Записки русской американки. Семейные хроники и случайные встречи — Ольга Матич — читать книгу онлайн, на iPhone, iPad и Android
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Ольга Матич
  4. «Записки русской американки. Семейные хроники и случайные встречи»

Премиум

3 
(2 оценки)

Записки русской американки. Семейные хроники и случайн...

580 печатных страниц

2017 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
130 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн

 
оформите подписку

или возьмите книгу

 
в аренду
Оцените книгу
О книге
Ольга Матич (р. 1940) – русская американка из семьи старых эмигрантов. Ее двоюродный дед со стороны матери – политический деятель и писатель Василий Шульгин, двоюродная бабушка – художница Елена Киселева, любимица Репина. Родной дед Александр Билимович, один из первых русских экономистов, применя...

читайте онлайн полную версию книги «Записки русской американки. Семейные хроники и случайные встречи» автора Ольга Матич на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Записки русской американки. Семейные хроники и случайные встречи» где угодно даже без интернета. 

Издатель
385 книг

Поделиться

Книга входит в серии

zdalrovjezh

Оценил книгу

Первое сомнение в компетентности автора книги пришло после ее слов о том, что в последние 20 лет в интернете появилось много сайтов о Шульгине и в целом о её семье.

Сразу представились многочисленные создатели сайтов, которые прямо стоят вокруг Бернерса-Ли и бьют его по башке своими манускриптами про Шульгина, надеясь, что это поможет ему быстрее уже придумать и запустить наконец-то первый вебсайт, чтобы они спокойно начали трудиться над закачкой информации про Шульгина в интернет.

Ну да ладно, наверное, если автор в несколько раз старше того, о чем говорит, то очень легко перепутать длительность временных интервалов на 5-10 лет или даже больше. В целом, в книге очень сильно акцентируется полезность интернета для работы современного автора, и прямо в каждой главе описываются преодоления трудностей, продирания сквозь килобайты интернета, чтобы в конечном счете достигнуть цели и узнать очередную крупицу информации. И обрадоваться, конечно. Или удивиться.

Чувства и присутствие автора читатель должен осознавать в каждом абзаце: тут я (автор) вспоминаю, там я ввела имя деда в поисковую систему, здесь у меня в сердце тепло от вида этой фотографии. Обязательно я я я. Критики называют это попыткой самоопределения, а ваша покорная слуга назвала бы это графоманией, неумением донести информацию и неспособностью хорошо писать.

Фотографии в книге очень классные, минус в том, что нет ни одной истории появления фотографий, их обстоятельств, всегда, когда смотришь на фото, хочешь узнать как и когда оно появилось. Зато есть подробные описания того, что изображено на фотографии в тексте: мол, посмотрите, тут моя бабушка молодая стоит с полуулыбкой мона-лизы и с распущенными длинными волосами. Переворачиваешь страницу, а там фото молодой девушки, которая стоит с полуулыбкой мона-лизы и с распущенными длинными волосами, и подпись: моя бабушка.

Мне два раза повторять не надо два раза повторять не надо.

Кроме фотографий - книга чуть менее чем полностью состоит из жалоб на родственников и самокопания достаточно скучной и унылой личности. Автор пытается правдиво (хоть и невероятно уныло) донести историю своей семьи, но вот часто факты теряются за пространными мнениями об этих людях и субъективной оценкой их действий. Хотя автор кичится тем, что вся информация в этой книге подкреплена многочисленными ссылками.

Истории конца 19 начала 20 века на примерах личностей из семьи Ольги Матич тоже не проследить, потому что все как-то смазанно и слабо выражено. То, что кого-то расстреляли а кто-то был видимым политическим деятелем рассказано между строк, по возможности с отсутсвием интонации.

Так же автор пытается выехать на обнародовании каких-то семейных тайн, но и тайн-то там особенно скандальных не оказывается, вроде бы даже все уже и так давно известно. Даже в самой таинственной главе (судя по рекламе книги) про роман бабушки Ольги Матич с Набоковым, автор рассказывает в основном о себе и о том как она хорошо понимала Лолиту. Ок, просто непонятно, зачем прикрывать собственное самолюбование Набоковым и его Лолитой? Ну и стоит ли упоминать, что описания самого романа сухие скучные и унылые? Наверное, вы и сами догадались.

Вся вторая часть состоит из фамили прекрасных поэтов и писателей 20 века и приписок "и я", например: Саша Соколов и я, Лимонов и я, Довлатов и я, Цветков и я, Ахмадулина и я...

Не знаю, как теперь, но прежде Алик часто заглядывал в различные отражающие поверхности, чтобы убедиться в своем существовании. Мне казалось, что так проявляется глубокая детская травма, которую психоаналитик Хайнц Кохут определил как «недоотраженность» младенца в зеркале безусловной материнской любви
25 июля 2017

Поделиться

Ощущение недостатка признания свойственно нарциссической личности.
25 июля 2017

Поделиться

В очередной раз не удивлюсь, если читатель запутался в хитросплетениях родственных связей, но, как я уже писала, они типичны для нашей семьи. Близость в семействе Шульгиных поддерживалась не только любовными и идеологическими, но и собственно семейными связями, создававшими тесный, закрытый мир.
17 июля 2017

Поделиться

Еще 2 цитаты