Лекарь. Ученик Авиценны

4,6
298 читателей оценили
782 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. nad1204
    Оценил книгу

    Вот за что я люблю Лайвлиб, так это за возможность прочитать что-нибудь этакое, на которое в жизни бы не обратила внимание.
    Это книга пришла ко мне во время годового ФМ от птицы-Ксюши и я бы отвергла её (тем более она попадала под многие мои ограничения), но до этого я и так отклонила два Ксюшиных совета и совесть моя взбунтовалась. Эх, была не была, решила я, и с большим опасением приняла эту книгу.
    Друзья мои, какое же это чудо! Настроенная против неё, я с таким наслаждением читала — каждую свободную минуту, половину ночи, да меня просто не оторвать было от книги!

    Замечательная история мальчика, который очень рано остался сиротой и которого злые люди готовы были продать в рабство, но волею случая о нём узнал проезжий цирюльник и взял Роба в ученики. Шли годы и стало ясно, что у мальчика просто талант лекаря — он чувствует болезнь, любит своих пациентов и делает большие успехи в врачевании. Но вот сам Роб в смятении. Живой ум подсказывает, что всё то, чему он научился, лишь жалкое шарлатанство. Ему не хватает настоящих знаний и он бессилен помогать серьёзно больным людям. Он узнает, что где-то далеко-далеко, в таинственной Персии, есть институт врачевателей и возглавляет его легендарный медик Ибн Сина (или Авиценна, как зовут его в Европе), вот только загвоздка: не принимают там в ученики христиан. Но Роб точно знает: он должен стать врачом и учиться у Авиценны. А для этого он готов на всё. На долгое, трудное и опасное путешествие. На отказ от любимой женщины. На ложь и мнимую смену веры. На побои. На тюрьму. На каторжную работу и учёбу, учёбу, учёбу...

    Книга огромная, прекрасно написанная. Разные страны, разные люди. Средневековье во всей красе. Колоритно, ярко, ужасающе и великолепно! Приключений столько, что, казалось бы, хватит (и с избытком!) ещё на одну книгу. Я просто покорена. В любимые!

  2. Delfa777
    Оценил книгу

    Исторический роман, наряду с научной фантастикой, относится к любимым моим жанрам. За что я люблю исторические произведения? Во-первых, за то же, за что ценю книги в любых других жанрах - за увлекательный сюжет, ярких персонажей и хороший слог. Во-вторых, за атмосферу ушедших эпох с эффектом присутствия. В-третьих, за возможность узнать что-то новое и добавить в единую картину мира еще один пазл. Из всего перечисленного Лекарь удовлетворяет, и то с большой натяжкой, только третьему пункту.

    Увлекательностью своей роман напоминает мне многочасовое хождение по картинной галерее. Экскурсовод монотонно бубнит: "Наш первый зал знакомит вас с особенностями быта в Англии XI века. Здесь вы можете видеть плотников за работой, а здесь вышивальщицу, разносящую заказы. Вот целый ряд полотен с прекрасными пейзажами. Обратите внимание на картину, изображающую старика, который обучает маленького мальчика ловить рыбу на кузнечика. А вот остановившиеся на ночлег путники готовят себе лебедя на ужин. На следующей же картине следует обратить внимание на отличное качество дороги, по которой движется яркая повозка - эти дороги были проложены еще римлянами не одно столетие назад и все еще находятся в приемлемом состоянии..." В этом месте экскурсии слышен сокрушенный шепот одного из туристов: "И тут римские дороги. Такое ощущение, что эти римляне прокладывали их повсюду, кроме Руси." Тем временем, совершенно не обращающий внимание на то, интересен ли его рассказ хоть кому-нибудь, гид продолжает: "Посмотрите на выступление лекаря и его ученика, устроенное ими на площади для привлечения клиентов. Пока старик умело льстит зрителям и обещает им выздоровление от чудо-элексира, мальчик удивительно ловко жонглирует разноцветными шариками. По учителю и ученику видно, что голодать им не приходится, но и процветающим этот бизнес не назовешь - мальчик давно уже вырос из своей одежды, но старик не спешит потратиться на новую. И, наконец, вы можете изучить улицы и площади Лондона. А также дворец короля-датчанина и гавань, из которой отходит корабль с юношей на борту, отправившемся на встречу своей мечте. А теперь прошу вас проследовать в следующий зал..."

    Во второй части будет освещен Путь. Из Англии в Персию. Этот путь не иначе как волшебным образом преображает английского юношу в иудея. Причем так качественно преображает, что никто, кроме Авиценны, не сможет разоблачить Роба за несколько лет жизни в Исфагане. Во время Пути Роб побывает во Франции (где нам помахают ручкой папа и дедушка Вильгельма Завоевателя), Германии, Чехии, Венгрии. Места эти обозначены немногочисленными штрихами. Автор делает легкий набросок жизни с местным колоритом, которого явно недостаточно для создания полноценного полотна. В этой части Лекарь больше всего напоминает перечисление маршрута для отчета командировочного. Погружения в средневековье все еще не ощущается. Больше похоже на фестиваль реконструкторов - воссоздание деталей есть, а атмосферы нужной эпохи нет. Без сомнения, автором проведена большая подготовительная работа по изучению документов того времени и все же его персонажи воспринимаются как наши современники, только переодетые. Я пребываю в наивной уверенности, что хоть и не поменялись люди за столетия, но думали они тогда по другому. Может, это штамп и обострение консерватизма. Но с тем, что земля не плоская, тоже долго не могли смириться. Так что я продолжу считать, что выдачи персонажам аутентичной одежды и утвари не достаточно для воссоздания эпохи. Запомниться долгое путешествие каравана знакомством с рыжеволосой Мэри Каллен и компанией иудеев, к которым Роб будет приглядывается с усиленным вниманием. Ну и, конечно, Константинополь. Куда же без этой жемчужины, которой не миновать ни купцу, ни туристу паломнику, ни будущему светилу медицины.

    Прочитаны были уже почти четыреста страниц из восемьсот шестнадцати, а я все еще задавалась вопросом: "Почему должно быть так неинтересно? Это же не учебное пособие по истории и этносу. Почему персонажи такие невыразительные и интрига такая вялая? И идея не нова - Марко Поло уже ездил к монгольскому хану Хубилаю, а Афанасий Никитин ходил в Индию за три моря. Так что ничего необычного в путешествии англичанина в Персию для меня нет. Когда начнется новое-интересное? Пока только то, что уже было в голове освежилось. Пыль сдули с тех знаний, что уже есть, а новые, если и попадались, не прижились из-за сухости изложения. Слишком буднично все подается. Память моя такие знания игнорирует. Я предпочитаю атмосферу и увлекательность скрупулезности и нудности. Мне милее Дюма, откровенно насмехавшийся надо исторической достоверностью, чем дотошный Ной Гордон.

    Персидские будни Роба также сильно похожи на приключения, как автомат Калашникова на арфу. У его занятий есть всего два основных направления. Это школа и дворец. Как и подобает прилежному студенту, Роб свитки почитывает, косточки по ночам на кладбище подкапывает, да по вечерам с мудрым учителем беседует. А во дворце у нас шах. Как и положено человеку, занимающему очень высокий наследственный пост, он - капризный, пресытившийся, скучающий, непостоянный. Ему по должности положено быть тираном и деспотом. Он искренне уверен, что ему принадлежит и земля, и люди, на ней живущие. А потому, одной рукой он одаривает милостью, а другой заставляет одариваемого проклинать тот день, когда впервые попался шаху на глаза. На мой взгляд, шах - самый живой персонаж. А вот прославленный Авиценна остался портретом в рамочке, потому что одного пересказа биографии не достаточно, чтобы сделать персонажа объемным. Но, видимо этот портрет обладает живительными для сюжета свойствами и с момента его появления интерес стал расти. А после описания состязания скороходов так и вовсе увеличился в разы и сохранял свои показатели до самого финала. Я уже гораздо реже обнаруживала, что вместо того, чтобы следить за сюжетом, считаю виртуальных ворон в окне фантазии. Эх, знала бы этот фокус, начала бы сразу с третьей части читать. Или даже с пятой.

    В целом же, мое впечатление от романа можно выразить фразой: "Это был интересный опыт!" Повторять который не захочется еще долго, слишком уж долго книга была пресной и невыразительной. Да, ближе к финалу появились и интриги, и походы в дальние страны, и страсти с казнями, дынями и ковриками. Порадовало, что Персия показала наследницей античной культуры. Авиценна, как и Аристотель, настоящий ученый-энциклопедист. Шах же спит и видит превзойти Александра Македонского. За одну Персию я поставила бы четыре звезды, но оценивать то надо все и сразу. Поэтому поставила, то что поставила.

  3. Rosio
    Оценил книгу

    Очень глубокий исторический роман, во главу угла которого поставлена личность человека и его судьба. Личность эта формируется на наших глазах, каждое переживание, каждый опыт, как кирпичик, вкладывая в свой прочный фундамент. Личность получилась стойкая, храбрая и безраздельно преданная своему призванию. Он мог выбрать иной путь, но выбор был сделан в пользу достижения поставленной цели.

    Конечно, Робу везло. Есть мнение, что людям, которые следуют своей цели, невзирая на трудности и препятствия, помогает само мироздание. Путь Роба Коула во многом подтверждает эту мысль. Ему повезло, когда цирюльник-хирург взял его к себе учеником. Ему весьма вовремя на пути попадались нужные люди, которые становились этакими узелками, связывающими ещё только формировавшуюся мечту с её дальнейшим осуществлением. Ему улыбнулась удача, когда, казалось, придется отступить раз и навсегда, но риск обратиться к самому шаху оправдался. Счастливая звезда редко покидала Роба. Но несмотря на это, путь его не был легок, как и любой путь к мечте. Были тяжелые потери, так и оставшиеся лежать камнем на душе. Были несправедливости и страшные обиды, что творили сильные мира сего по отношению к нему, его семье и близким. Был тяжкий труд и суровые испытания. Но воля, настойчивость и несомненный талант помогли.

    После того, как книга была прочитана и закрыта, навалилась такая грусть-печаль, какая давненько не посещала. Не то время было, не то. Роб Коул был из тех, кого называют "родился не в свое время". То, что сейчас вызывает в этом персонаже если не восхищение, то уважение, в его невежественный и мрачный век пробуждало презрение, отвращение, брезгливость. В Англии раннего средневековья царят предрассудки и невежество. И бросающееся в глаза, вопиющее неравенство. Призвание ниже достатка, призвание ничто перед достатком, как и ответственность врача за жизнь всех страдающих. Да и вообще, человек же был рожден страдать и искупать грехи, так что люди, старающиеся облегчить страдания никак не вписывались в существующую доктрину. В этом плане даже далекий восток с его странными и дикими для христианина законами, выглядит просветленным и более справедливым. И куда более просвещенным. Хорошо, что Робу и тут повезло. У него было место, куда он мог уехать и жить вполне счастливо. Но как же грустно от того, что, казалось, все его усилия пропали даром и он не мог применять все те знания, что получил. Но он многое сделал для будущих поколений. Его записи и перевод книги Авиценны бесценны. Не менее важно и то, что Роб обрел свое счастье, так как может быть счастлив только человек, который выбрал призвание.

    "Лекарь. Ученик Авиценны" - ещё и потрясающее приключение, которое предстоит совершить читателю вместе с главным героем. Ной Гордон воссоздал жизнь того времени. Причем акцент не на большой политике, не на баталиях за власть, не в противоречиях между религиями, хотя это все тоже присутствует. Гордон показал простую жизнь, обычаи и традиции простых людей, уклад их ежедневного существования. И это так интересно, так здорово нарисовано, что будто переносишься в то время и живешь рядом с этими людьми, вместе переживая как минуты счастья, так и страдания и печали. Есть и свои личные потери - когда уходят те, кого искренне полюбил.

    Много можно говорить об этой книге, но лучше просто порекомендовать её прочитать. Несмотря на оставшееся у меня немного горьковатое послевкусие. Эта книга - клад для любителей исторической и приключенческой литературы.

  1. Человека убить нисколько не труднее. Трудно удержать в нем искру жизни, а еще сложнее сделать так, чтобы человек был здоров. Вот на эти цели и должны быть обращены все наши помыслы.
    6 июля 2019
  2. у кого нет еды для большого мальчика, которы
    29 мая 2019
  3. – По моим представлениям, жизнь отделяется от рая рекой, – сказал Мирдин. – И если через эту реку переброшено много мостов, велика ли для Бога разница, по которому из них пришел к Нему человек?
    24 мая 2019
Подборки с этой книгой