками и собирателями, но не земледельцами или скотоводами. Данный факт опровергает одну из наиболее популярных теорий о доместикации собак. Суть теории, предложенной Реем и Лорной Коппингерами, а затем растиражированной во многих публикациях, состоит в том, что волки, которые обитали вблизи человеческих поселений и питались со свалок пищевых отходов, постепенно становились более терпимыми к присутствию человека и в итоге сами собой превратились в домашних собак. Однако, если доместикация произошла за несколько тысячелетий до возникновения земледелия, постоянных поселений и свалок пищевых отходов, тогда предки домашних собак не могли прийти к совместному существованию с людьми этим путем. По мнению Валериуса Гейста из Университета Калгари, изучающего поведение животных, еще одна проблема с теорией Коппингеров состоит в том, что появление волков вблизи пищевых свалок, как правило, заканчивается нападением на людей. Знакомство волков с людьми, поедание брошенных людьми отходов и внимательное наблюдение за поведением человека, по всей видимости, приводит не к одомашниванию животных, а к увеличению их агрессивности.»

*Окаменелый череп неандертальца, найденный в Гибралтаре

В результате одомашнивания, два схожих по массе и эффективности коллективных хищника объединили свои усилия, практически не оставив шанса на достаточное питание своим конкурентам.

«Результаты исследований современных методов охоты с применением собак позволяют предположить, что древние охотники, которые использовали волкособак, должны были приносить больше добычи, возможно, более разнообразной, и должны были иметь более широкие возможности охоты на крупных зверей, и все это при сокращающихся затратах энергии, требуемой для охоты. Это разумное объяснение того, что именно произошло на мамонтовых мегастоянках. Использование волкособак открыло новые способы эксплуатации экосистемы за счет развития способностей, обеспечивших повышение вероятности успешной охоты и разнообразие добычи. Стинер и Кун отмечают, что посредством более универсальных и гибких методов добывания пищи емкость экосистемы для древних людей современного типа существенно увеличилась. И хотя Стинер и Кун не изучали влияние древней доместикации собак, охота с волкособаками несомненно должна была открыть новые возможности и усовершенствовать существовавшие методы добывания пищи.»

По мнению автора, именно совместная охота волкособак и людей объясняет возникновение таинственных «мамонтовых мегастоянок» (крупных скоплений останков мамонтов). Также, она исследует то, насколько собаки стали частью культуры людей, изучая наскальную живопись и похоронные обряды (собак даже хоронили вместе с людьми, надевая им ожерелье из зубов добычи). Интересна теория взаимосвязи цвета склеры (глазного яблока) и способностей к одомашниванию и социализации. Светлая склера с тёмным зрачком позволяет хорошо отслеживать взгляд друг друга. В этом плане, белая склера человеческого глаза – верх этой эволюционной адаптации. Обо всем этом читайте подробнее в конспекте.

И так. Опираясь на три вышеуказанных столпа, Пэт Шипман формулирует следующую концепцию причин исчезновения неандертальцев:

«Невозможно ответить на важнейший вопрос, почему неандертальцы не исчезли во время предыдущих холодных периодов, столь же суровых, как продолжительный период КИС 3*. После передатировки различных стоянок исчезли свидетельства того, что во время КИС 3 неандертальцы удалились в южном направлении в зону более мягкого климата, чего можно было бы ожидать, если бы климатические изменения были основной причиной вымирания неандертальцев. Именно дополнительное давление, оказываемое со стороны инвазивного вида высшего хищника, который жестко конкурировал с неандертальцами и который нашел себе союзника в виде третьего в иерархии высшего хищника, отличало исторический период вымирания неандертальцев. Не только неандертальцы, но вся гильдия хищников оказалась под угрозой исчезновения вследствие появления людей современного типа, и многие хищники действительно вымерли.» (*КИС 3 – третья кислородно-изотопная стадия, период от 60 000 до 24 000 лет)

Автор так объясняет преимущества своей теории:

«Предложенный мной вариант ответа на вопрос «почему неандертальцы вымерли, а мы нет?» имеет несколько сильных качеств. Во-первых, мой сценарий учитывает значение конкуренции внутри гильдии, вызванной вторжением нового вида высшего хищника, а также важность сотрудничества с волкособаками как средства адаптации к климатическим изменениям. Данный подход помещает эволюцию гоминин в контекст эволюции млекопитающих с учетом экологической теории и практики. Используя методы инвазивной биологии для доказательства своей гипотезы, я смотрю на наших предков как на часть природы и экологического сообщества, а не как на отдельных существ, не подчиняющихся экологическим и биологическим законам. Люди – это животные: мы – млекопитающие, у нас те же базовые потребности, что у других млекопитающих, – еда, выживание, размножение, воспитание потомства. Мы придумали некоторые исключительные способы удовлетворения этих потребностей с помощью речи, орудий труда в самом широком смысле и сотрудничества как с собственным, так и с другими биологическими видами.
<…> Во-вторых, мой сценарий может объяснить вымирание неандертальцев, перестройку гильдии хищников и неожиданное появление граветтских мамонтовых мегастоянок. Если даже сотрудничество с волкособаками началось на несколько тысячелетий раньше, чем датируется самое древнее известное нам проявление такого сотрудничества (на сегодняшний день около 36 000 калиброванных лет назад), подобное поведенческое изменение могло стать важной частью адаптации ранних людей современного типа к конкуренции и изменению климата. <…> Доместикация первого животного была одним из самых значимых шагов, сделанных нашим видом в ходе эволюции, сравнимым с изобретением орудий труда. Доместикация других видов животных открыла для человека огромные возможности.
<…> В-третьих, мне удалось объединить свежие открытия и находки генетических исследований. Часть из них, кажется, позволяет решить некоторые проблемы, другая же часть приводит к появлению большого числа новых вопросов.
<…> В-четвертых, оценивая влияние климатических изменений и нашего объединения с другим хищником, я представила серию основанных на моей гипотезе прогнозов и смогла предоставить некоторые данные для оценки их точности.
<…> У моей гипотезы, представленной в книге, есть и слабые стороны: оставшиеся без ответов вопросы, неоцененные количественно параметры, пробелы в доказательствах, белые пятна там, где у нас пока нет совсем никаких сведений. Датировки многих стоянок все еще не очень точны.»

*Реконструкция неандертальца из Шанидара, Национальный музей естественной истории, Вашингтон

Как видим, все-таки «убийство» было косвенным и стало результатом проигранной борьбы за пищевые ресурсы. Но всё равно остаётся вопрос: «неужели люди и неандертальцы никогда не воевали и не уничтожали друг друга напрямую?». Как бы странно это не прозвучало, но похоже, что нет.

«Если конкуренция и убийства внутри гильдии были главной причиной исчезновения неандертальцев, тогда мы должны были бы найти доказательства убийств неандертальцев современными людьми, а мы их не находим. Мы не находим костей неандертальцев на стоянках человека современного типа, если не считать шательперонскую стоянку в Сент-Чезаре. Крайне редко можно обнаружить кости неандертальцев, которые имеют хотя бы слабые признаки агрессивных действий со стороны современных людей. Это особенно сбивает с толку, поскольку растет объем доказательств того, что неандертальцы в отдельные периоды времени и в отдельных районах убивали и/или съедали своих сородичей, возможно, чтобы избежать голодной смерти. <…> Возможно, люди современного типа обладали настолько значительным технологическим преимуществом и были настолько развиты, что им просто не было нужды убивать неандертальцев. С другой стороны, неандертальцы могли избегать территорий, занятых новым высшим хищником, точно так же как койоты остерегались заходить на территорию волков. В конце концов, вряд ли можно рассчитывать на то, что удастся найти заметное количество стоянок, убедительно свидетельствующих о применении насилия к неандертальцам со стороны человека

***
Казалось бы, что гибель вида – это всегда вопрос нехватки тех или иных ресурсов и концепция Пэт Шимпан в общем-то не сильно инновационна. Но если задуматься, то её теория объясняет как, чтобы выжить, нам пришлось стать эффективными убийцами, но при всём этом, не убийцами неандертальцев. Это пример косвенного экологического убийства, вызванного каскадным обвалом пищевой пирамиды. И если для времени принято говорить об «эффекте бабочки», то для гильдии хищников можно утвердить «эффект собаки». Сколько подобных неандертальцам косвенных жертв мы уже положили на алтарь своего существования и станем ли когда-нибудь сами жертвой подобного каскадного обвала иерархии, которую пока еще возглавляем? Есть над чем подумать…

***
Выше вы неоднократно видели упоминание КОНСПЕКТА, более подробно раскрывающего некоторые тезисы. Вот ссылка на него:
https://telegra.ph/Peht-SHipman-Zahvatchiki-Lyudi-i-sobaki-protiv-neandertalcev---konspekt-P-Mozhejko-06-24
***

МОЕ МНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ:
Качественное издание в традиционном для «АНФ» оформлении.
Формат стандартный (145x215 мм), твердый переплет, без суперобложки, 296 страниц.

Достоинства издания: хорошее качество печати; белая бумага; твердый переплет, наличие колонтитулов, информация об авторе, комментарии, предметно-именной указатель, научный рецензент, многочисленные иллюстрации и схемы с подписями.
Недостатки издания: не обнаружено.

ПОТЕРЯЛ БЫ Я ЧТО-НИБУДЬ, ЕСЛИ БЫ ЕЕ НЕ ЧИТАЛ:

Да. Книга Пэт Шипман интересна даже не столько предложенной концепцией причин исчезновения неандертальцев, сколько аккумулированием актуальных знаний и методов работы, по анализу стоянок древних людей, мест захоронений, ископаемых останков и предметов быта. В детстве я мечтал стать палеонтологом, читал разные книги про Древний мир и динозавров, а сейчас как будто снова вернулся туда, только уже на более серьёзном уровне.

КОМУ ПОРЕКОМЕНДОВАЛ БЫ:
Историкам, специализирующимся на первобытном мире; антропологам; тем, кто увлекается палеонтологией, а также тем, кому интересны методы анализа в вышеназванных науках.

ВИДЕО В ТЕМУ: О дружбе первобытного юноши и дикого волка можно посмотреть художественный фильм Альберта Хьюза «Альфа» (2018), а о том, почему фильм не совсем отражает научные данные по показанному в фильме периоду истории, можно услышать в научном обзоре картины от антрополога Станислава Дробышевского по ссылке ниже.

01:17:21
24 июня 2020
LiveLib

Поделиться

GreenHedgehog

Оценил книгу

Эта книга пробежала много по каким рейтингам в стиле «лучшие научно-популярные книги». А так как тема глобальной истории и каких-то неожиданных взаимосвязей мне интересна, пройти мимо этой книги я просто не мог. И прочитал. Основная идея этой книги мне была понятна – человек разумный стал причиной вымирания неандертальцев. Но вот читать её было довольно сложно. Все в общем-то вполне логично – ведь эту книгу сложно назвать популярной книгой. Это больше именно научная литература. По всем приметам это ближе к такому серьезному научному труду. И отсюда все присущие такого рода книгам детали и приемы.

Вместо того, чтобы рассказать читателям множество интересных историй, закинуть им кучу оригинальных идей, поразить эрудицией и собственным интеллектом автор берет одну идею и начинает её рассматривать. Рассматривать внимательно, тщательно, придирчиво и в поисках любых изъянов. Стоит ей найти небольшой изъян в своих рассуждениях, она тут же начинает приводить детали, которые это могли бы объяснить. Она приводит результаты анализов, ищет параллели с другими теориями, рассуждает, что можно взять из этих теорий, а в чем они противоречат её теории. Потом переходит к следующему своему тезису и все повторяется. Все это происходит планомерно и педантично. И от этого складывается ощущение, что автор банально топчется на одном месте. Там, где в привычной нам научно-популярной литературе, уже прозвучало бы больше десятка теорий, здесь мы даже одну до конца не разобрали. Просто выяснили, что мы можем считать теорией. Плюс еще, куча ссылок на работы других авторов, как и положено в любой научной работе. Нет, это не «вода», как может показаться с моих слов. Это скорее – необходимая для любой научной работы информация.

Да, автор не забывает о том, что возможно имеет дело с неподготовленной публикой. Поэтому рассказывает эту историю постепенно, начиная с каких-то базовых вещей. Что такое инвазивные виды, как проводится радиоуглеродный анализ и в чем его достоинства и недостатки, как можно отличить стоянку древних людей от мест где они охотились, как проводится анализ ДНК и тому подобные детали. В общем, базовые знания из палеонтологии, экологии, биологии и всех прочих наук, связанных с ископаемыми видами. Но чем дальше, тем медленнее развивается эта история. Начинается то, о чем я говорил выше – теперь, когда читатели что-то уже знают, можно с ним общаться как с ученым. Поэтому и возникает множество объяснений и нам подкидывают все новые результаты исследований. С одной стороны – да, подобный систематический и скрупулезный подход радует. Чувствуешь свою важность и ученость. Но вот читаемость это не улучшает. У меня все время возникало ощущение, что я читаю очередную научную статью, и тут же хотелось начать её конспектировать. Вот только читал я эту книгу скорее для собственного удовольствия.

Опять же – некоторое разочарование по поводу ожиданий, которые заложило название книги. Я все ждал, когда нам расскажут о том, как же собаки и люди стали действовать вместе, как начиналась эта дружба. Но заявленной в названии книги теме посвящено от силы четверть книги. Да и оказывается, что воздействие на неандертальцев этот союз оказал очень опосредованное. Но зато не только на неандертальцев, но и вообще на всех крупных хищников, подвернувшихся под руку. И это да, было интересно читать, идеи неожиданные и оригинальные. О них я никогда не задумывался, и они просто замечательно легли в картину моего мира.

Впрочем, автор, как и положено настоящему ученому тут же заявляет, что мол эта идея – это всего лишь гипотеза, и в ней все равно полно белых пятен, но пока, по её мнению, это очень хорошая гипотеза. Она способна объяснить множество вещей, и увязать в общую картину большое количество деталей и теорий. Но, при желании, можно и её разрушить, если возникнет такое желание. Но, у меня этого желания не возникала. Мне эта книга понравилась прежде всего своими идеями, и интересными гипотезами. А уж все эти результаты исследований и прочие научные детали – просто такой дополнительный соус.

4 января 2017
LiveLib

Поделиться

Интересные факты

"Главной целью этой книги,- писала Айн Рэнд,- является защита эгоизма в его настоящем смысле". Но автор не только защищает эгоизм, она утверждает, что эго личности- источник прогресса человечества.

Переводчик

Другие книги переводчика