«Тускуланские беседы» читать онлайн книгу 📙 автора Марка Туллия Цицерона на MyBook.ru
Тускуланские беседы

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.57 
(28 оценок)

Тускуланские беседы

199 печатных страниц

2017 год

12+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Трактат «Тускуланские беседы» – одно из величайших произведений Цицерона: пять философских бесед, которые посвящены Марку Бруту всесторонне раскрывают проблему достижения счастья – «эвдемонии».

Как сохранять стойкость и силу духа, несмотря на жизненные неурядицы? Как не бояться смерти, утешиться в горе? Как достичь спокойствия и ясности? Что же на самом деле значит быть счастливым?

Глубокий философский подход, точность аргументации, вневременная мудрость делают книгу настоящей классикой, которая, без сомнения, должна быть в каждой домашней коллекции.

читайте онлайн полную версию книги «Тускуланские беседы» автора Марк Цицерон на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Тускуланские беседы» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Объем: 359952
Год издания: 2017Дата поступления: 22 ноября 2017
ISBN (EAN): 9785386098667
Переводчик: Михаил Гаспаров
Правообладатель
1 380 книг

Поделиться

homo_proletarian

Оценил книгу

Прочитав другие рецензии, в своей я скажу, что читая Цицерона и любого философа, стоить исходить из позиции исследователя и не принимать выводы автора за основу жизни, как и в любом другом деле, соответственно. Чтение Цицерона скорее поможет перенести какие-то несчастия, которые очень часто сопутствуют нам по жизни. В таких случаях саморефлексия не всегда способствует лечению душевных и физических травм,поэтому и стоит обращаться к такого рода авторам, дабы стать сильнее в перенесении боли и страданий. Такие как Цицерон - римские философы, тем и отличались от греков, что в своей философии брали за основу этику и намного качественнее проповедовали правильный образ жизни. Например здесь:

Другое дело – наш Посидоний, которого я и сам видел, и слышал, что о нем рассказывал Помпей. Возвращаясь из Сирии, он проездом на Родосе захотел послушать Посидония; а узнав, что тот тяжко болен и все суставы у него невыносимо болят, захотел хоть посмотреть на знаменитого философа. Он пришел к Посидонию, приветствовал его и достойными словами изъяснил, как жаль ему, что он не может послушать речи философа. Но тот возразил: «Уж ты-то можешь их послушать – я не допущу, чтобы из-за какой-то боли в моем теле столь видный муж пришел ко мне понапрасну». И дальше, рассказывал Помпей, философ, лежа, стал серьезно и подробно рассуждать именно о том, что нет блага, кроме чести; а когда огонь боли жег его еще сильней, он приговаривал: «Полно, боль, полно! Сколько ты меня ни мучь, никогда я не признаюсь, что ты – зло».

Не менее важно то, что Цицерон рисует какой-то правильный способ жизни, который уничтожает все желания из-за их вреда, бессмысленности и ненадобности.

(15) что присутствием своим вызывает в нас горе, то приближением и угрозою – страх. Так горе противодействует мужеству. Стало быть, скорее всего, кто подвержен горю, тот подвержен и страху, и душевному надлому, и подавленности. А кто всему этому подвержен, тот тем самым впадает в рабство, признает поражение. Кто допустил в себе горе, тот допустил вместе с ним и робость и малодушие. Мужественному человеку все это чуждо – стало быть, и горе ему чуждо. А мудрец – всегда мужественный человек – стало быть, мудрец не подвержен горю. Кроме того, всякий, кто мужествен, тем самым высок духом; кто высок духом, тот непобедим; кто непобедим, тот смотрит на дела человеческие свысока и с презрением; но презирать то, что причиняет горе, не возможно; стало быть, мужественный человек никогда не чувствителен к горю. Но мудрец всегда мужествен – стало быть, он не подвержен горю. И как помраченный глаз плохо способен к своему делу, и остальные части тела, и все тело в целом, потеряв равновесие, неспособно к своему назначению и делу, – так же и помраченная душа неспособна выполнять свое дело. А дело души в том, чтобы толково пользоваться разумом, и у мудреца она всегда такова, что он пользуется им наилучшим образом; стало быть, душа мудреца никогда не помрачается. Горе же есть помрачение души – стало быть, мудрец всегда остается ему чужд.

Вообще в книге он рисует образ сверхчеловека, который отрицает боль, лишения, горе и прочее. Возможно, что немногие люди, не в обиду, смогут понять эту конву рассуждений и принять их. Другим такая философия покажется негуманной и пессимистичной.


Не буду перечислять все преимущества, красоты и силу языка и убеждения Цицерона, ибо каждому будет лучше и приятнее познать мудрость Цицерона самостоятельно.

29 августа 2021
LiveLib

Поделиться

Sukhnev

Оценил книгу

«Хотя Платон и истина мне дороги, однако священный долг велит отдать предпочтение истине» (с) Аристотель
«Даже если бы Платон не приводил никаких доказательств, он убедил бы меня авторитетом» (с) Цицерон
«Следует обращать внимание не на имя писателя, но на содержание сочинения» (с) Полибий

Еще Полибий предостерегал нас от злоупотребления авторитетами. Просил проверять и отбирать информацию, не доверять автору только из-за его имени. И удивительно, что Цицерон, человек образованный и умный не соблюдает эти заповеди и занимает настолько глупую позицию по отношению к великому философу. Он создаёт в своей голове культ личности Платона и называет чернью, философов которые от него отклонились. Из трактата в трактат его любовь к Платону перерастает сначала в манию, а затем в одержимость. Не в самую плохую одержимость, но все же.
В «Тускуланских беседах» Цицерон рассматривает следующие темы: презрение к смерти, преодоление боли, утешение в горе, страсти и самодовлеющая добродетель. Из темы в тему автор совершает нападки на эпикурейцев. Эпикурейцам не повезло, они не попали в милость Цицерона, как Платон, они своеобразный его антипод. Если первым он восхищается, то у вторых ищет любую неточность и подвергает их за это критике.
Можно сказать, что в своих беседах Цицерон ведёт полемику с Эпикуром, ловит его на ошибках, показывает что своим стремлением к наслаждению он противоречит своим словам и своей философии. Эти нападки мы уже видели в сочинении «О природе богов» где Цицерон разбивал представления Эпикура о божествах, был крайне недоволен его определением и вообще, считал, что своим представлением,он намекает что Бога нет, но при этом говорит — что есть.
Наибольший интерес у меня вызвала первая беседа, в ней рассматривается вопрос о презрении к смерти. Почему этот интерес возник и с чем он связан? Об этом, дальше.
Почему в наше время, а вы понимаете о каком времени я говорю, эта книга все ещё не запрещена? Ведь тема суицида больно режет сердца некоторых чиновников и они, наверняка, хотели бы устранить любое напоминание о нем. За последние пол года свет увидело множество запретов. А призывающий к суициду (не хватает фразы: «А теперь мой друг, закрой книгу и прыгай в окно») Цицерон до сих пор не понёс заслуженного наказания. Его книга — это манифест суицидника! Но при этом его можно купить в любом книжном магазине города.
Все начинается с вопросов о душе. Душа, важный элемент разговора, касающегося смерти. Она есть или ее нет? Если есть, то что является душой и где она находится? Пытаясь найти ответ на эти вопросы, Цицерон постепенно подводит нас к очеловечиванию Богов. Об этом кстати он уже говорил в сочинении «О природе богов». Он подводит нас к тому, что многие боги это люди, которых обожествили. Поэтому при жизни надо заботиться о своём будущем, в том числе и о смерти. Грубо говоря, Цицерон ставит знак равенства между богами и людской славой. Чем лучше ты прожил свою жизнь, чем больше подвигов совершил, тем больше у тебя шансов быть почитаемым как бог, а то и считаться им. Сейчас, наверное, это не работает, к сожалению.
Честно говоря, большая часть этой беседы посвящена разговорам о душе, но все это лишь хорошо замаскированная подводка под суицид! Все начинается с такой фразы:

Ибо здешняя жизнь — это смерть

Ну? Как вам? Уже на свой срок философ наработал, но идём дальше.
А дальше Цицерон заявляет, что после смерти мы станем Богами. Неплохо. А вы хотите стать богом? Хотите же, ну. Вы увидели этот тонкий ход? Сначала он сравнил нашу жизнь с плохим — смертью, а затем дал альтернативу, умри и стань Богом.
Для убедительности он приводит исторический пример, мол жил такой философ, киренаик Гегесий, который убеждал людей в том, что смерть это хорошо и затем многие из них совершили самоубийство. Хитрый ход. Умирать первым никто не хочет, а раз были прецеденты, то почему бы и нет? Шаг за шагом Цицерон утаскивает нас в пучину смерти... , а вы ещё здесь?
«Мы молодые, наш срок ещё не пришёл» — это вы так попытаетесь спорить с Цицероном, на что получите ответ:

Бабий вздор, будто бы умереть раньше времени — несчастье. Раньше какого времени? Данного нам природой? Но она дала нам жизнь, как деньги, только в пользование,не оговорив, до которого дня.

Ваш аргумент разбит, а лезвие приближается к вене. Но подождите! У него ведь есть собеседник, может он сейчас приведёт контраргументы и убедит нас в обратном. Давай же, Аттик, скажи своё слово!

Начальной частью твоей речи ты достиг того, что мне самому ЗАХОТЕЛОСЬ УМЕРЕТЬ

Нееееет, Аттик, нееееет! Почему ты согласился с ним?
Но и это ещё не все! Контрольная пуля в голову от Цицерона заключается в перечислении умных и образованных людей, которые положительно относились к смерти. Тут и Сократ заявивший что потерял много времени понапрасну, так как не умер раньше. И Диоген, ратовавший против погребения. Аморальщина, да и только. И как такие книги свободно продают в нашем духовном обществе?
Порой мне казалось, что книга не о презрении к смерти, а о призыве к ней. Все таки, можно было употреблять более мягкие выражения и примеры. Но в любом случае мне понравилось. Хоть чем-то мне запомнится этот парень по имени Марк Туллий Цицерон.

14 мая 2017
LiveLib

Поделиться

kopi

Оценил книгу

О презрении к смерти (De morte contemnenda)

Нужно ли скорбеть о смерти любимых тобой людей? Есть ли вообще смерть- Зло?- для Цицерона, , это был вопрос не праздный, поскольку в 45 году умерла его любимая дочь Туллия. Для ответа на вопрос о Смерти как Зле надо было определиться с тем, что из себя представляет человеческая Душа.
Так начинается – латинская философия.
Просто самозародиться она не может, поэтому Цицерон вынужден обратиться к истокам-греческой философии и ее знании о Душе, и Смерти, и Зле.
-так как смысл и учение всех наук, указывающих человеку верный путь в жизни, содержатся в ОВЛАДЕНИИ той МУДРОСТЬЮ, которая У ГРЕКОВ называется ФИЛОСОФИЯ…ее и нужно изложить на латинском языке.
При изложении греческой философии Цицерон, как патриот Рима, не может не ущипнуть и не покритиковать греков: ну, да, в философии вы сильнее-пока, но «во всем, что дается людям от природы, а не от науки, с нами не идут в сравнение ни греки и никакой другой народ»… Тем труднее признаться, что …
-Однако же в учености и словесности всякого рода Греция всегда нас превосходила…
Но и тут гордый римский дух Цицерона находит «греческую слабинку»:- Почет питает искусства, слава воспламеняет всякого к занятию ими, а что у кого не в чести, то влачит всегда жалкое существование. Фемистокл, отказавшись взять лиру на пиру, (а греки верхом образованности полагали пение и струнную игру) был сочтен невеждою.
-Оттого и процветало в Греции музыкальное искусство: учились ему все, а кто не знал, тот считался недоучкою.
Но!- «красноречием мы зато овладели очень скоро»! и раз римская « философия до сих пор была в пренебрежении…нам предстоит ей дать жизнь и блеск»!
-Вот потому и решили мы, что если усердие наше и принесло ..похвалу нашему красноречию, то с тем большим усердием должны мы явить людям тот исток, из которого исходило само красноречие-исток философии…Не оставляя наших прежних занятий витийством, предаться также и этой науке-много обширнейшей и важнейшей.
А настоящая ли это философия? Ведь утверждал же ты раньше, Цицерон, что «бывает, человек судит здраво, но внятно изложить свои мысли не может…и во зло употребляет и время свое, и книги»?
-Я всегда полагал, что только та философия настоящая, которая о самых больших вопросах говорит пространно и красноречиво…
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Естественно, что только из-за красоты слога цицеронова мы вынуждены остановившись, любоваться блестящими связками слов, проясняющими смысл речи, и дойти вовремя до Платона и других философов ввиду малости места - не успеваем. Зло ли смерть?-пока загадка для нас…
Оставляем также на «потом» и следующие четыре беседы, составляющие книгу, а именно

• 2. О перенесении боли (De dolore tolerando)
• 3. Об утешении в горе (De animi aegritudine lenienda)
• 4. Об иных страстях (De aliis animi perturbationibus)
• 5. О самодостаточности добродетели (De virtute, beatae vitae tutrice)

12 марта 2018
LiveLib

Поделиться

мышлять о человеческом уделе, помнить о жизненном законе и повиновении ему, – все это не усугубляет горя, а отменяет
10 апреля 2021

Поделиться

Так, когда желание денег не сдерживается постоянной работой разума, как неким сократическим лекарством, исцеляющим от алчности, то оно осядет в жилах, застынет во внутренностях и останется болезнью внутренней и долгой, которую в ее застарелом виде уже не вырвешь из человека, имя же этой болезни – жадность
9 апреля 2021

Поделиться

18) Жалость – это горе от чужого незаслуженного несчастья (жалеть отцеубийцу или предателя отечества вряд ли кто станет); томление – это горе давящее; скорбь – горе о потере близкого человека; отчаяние – горе со слезами; тягость – горе труднопереносимое; боль – горе мучащее; сетование – горе с воплями; забота – горе, отягченное мыслями; уничижение – горе, держащееся долго; мука – горе вкупе с телесными мучениями; безнадежность – горе без надежды на улучшение. Страсти, входящие в понятие «страх», определяются так: вялость – это боязнь работы, стыд – это страх позора
9 апреля 2021

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой