feb23sale

Мой Пушкин

Мой Пушкин
Слушать
Читайте в приложениях:
Бесплатно
1262 уже добавили
Оценка читателей
4.0

«… В красной комнате был тайный шкаф.

Но до тайного шкафа было другое, была картина в спальне матери – «Дуэль».

Снег, черные прутья деревец, двое черных людей проводят третьего, под мышки, к саням – а еще один, другой, спиной отходит. Уводимый – Пушкин, отходящий – Дантес. Дантес вызвал Пушкина на дуэль, то есть заманил его на снег и там, между черных безлистных деревец, убил.

Первое, что я узнала о Пушкине, это – что его убили. Потом я узнала, что Пушкин – поэт, а Дантес – француз. Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль, то есть заманил на снег и там убил его из пистолета …»

Читать книгу «Мой Пушкин» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
innashpitzberg
innashpitzberg
Оценка:
25

Очень люблю Цветаеву, ее лирику и особенно поэмы, и очень люблю Пушкина. Так что в этих воспоминаниях-размышлениях для меня сошлись две большие любви.

Цветаева пишет прекрасно. Это не просто впечатления, ощущения и ее видение Пушкина, это целый мир, описанный белым стихом, стихами в прозе.
Цветаева потрясающе передает самые ранние детские впечатления, такие непосредственные, но важные, и то, как они повлияли на нее уже потом, в последующей взрослой жизни, во что трансформировались.

В красной комнате был тайный шкаф.
Но до тайного шкафа было другое, была картина в спальне матери - "Дуэль". Снег, черные прутья деревец, двое черных людей проводят третьего, под мышки, к саням - а еще один, другой, спиной отходит. Уводимый - Пушкин, отходящий - Дантес. Дантес вызвал Пушкина на дуэль, то есть заманил его на снег и там, между черных безлистых деревец, убил. Первое, что я узнала о Пушкине, это - что его убили. Потом я узнала, что Пушкин - поэт, а Дантес - француз. Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль, то есть заманил на снег и там убил его из пистолета в живот. Так я трех лет твердо узнала, что у поэта есть живот, и - вспоминаю всех поэтов, с которыми когда-либо встречалась, - об этом _животе_ поэта, который так часто не-сыт и в который Пушкин был убит, пеклась не меньше, чем о его душе. С пушкинской дуэли во мне началась _сестра_. Больше скажу - в слове _живот_ для меня что-то священное,- даже простое "болит живот" меня заливает волной содрогающегося сочувствия, исключающего всякий юмор. Нас этим выстрелом всех в живот ранили.

Очень интимные, очень личные впечатления описывает Цветаева, но она писала не для себя (хотя ведь и дневники писателей мы читаем с большим интересом), она писала для читателей, для нас. Она оставила нам материал, прекрасный по форме и содержанию, интимный и публичный одновременно, прозу и поэзию слитые воедино.
Это одна из тех вещей, которые регулярно хочется перечитывать, особенно теперь, когда я так далеко от Памятника Пушкина.

Памятник Пушкина был не памятник Пушкина (родительный падеж), а просто Памятник-Пушкина, в одно слово, с одинаково непонятными и порознь не cуществующими понятиями памятника и Пушкина. То, что вечно, под дождем и под снегом, - о, как я вижу эти нагруженные снегом плечи, всеми российскими снегами нагруженные и осиленные африканские плечи! - плечами в зарю или в метель, прихожу я или ухожу, убегаю или добегаю, стоит с вечной шляпой в руке, называется "Памятник Пушкина".

Читать полностью
Meiro
Meiro
Оценка:
13

Мне нравится Цветаева. А Пушкин - нет, никогда не нравился. А она нравилась всегда.
Она говорит о любви к любви, которая вовсе _не_любовь. О том, как полюбила Пушкина в стихах, а стихи в Пушкине. И в себе. И во всём мире. О стихии поэта в стихии стихов.
Для меня, не только мыслящей, но и дышащей образами, проза Цветаевой стала одним большим образом - мягким и податливым, как пластилин, но столь же твёрдо держащим форму. Его можно мять, резать, придавать другие очертания, но всё же первоначальный замысел останется неизменным. Ведь эти мысли - её! - и мои тоже, такие родные и понятные.
"Мой Пушкин" не читается, нет. Он осознаётся - сразу и бесповоротно.

fleur-r
fleur-r
Оценка:
13

Книга расшикарнейшая: одновременно легкая, как стихи, текущие рекой, и вдумчивая, мудрая, как проза. И житейская, и философская. Наивная и продуманная, выверенная до мелочей. Она о Пушкине и о Цветаевой. О ком в большей степени? О Пушкине глазами Цветаевой, ее ушами, душой, сердцем. Это ее восприятие личности и творчества признанного гения. Оно особое, не похожее ни на мое, ни на чье-то другое, потому что выстраданное, продуманное, прочувствованное, временем проверенное.
Кто главный герой "Капитанской дочки"? Ответ прост, утверждает Цветаева, конечно, Пугачев. Какая пара фигурирует в тексте? Гринев и Пугачев. А Маша - бледная моль, вечно вздыхающая и всего на свете боящаяся.А Пугачев - центр, Пугачев - притяжение, Пугачев - бунт, крик, буран, стихия, вожатый, спасение. Пугачев - любовь. Настоящая. к одному. Не за тулупчик только, за человеческое добро. Любовь всепоглощающая, способная не брать ничего себе. а только отдавать. В жизни и смерти. Пугачев "Истрии пугачевского бунта" совсем иной, глазами дворян, противников, но что-то внутри поэта протестует, чтобы полностью принять Пугачева - убийцу.
Будучи ребенком, Цветаева влюбилась в этого героя-бунтаря. Я читала и вспоминала свою любовь: тоже бунтарь, казак, защитник народа и герой: "И палач в рубахе красной высоко поднял топор... И скатилась с плеч казацких удалая голова". Я обожала Степана Разина, не давала маме спать, забрасывая ее вопросами о нем. а она не понимала, как я могу быть восхищена убийцей и бунтарем. Я видела его не по историческим свидетельствам и документам, а, как Цветаева своего Пугачева по "Капитанской дочке", по стихотворению Сурикова, которое перечитывала по сто раз в день и плакала. От бессилия, от боли, от раздирающего грудь крика: "За что с ним так? Как же дальше без него?"
Поэтому я поняла, вспомнила, прочувствовала каждое слово Цветаевой, каждый всплеск ее поэтической прозы.
Пушкин и Дантес. Пушкин и Гончарова. Кто об этом не писал, кто не говорил? Каждый считал своим долгом либо опустить, либо оправдать Наталью Николаевну. (Понятно, что при всем желании оправдать Дантеса невозможно. Его хотели понять. но не оправдать.) Цветаева Наталью Гончарову (или Ланскую, но не Пушкину) очеловечила, показала ее равность Пушкину: они оба первые - в таланте и в красоте. Не было у нее ума и таланта, а у него - красоты. Потому и равны. И так непохожи.
Проза поэта - явление чарующее. Чары, исходящие от Пугачевва, действуют не только на Гринева, чары Пушкина и Цветаевой действуют на всех неравнодушных.

Читать полностью
Лучшая цитата
В том-то и все дело было, что он ее не любил, и только потому она его – так, и только для
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление