108 минут, изменившие мир

4,6
26 читателей оценили
425 печ. страниц
2011 год
Оцените книгу
  1. tatianadik
    Оценил книгу
    Юрий Алексеевич Гагарин. Сергей Павлович Королев. Два смелых человека, изменивших мир. Два исторических образа, с которыми навсегда связано первое космическое утро планеты Земля.

    Книга Первушина дает самое, наверное, на сегодняшний день полное представление об истории развития космонавтики в нашей стране. И начинает автор с самого начала – с монографии Ньютона о необходимости развития первой космической скорости для любого тела, желающего покинуть земную колыбель и работы Циолковского «Исследование мировых пространств реактивными приборами», в которой доказывается, что полеты в космос могут быть осуществлены только при помощи ракет с двигателями на жидком топливе.
    Далее автор знакомит нас с информацией о разработках Оберта и Вернера фон Брауна, воплотившихся в ракетах Фау-2, доставшихся Советскому Союзу в качестве военных трофеев и разработках российского ученого Цандера, создавшего прототип первого реактивного двигателя.
    Их знакомство с С. П. Королевым стало первым шагом на пути создания в Союзе космического ракетостроения. И без гения Королева это никогда бы не случилось или случилось бы много позже и без первенства в запуске первого космонавта. Это время вообще было эпохой гигантов – в разоренной войной, практически нищей стране с нуля создавался будущий ракетно-ядерный щит государства.

    Дальше...

    Дорога в космос для России начиналась (слово не выкинешь) через реализацию программы освоения ракетного оружия и только позже наше политическое руководство осознало, насколько освоение космического пространства может поднять международный авторитет страны.

    Дальше будут Подлипки и Капустин Яр – они же позже ОКБ-1 и РКК- Энергия, двигатели Глушко ОКБ-456 в Химках и космодром в казахской степи – полигон Тюра-Там, будущий Байконур. В то же время создается Измерительный комплекс – сеть станций слежения и приема сигнала со стартовавшей техники. Для этого создана целая сеть НИП-ов – научно-измерительных пунктов в северо-восточном и юго-восточных направлениях. А позднее для покрытия «белых пятен» в приеме сигнала был собран целый флот в рамках Четвертой тихоокеанской гидрографической экспедиции под флагом гидрографической службы ВМФ СССР.

    Между тем ракетная техника требует новых решений, и научная группа Тихонравова выдвигает революционную идею о пакетном соединении ракет, но она не находит поддержки в верхах и тогда заказ Королева спасает научную группу. Он и дальше присматривал за их работой, а позже забрал их под свое крыло и результатом стали составные межконтинентальные ракеты и первая ракета для космических полетов.
    В основу конструкции новой Р-7 было положено разделение ступеней и на ней запустят в космос первый спутник. На этом этапе всем стало понятно, сколь престижно иметь приоритет в освоении космоса, и гонка с Америкой шла полным ходом. 4 октября 1957 года наши НИПы приняли сигнал первого спутника. Далее последовал запуск на орбиту несчастной Лайки (заранее было известно, что собака с орбиты не вернется) в честь 40-летия революции и третий спутник. Для координации связи создается ЦУП. В то же время С.П. Королев усиленно продвигает свою Лунную программу. Для отправки ракеты на Луну ракете требовалась третья разгонная ступень. В первый запуск ракета мимо Луны промахнулась, во второй – доставила на Луну вымпел. Третий запуск дал возможность сфотографировать обратную сторону нашего спутника – впервые в истории. Автор пишет:

    Все эти успехи имели решающее значение для дальнейшего развития советской космонавтики. Ракетно-космическая отрасль окрепла и могла решать всё более сложные задачи, обходя любые трудности. Созданная наземная система управления доказала свою состоятельность. Впервые были опробованы трехступенчатые ракеты-носители, командные приборы, ориентация космического аппарата в пространстве и прием телевизионного изображения с его борта. Этот задел был блестяще использован при создании пилотируемого космического корабля.

    Приоритетным стало направление пилотируемых полетов. Работать над кораблем, способным доставить на орбиту космический аппарат с человеком на борту и благополучно вернуть его на Землю, взялся Константин Петрович Феоктистов, которого сегодня по праву называют «отцом» космического корабля «Восток».
    Первая пара собак , которую отправили тестировать новую ракету, разбилась. Белка и Стрелка - благополучно приземлились, став очередным поводом для гордости советского правительства. Вот понимаю и важность проблемы, и необходимость таких испытаний, а все равно читать про эксперименты с собаками не могу.
    В это же время была запущена автоматическая станция на Марс.

    И две следующие и самые для меня увлекательные части книги относятся к набору первого отряда космонавтов, их тренировкам и полету Гагарина. Как читали курсантам лекции по ракетной технике, динамике полета, конструкции корабля и отдельных его систем, изучались астрофизика, геофизика, космическая связь и многие другие узкоспециальные вопросы. Как выполнялись нормы по прыжкам с парашютом, как они выдерживали запредельные перегрузки на тренировках, как впервые познакомились с состоянием невесомости. И уже тогда

    космонавт Герман Титов указывает на особенность личности Гагарина, которая, несомненно, повлияла на последующий выбор: «Я обратил внимание на одну из самых, пожалуй, характерных черт Гагарина – его постоянную готовность к самым трудным испытаниям. Касалось ли это упражнений в условиях невесомости, тренировок на центрифуге, длительного пребывания в сурдокамере или парашютных прыжков – всегда он предлагал: «Можно сначала я?»»

    Безусловно сыграла свою роль и симпатия Королева, и отличные баллы по всем испытаниям.
    И последний этап – это сам полет. И подробно воссозданная стенограмма переговоров Гагарина с Землей. Меня поразило, как терпеливо и спокойно отвечал он на вопросы многочисленных операторов, Королева и своих товарищей, с какой выдержкой ждал конца предстартовой подготовки, как достойно держался во время самого полета и подробнейшим образом воспроизвел все это в докладе руководству. А ведь не понимать, чем может кончиться полет, он не мог. Очень смелый человек.
    И завершу цитатой:

    Образ Юрия Гагарина – один из немногих по-настоящему светлых образов в жестокой истории ХХ века. И он уникален. В самом деле, разве найдется другой человек, который в одночасье стал олицетворением нового и блистательного пути для целого человечества? Улыбка Гагарина объединяет всех, возвращает романтику, заставляет хотя бы на короткий миг забыть о сиюминутном и задуматься о будущем. А еще Гагарин – гордость нашей Родины.
  2. DollakUngallant
    Оценил книгу
    «Собака так предана, что даже не веришь в то,
    что человек заслуживает такой любви».
    Илья Ильф.

    Все-таки мы меняемся. Страна, люди меняются, и чаще к лучшему. Меняются к лучшему даже писатели. Вот и автор одиозных «документально-исторических» книг «Завоевание Марса», «Оккультные войны НКВД и СС», «Астронавты Гитлера», «Битва за звезды», «Оккультный Сталин. Рассвет красных магов» А. Первушин изменился и написал действительно документальную книгу из истории освоения космоса.
    В начале книги автор дает краткий курс истории ракетной программы нацистской Германии, присовокупив к давно известным фактам собственные «открытия» по типу такого «Вернер фон Браун в детстве слыл шалопаем».
    Дальше, разобравшись с нацистской программой, Антон Иванович, берется непосредственно за советскую, снабжая текст бесконечным количеством ссылок и справок. В целом получился довольно неплохой, но очень длинный конспект целого ряда книг по истории ракетного дела.
    Длинным-длинным конспектированием, выжав из читателя все соки сухим изложением фактов, автор в конце книги, наконец начал приводить свое личное отношение к свершившемуся полету человека в космос.
    И первым, чего удостоил А. Первушин своим критическим вниманием, оказалась секретность, которой оказался окутан полет Ю.А. Гагарина в космос. Автору не понравилось, что советская пресса тех лет полна подтасовок и дезинформации в публикациях, посвященных этому событию. Он негодует, что некие «опытные кремлевские демагоги» на упреки зарубежных наблюдателей и экспертов якобы ответили, что «США тоже не спешит делиться секретами атомной бомбы».
    По его мнению тем самым советские руководители «не только выдают себя с головой, но и порочат величайшее и самое светлое событие в истории XX века, поставив космический прорыв на одну полку с убийством тысяч людей в Хиросиме и Нагасаки».
    Я не испытываю никаких симпатий к тогдашнему советскому руководству, нет особого желания его защищать, однако нельзя не разобрать этот выдающийся перл авторской логики.
    Первое. Есть большое сомнение, что в высказываниях советских официальных лиц эпохи космической гонки было сравнение секретности советской космической программы с уровнем секретности атомного проекта США. Слишком это большая глупость даже для той, отличающейся значительным маразмом, партийной когорты. Зачем говорить о необходимости знакомиться с американской технологией атомной бомбы, если больше 12-ти лет как уже успешно испытана своя бомба. Какая связь между атомной бомбой и первым полетом человека в космос!?
    Второе. Что имеет в виду автор, когда говорит: тем самым они «выдают себя с головой»? Что полет совершил военный человек, а значит целью полета были и некие военные цели? Ну так если об этом и не кричали тогда на всех перекрестках, то догадаться о том мог даже ребенок.
    И наконец каким же это непостижимым образом оказывается опороченным космический полет и какими необычными ходами авторского мышления полет Гагарина может быть поставлен «на одну полку с убийством людей»? На мой взгляд это тоже самое, как если испытателя стрелкового оружия на полигоне приравнять к убийце, который из подобного оружия застрелил человека.
    И все же при чтении книги самым сильным чувством у меня было великое благодарное чувство к одному из главных участников космической программы, к нашим советским собакам-дворняжкам. Собачкам с параметрами, определенными космической медициной как пригодными для испытательных полетов в космическом аппарате: не более 7 кг весу, от двух до шести лет отроду, беспризорные, с гладкой, преимущественно светлого окраса шерстью.
    Вот как они выглядели, красавцы:

    А вот их славные имена: Пчелка и Мушка, Стрелка, Жемчужная и Жулька, Рыжая и Дамка, Белка и Модница, Джойна, Цыган и Дезик, Лиса, Смелый и Рыжик, Мишка, Чижик, Непутевый, Лисичка, Чайка, Линда, Альбина, Лайка, Муха и Рожок.
    Многие из них ради Человека, из преданности и радости служить прекрасному и обожаемому Хозяину сложили головы на алтарь космического и ракетного дела.
    Рожок, единственный из славного отряда собак-космонавтов, у кого сдали нервы перед стартом, и он сбежал. Его так и не нашли.
    Я, всю свою жизнь верный присяге, целиком на стороне Рожка. Он то ведь не присягал и вправе изменить свое решение даже в последний момент, даже ценой срыва дорогостоящего старта. Кто знает! Может быть это самое громкое заявление о собачьем праве.
    Пришлось людям, ответственным за полет, срочно привлекать бездомных дворняг, подыскивать среди них подходящую, но не подготовленную кандидатуру.
    Ее нашли, вымыли, постригли, обрядили к космический костюм, придумали странную кличку: ЗИБ – «запасной исчезнувшего бобика». В суматохе не заметили, что ЗИБ – щенок.
    А когда он вернулся из космоса целый и невредимый, люди поняли окончательно, что путешествие в космос сумеет пережить любое здоровое существо.
    Так, не очень благородный поступок Рожка, стимулировал важнейший вывод космической медицины.
    После этого, конечно, пуски ракет с собаками продолжались. Их крутили на орбитах, возвращали на Землю, изучали. Последней, слетавшей в космос незадолго до первого полета человека стала Звездочка. С нее и лепили памятник:

    В ее лице (точнее в ее мордочке) человечество благодарит и помнит все собачье племя за их преданность, за отвагу в деле освоения космоса, в деле человеческого прогресса.

  3. umka_pumka
    Оценил книгу

    Если быть, то быть первым (с)

    До того, как я прочитала эту книгу, мои познания о космонавтах и полётах в космос можно было пересчитать по пальцам рук фрезеровщика, который с высокой колокольни плевал на технику безопасности. Я знала ФИО первого космонавта и его "Поехали!", имена собак, совершивших орбитальный космический полёт, когда празднуется день космонавтики, песню группы "Ундервуд" "Гагарин, я вас любила" и, кажется, всё. В принципе мне и с этим багажиком знаний о космосе вполне комфортно жилось, но волею судеб, благодаря книге Антона Первушина, в мою голову прокралась и ещё кое-какая информация разной степени важности и полезности.

    Просвещение моё началось уже с названия книги (то есть совсем тёмным и ленивым людям достаточно взглянуть на обложку и можно считать, что свою информативно-просветительскую функцию книга выполнила). Так я узнала, что полёт Юрия Алексеевича Гагарина с момента старта и до приземления в Саратовской области занял 108 минут. А дальше было ещё интереснее, правда, первые страницы давались мне тяжело - слишком много физики для моего гуманитарного ума. Но постепенно втянулась, сделала для себя приятное открытие, что не совсем безнадёжна и нет-нет, да понимаю, о чём речь, да ещё и удовольствие могу получать от всей этой научной информации.

    Антон Первушин написал довольно внушительную и по объёму, и по количеству представленной информации книгу о том, как зарождалась и развивалась космонавтика в Советском союзе. Эта книга именно о космонавтике - с чего всё началось, кто виноват и что делать как развивалось, как постепенно шло покорение космоса, начавшееся с запуска спутников и для многих закончившееся полётом невероятно обаятельного космонавта Юрия Гагарина. Книга состоит из 7 больших глав. Здесь можно найти много интересного и о ракете, и о космодроме, и о том, как выбирали космонавтов, и о самом полёте, естественно. Читать интересно, крайне познавательно и местами волнительно. Правда, тем, кто от физики далёк (как я), временами будет тяжело и скучно, но это можно пережить. Или найти книгу полегче и попроще.

    А закончить рецензию хочу словами Хрущова. Мне кажется, они и сейчас актуальны, даже без привязки к полётам в космос.

    «Мы не сомневаемся в том, что замечательные ученые, инженеры и рабочие Соединенных Штатов Америки, которые трудятся в области завоевания космоса, также доставят свой вымпел на Луну. Советский вымпел, как старожил Луны, будет приветствовать ваш вымпел, и они будут жить в мире и дружбе, как и мы с вами на Земле должны жить в мире и дружбе, как должны жить в мире и дружбе все народы, населяющие нашу общую мать-землю, которая так щедро вознаграждает нас своими дарами…»

Цитаты из книги «108 минут, изменившие мир»

  1. Первый экспериментальный запуск новой большой ракеты состоялся 13 июня 1942 года в присутствии министра вооружений Альберта Шпеера и фельдмаршала Эрхарда Мильха
    18 апреля 2019
  2. Формула Циолковского устанавливает связь между четырьмя параметрами: скоростью ракеты в любой момент времени, скоростью истечения продуктов сгорания из сопла, массой ракеты, массой взрывных веществ[10]. Допустим, необходимо запустить спутник на околоземную орбиту. Значит, скорость ракеты после исчерпания топлива должна равняться первой космической скорости. Скорость истечения для каждого вещества индивидуальна. Располагая этими двумя величинами, можно перебирать соотношения масс топлива и ракеты – и добиться оптимального значения.
    13 апреля 2019

Автор