4,7
457 читателей оценили
267 печ. страниц
2015 год
Оцените книгу

О книге

Любой человек – часть семьи, любая семья – часть страны, и нет такого человека, который мог бы спрятаться за стенами отдельного мирка в эпоху великих перемен. Но даже когда люди становятся винтиками страшной системы, у каждого остается выбор: впустить в сердце ненависть, которая выжжет все вокруг, или открыть его любви, которая согреет близких и озарит их путь. Сибиряки Медведевы покидают родной дом, помнящий счастливые дни и хранящий страшные тайны, теперь у каждого своя дорога. Главную роль начинают играть «младшие» женщины. Робкие и одновременно непреклонные, простые и мудрые, мягкие и бесстрашные, они едины в преданности «своим» и готовности спасать их любой ценой.

Об этом роман «Стать огнем», продолжающий сагу Натальи Нестеровой «Жребий праведных грешниц».

Читайте онлайн полную версию книги «Стать огнем» автора Натальи Нестеровой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Стать огнем» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2015

Год издания: 2015

ISBN (EAN): 9785170922499

Объем: 481.7 тыс. знаков

  1. nad1204
    Оценил книгу

    С каждой новой страницей я всё больше и больше влюбляюсь в эту сагу.
    Это вторая книга трилогии и напряжение всё возрастает. Вот вроде и подошли к пику, ан нет — новый ком страшных событий, людского горя и выживания в прямом смысле слова.
    20-30-е годы XX века. Сибирь. Раскулачивание и ссылки. Казалось бы, оттуда-то куда выселять? Оказывается, было куда. В гиблые места, где земля не родит и зверьё не водится. Не только ссыльные, а и сами надзиратели не выдерживали такого и умирали.
    Но книга не только об этом.
    В центре — всё та же семья Медведевых. Только вот на первом плане уже не властная Анфиса Турка (хотя её роль очень значима и в этой части), а жизнь её детей: Степана и Прасковьи, Петра и Марфы и дочери Нюрани.
    Сколько же может вынести человек — уму не постижимо! Страшное время и удивительные людские судьбы.
    Очень жду, когда выйдет третья часть. Но уже сейчас понятно, что быть ей не менее горькой и страшной. Потому как сейчас события остановились на 1937г.

  2. lenochkaosya
    Оценил книгу

    Очень ждала вторую часть этой замечательной трилогии.Сказать,что мне понравилось,это ничего не сказать.Прекрасная историческая семейная сага.А в историческом плане ещё и весьма познавательная.Очень интересно читать про обычаи,традиции и быт сибиряков.И под воздействием всего этого формируются такие сильные характеры,такие личности,как герои книги.Тяжелые судьбы,трагические события заставляют переживать до глубины души.С нетерпением жду заключительную книгу.

  3. Orlana63
    Оценил книгу

    Продолжение семейной саги. Самая трагичная часть трилогии. Рушатся устои, судьбы, горит семейное гнездо. Часть членов семьи погибает, остальные оказываются разбросанными по свету.
    Я конечно знакома с такими понятиями как коллективизация и раскулачивание, но от прочитанного кровь застывала в жилах :" В пересыльный пункт за наспех обнесенную заплотом поскотину набили уйму народу. Кого-то из раскулаченных доставили на собственных санях с поместившимся скарбом, большинство же пригнали этапом – с детишками и теми вещами, что успели впопыхах прихватить.

    Третьи сутки люди находились на улице, на морозе, под снегопадом. Дрова для костров подвозили, но охранники жарко топили железную печку в своей караулке – дощатом, продуваемом домишке, а «кулацкой сволочи» выдавали дрова и сено лошадям в обмен на продукты и вещи.....Первыми умирали младенцы. Как ни берегли, ни укутывали их матери, а у сосунков дыхательные пути короткие, плачут – рты не склеишь, застужаются и возносят свои невинные души к Богу. Кормящие матери давали грудь детишкам постарше, годовалым и двухлетним. Те быстро поняли, где есть источник тепленького молочка, и постоянно тыкали в материнские груди: «Дай! Дай!» Но все равно ослабевали – скудное молоко измученных женщин не спасало. Дети плакали, пока не умирали. Матери и отцы, хоронившие в сугробах детей, уже не плакали. Для них это был конец света, а перед концом света слезы неуместны.

    Они не роптали, не бунтовали, не проклинали судьбу. Принимали выпавшие на их долю испытания с христианской покорностью. Делай, что в твоих силах, и не ропщи. Разве что иногда женщина после смерти ребенка забьется в падучей. Скрутят ее, ноги-руки зажмут, пока истерика не отпустит. И дальше в путь. Путь, движение, дорога казались спасением, как библейское спасение народа Моисеева. Хотя в конце пути, как они уже знали, их не ждет ничего благостного."

  1. – А у старообрядцев даже свой счет есть, – сообщила Нюраня. – Марфа знает. Посчитай, пожалуйста, от одного до десяти. – Един, пара, – не поднимая головы от шитья, стала перечислять Марфа, – ерахты, барахты, чивильды, евольды, по-пусту, по-насту, дакинь, вчкинь.
    3 октября 2018
  2. Слово «любовь» для обозначения чувства одного человека к другому в крестьянском обыденном общении практически не встречалось. Парень мог сказать девушке, что сохнет по ней, что она его зазнобила. Вместо «Я люблю тебя», он говорил: «Давай поженимся» или «Сватов жди».
    14 февраля 2018
  3. Человеческое в звере бывает только хорошим. Прирученные животные умеют любить, понимают речь, они преданны безоговорочно и бескорыстны абсолютно. Зверское в человеке всегда страшно. Потому что ему нравится убивать не ради пищи, а из-за дикого животного инстинкта, который так же противоестественен, как рождение ребенка с хвостом. Хвостатых людей появляется крайне мало – один на миллионы. А те, что имеют «хвост» в душе, встречаются гораздо чаще.
    14 февраля 2018