Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Петербург. Стихотворения

Петербург. Стихотворения
Бесплатно
Добавить в мои книги
379 уже добавили
Оценка читателей
3.83

Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) (1880–1934) – одна из ключевых фигур Серебряного века, оригинальный и влиятельный символист младшего поколения, создатель совершенной и непревзойденной по звучанию поэзии и автор оригинальной прозы, высшим достижением которой стал роман «Петербург», названный современниками не прозой, а «разъятой стихией». Ведь и в прозе автор остался верен символистской эстетике, с ее сюжетной разбросанностью, смещением плоскостей, вниманием к ритму, звуковому смыслу фразы. По словам Д.С. Лихачева, Петербург в романе – «не между Востоком и Западом, а Восток и Запад одновременно, т. е. весь мир. Так ставит проблему России Белый впервые в русской литературе».

В состав книги также вошли стихотворения А. Белого из сборников «Золото в лазури», «Пепел».

Лучшие рецензии
innashpitzberg
innashpitzberg
Оценка:
83

Это шедевр.

Я читала этот роман запоем, перечитывала с упоением, перечитывала еще и еще раз, с восхищением и восторгом.

Это - произведение искусства, символическое, модернистское, амбициозное, прекрасное.

И почему-то мне везде в последнее время мерещатся "Бесы" Достоевского. Или действительно повлияли, или это уже моя фантазия...

А действительно хорошо про "Петербург" сказал Волков в "Истории культуры Санкт-Петербурга"
:

Авантюрный сюжет романа Белого - охота революционеров-террористов за важным петербургским чиновником - лишь повод для взрыва фантастических ситуаций, блистящих описаний и мистических теорий. ..
На читателя обрушивается литературный шквал огромной силы и темперамента. Белый применяет в своем произведении иронию, гротеск, пафос, пародию... Он виртуозно использует весь арсенал средств, накопленный его предшественниками Гоголем и Достоевским, и создает совершенно новые эффекты, смешивая страшное, смешное и трагическое в неповторимой манере и с помощью языковых фокусов, о которых Евгений Замятин справедливо заметил, что они соотносятся с русским языком так же, как язык "Улисса" с английским.

Русские писатели до Белого, с наслаждением фантазируя об уничтожении своей столицы, призывали обрушиться на город три из четырех стихий: Петербург у них погибал от наводнения, сгорал и испарялся в воздухе как мираж. У Белого в действие вводится четвертая стихия - земля: Петербург в его романе проваливается.

Читать полностью
Alighiero
Alighiero
Оценка:
51

Флэшмоб 2012, совет от TibetanFox

Что-то необыкновенное. Первое время я не понимала, что происходит. Да и по прочтении понимаю не то чтобы совсем.
Мистика действительно околомайринковская, как и предупреждали. Но с большой поправкой на национальный колорит. У меня даже прохладное отношение к вопросу о судьбах России сменилось некоторой заинтересованностью. На протяжении всего романа чувствуется, как нагнетается перед революцией обстановка, на уровне символов обозначен выбор между Западом и Востоком и несостоятельность этого выбора, и собственный путь.
Язык головокружительно красив (хоть и очень своеобразен), текст сам по себе головокружителен. Как и духовидческий образ Петербурга, чьи формы - отнюдь не проспектно-канальная сетка, а некий эктоплазменный кисель, или даже еще эфемернее - разбитое рябью отражение. Космическая жуть врывается в повествование когда хочет.
И не обошлось без человеческого, слишком человеческого: острого момента из жизни несчастливой, взаимоотчужденной семьи. Отцу и сыну взаимное сходство внушают отвращение (это нагнетается, как революционное поветрие), взаимное различие затрудняет понимание, возвращение в семью матери, сардинница ужасного содержания...
Эта линия романа неким образом разрешается. А с судьбами непонятно.

Читать полностью
Zelenoglazka
Zelenoglazka
Оценка:
18

В этом романе три главных героя - Петербург, террор, красный цвет. Все это взаимосвязано. Сквозь серые прямые проспекты, сквозь туман, мглу, изморозь ярко и жутко вспыхивает красный флаг. Красный цвет пронизывает серость и блеклость - "фирменные" цвета Петербурга. Все здесь искажено, и контуры и звуки, так туманным утром мы можем принять плеск воды за шум шагов, а человеческий голос - за карканье ворона.

Сказать конкретно, о чем книга не так просто. Здесь столько всего намешано. Террористы, взрывающие важных сановников и вербующие в свои ряды романтически насторенную молодежь. Провокация со стороны тайной полиции, провокация внутри партии эсеров, провокация на самом высшем уровне - шантаж самого сенатора. И рядом - высший свет, дворяне, блестящие офицеры, богатые дома, балы и развлечения... Умирающие от голода бедняки, бастующие рабочие на заводах, мрачные предчувствия охватившие всю Россию, даже самую легкомысленную прослойку общества.

Террор здесь обусловили не только бомбы и взрывы. На примере "террористического акта" в частной жизни мы видим, к какой страшной трагедии могут привести необдуманные поступки. Жена сенатора Аблеухова бросает мужа и сына, увлекшись итальянским актером. Супруга офицера Лихутина, на которой тот женился вопреки воле родителей и по страстной любви, влюбляется в сына сенатора Аблеухова и заводит с ним роман. И жизнь обеих семей начинает разрушаться.

Участь ужасная - обыденного нормального человека, которого жизнь разрешается словарями понятливых слов и поступков: поступки влекут его, как суденышко, оснащенное и словами, и жестами; если суденышко налетит на подводную скалу невнятности, то оно разбивается: тонет пловец...

Если в семье Лихутиных еще можно остановиться, дойдя до крайней точки трагедии, еще можно все исправить, дав себе второй шанс, то в семье сенатора Аблеухова слишком поздно. Чем старше человек, тем он уязвимее, тем проще нанести ему рану, которая уже не сможет зарубцеваться... Почти семидесятилетнего сенатора террор со стороны супруги подкосил куда больше, чем все ухищрения и угрозы бомбистов.

"Петербург" читается не просто. Но к этому надо привыкнуть. И к странному, тягучему языку, и к калейдоскопу событий, происходящих в разных местах одновременно, и к мрачности атмосферы. Это того стоит.

Читать полностью
Оглавление