Книга или автор

Отзывы на книги автора Лю Чжэньюнь

15 отзывов
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценил книгу

В общем и целом эту книгу можно было бы назвать "Как Лю Юэцзинь потерял свою вонючую сумку" и она напоминает карикатуру на рассказ Льва Толстого "Фальшивый купон". Помните, там мальчик что-то украл, где-то наврал, это повлекло за собой что-то еще и т.д. - цепочка событий, подобно снежному кому, приобретающему устрашающую величину. Здесь все то же самое с абсолютным отсутствием какой-либо нравственной и поучительной составляющей. Китайская культура, которая находится в настоящее время на подъеме, что напрямую связано с ростом экономики, оставляет желать лучшего, современные книги напоминают то, что мы читали в 90-х, когда требования к книгам были минимальные - лишь бы обложка отражала скандальную злободневность. Литературой все это не назовешь, на книжный рынок выпорхнули особенно ловкие китайские пройдохи, которые пишут много, информативно и некачественно. Русскоязычному читателю, определенно, в отношении китайских авторов проще, потому что мы не видим всех глубин низкопошибности современной китайской литературы (российской, впрочем, тоже не видим), нас интересует лишь тема и заковыристые хитросплетения китайского менталитета. Он, кстати, ужасающ, реально страшно оставаться наедине с самим собой. Одиночество миллиарда китайцев.

Некоторые вещи, которые выдаются автором в сотрудничестве с переводчиком, настолько смешны и дики, что их мало просто процитировать. Например, "из-за своей катаракты он перестал видеть школьную доску, не говоря уже об учениках, и поэтому ушел на рынок торговать рыбой". Невозможно понять что-то подобное, поэтому логику следует тут же выключить. Или вот. Речь о струе начальника во время мочеиспускания. "Мощь и беззастенчивость его струи заставила Янь Гэ осознать, что под видимой мягкостью начальника Цзя скрывается не только дух истребления, но еще какая-то незримая сила". На редкость поэтично. Или вот. "Ему уже исполнилось 50 с лишним лет". Может это прикол переводчика. А вот здесь явно от переводчика. "Из этих юаней он не брал ни копейки". Логично, ибо там все в юанях. Копейки, то есть, упоминание о русских, конечно, есть и даже в двух местах. Когда речь идет о закупке контрафактной продукции и проституции. Последнее вкупе с корейской. А числительное "шестьсот сто", судя по всему, это новая единица, которую изобрел сам переводчик по аналогии со "стопиццот".

Нагромождение китайских имен совершенно ужасающее, худшим наказанием может послужить, например, чтение данной книги вслух. Их невозможно даже проговаривать про себя, а запомнить - тем более. Имена воспринимаются чисто зрительно, но из-за дурацкой сменяемости лиц (каждая глава обозвана именем главного на тот момент действующего лица. Слава богу, что хотя бы не от первого лица написано) проходит какое-то время в начале каждой главы, прежде чем ты понимаешь - о ком вообще идет речь. Нужно сказать, что автор все это как-то даже понимал, поэтому часто вкратце проговаривал предыдущие события. А может печатался в каком-нибудь китайском "Знамени" ежемесячно. Или повторял все это для самого себя, чтобы не запутаться самому. Забыл сказать, что автор мужчина, ибо по имени этого определить невозможно. Вообще, следует ввести новый термин, что-то типа "китайской логики". Это когда любая мелочь подвергается логическому обоснованию, но по ходу сюжета происходят такие же мелкие вещи, которые ни в какую логику не укладываются. И все, что мне довелось прочитать у современных китайских авторов, тоже можно смело назвать мелочью. Неудивительно, ибо на фоне миллиарда собратьев кем еще себя чувствовать.

В итоге, произведение очень точно отображает китайский образ мышления, но не является в этом качестве чем-то особенным, ибо подобных книг и писателей в настоящее время множество. Пишут очень нудно, очень скрупулезно и без всякого намека на какую-то идею, кроме как отжать у соседа пару сотен юаней (юань на сегодня 8,8 рубля), то есть речь о тысяче-двух рублей. Все это, конечно, характеристики сугубо наши, потому что у китайцев подобные вещи норма, да не только у китайцев. Пройдет пара десятилетий и сами китайцы забудут об этих многочисленных авторах, наводнивших книжные прилавки. Произведение для тех, кому хочется отдохнуть с китайской экзотикой, почитать что-то липкое и долгое из разряда попроще или, если вдруг кому-то срочно нужно воспитать у себя местечковое мышление 5-долларовго человека. Кроме Александра Корейко, миллионера из "Золотого теленка", которому нужно было прикидываться забитым советским служащим, по данному поводу и вспомнить некого.

Я не Пань Цзиньлянь
4,2
17 читателей оценили
panda007
panda007
Оценил книгу

Удивительное дело: можно сказать, эта книга – насквозь китайская, вся она пропитана своеобразным китайским юмором и рисует типичные китайские нравы. А можно сказать, в этой книге нет ничего, что было бы непонятно любому мыслящему человеку в любом уголке мира, ибо абсурд – он и в Африке абсурд. И то, и другое будет правдой.
Итак, начинается всё с типичной китайской проблемы: муж с женой живут если не душа в душу, то вполне благополучно, воспитывают маленького сына, но вот незадача – жена снова беременеет. В Китае, как вы, наверное, помните, контроль за рождаемостью. Позволить себе второго ребёнка небогатая деревенская семья не может. И тут жена придумывает хитрый ход (голь на выдумки хитра): предлагает мужу формально развестись и забрать сына, а когда дочь родится, сойтись снова. Тогда всё по закону: у каждого по ребёнку. И всё бы хорошо, но вырвавшись на свободу, муж начинает вести себя совсем не так, как предполагалось. А жена оказывается той ещё бестией – она готова плюнуть на собственную жизнь, лишь бы отомстить бывшему супругу.
Перед нами редкий образец чистой, беспримесной сатиры. Осмеянию подвергается всё: человеческие слабости и грешки, нравы и обычаи Китая, семейная жизнь, секс и его роль в жизни человека. И опять же, книга покажется бодрой и задорной тем, кто любит подобную школу злословия и невыносимо занудной тем, кто сатиру не жалует (и не хочет признавать, как много общего у России и Китая). Двадцать лет битв за человеческое достоинство (или демонстрация бабского упрямства и скудоумия). Попытка назло чужому дяде отморозить не только уши, но и все части тела. И изящный финал, имеющий к героине весьма опосредованное отношение.

Мобильник
3,8
8 читателей оценили
Raija
Raija
Оценил книгу

А вот пример острого современного романа, написанного, как я бы выразилась, крепким середнячком. Ситуации поданы с юмором, а характеры героев вполне жизнеспособны. 

Речь в книге идет о ведущем ток-шоу из Пекина, Янь Шоуи, который запутался в отношениях с женщинами. Прожив с женой десять лет, он стал ходить налево, и не просто от случая к случаю, а завел любовницу - У Юэ. Это девица без комплексов, которая вовсе не мечтает о том, чтобы любовник развелся и женился на ней, подобный романтизм ей чужд. Цель У Юэ - продвижение по карьерной лестнице, благо, персонаж ей попался медийный и со связями. Короче, Янь Шоуи разводится, тут же, как это бывает, сходится с новой женщиной, однако связь с У Юэ порвать не получается. Виной тому обстоятельства, сказал бы он сам, ну а мы добавим, что не в последнюю очередь проблема в слабохарактерности героя. По сути, он сам не знает, чего хочет от жизни. Сильных чувств ни к одной из своих женщин он не испытывает...

При чем же здесь мобильник, спросите вы. Да просто ревнивые женщины Янь Шоуи, сначала жена, а затем и новая подруга, ведут себя по одинаковому сценарию, разоблачая неверного мужа путем подглядывания в его смски и список входящих вызовов. А что вы хотели, все как в жизни.

У меня, при всем в целом положительном впечатлении от истории, которой удалось меня занять и развлечь, роман оставил чувство незавершенности. К чему в итоге привели интриги У Юэ, мы так и не узнаем. Понятно, что главный персонаж - мастер делать женщин несчастными из-за своего эгоизма и тяги к удовольствиям. Поэтому я не то чтобы сильно сочувствовала его проблемам. Однако и неприятным типом героя не назовешь. Он обычный, слишком обычный, наверно, чтобы у меня получилось заинтересоваться подобным типажом в жизни. Но презирать или ненавидеть его у меня и подавно желания не возникает. В конце концов, я-то не одна из обиженных им женщин, а обыкновенная читательница!

Что сказать, жизненно, неплохой юмор, адекватно переданный в переводе (насколько я могу судить, не зная китайского). А вот интересная деталь: во французском переводе той же книги шоу главного персонажа "Хочешь? Говори!" получило заглавие "Назовем кошку кошкой" (то бишь вещи своими именами). Что же там за игра слов была в оригинале, что к ее передаче переводчики подошли столь по-разному?

Завершается книга главой о предках бабушки Янь Шоуи, и вот это вызвало у меня некоторое недоумение: бабушка, конечно, колоритный персонаж, но эпизодический. В общем, вопросы к композиции остаются. 

Что же до содержания, то писатель неплохо раскрыл тему человеческих слабостей и пороков. В обстановке маклюеновской "глобальной деревни" скрывать свои похождения становится все сложнее, но кого это отвадило от соблазна? Старо, как мир, но вечно ново ослепляющее страстное желание, уводящее естество куда-то в сторону от проторенных троп разума... 

И все рассуждения о рациональном и основанном на логике поведении нам подобных оказываются не более чем иллюзией. Куда лучше Фрейда книга эта возвещает о торжестве бессознательного. Какое оно? Симпатично ли оно нам? Боюсь, что нет. И чтобы понять и принять эту вопиющую абсурдную глупость, нужны века и века эволюции. 

Мобильник
3,8
8 читателей оценили
lustdevildoll
lustdevildoll
Оценил книгу

Я как человек, заставший эру без мобильников и интернета, очень люблю книги, в которых писатели размышляют об изменившей жизнь всего мира коммуникативной революции последних двадцати лет. Один из героев романа, интеллектуал Фэй Мо, горько сокрушается, что живет не при аграрном мире, мол, в прежние времена ушел в столицу учиться, через пять лет вернулся, и в родной деревне услышат только одну версию того, чем ты там занимался - твою. Тогда как сейчас благодаря средствам связи мы все стали настолько ближе друг к другу, что рискуем задохнуться. Помню, когда у меня появился первый мобильный, радости хватило ровно на один день - до первого звонка от мамы с вопросом: «Ты где?». Мобильные стали дополнительным способом контроля и провокацией ревности - мы все печемся о неприкосновенности частной жизни и очень часто в разговорах о гаджетах звучит слово «доверие», но, имхо, в отношениях между мужем и женой нет места тайным паролям. Это как раз недоверие, если доверяешь партнеру, то смысл от него скрывать, с кем общаешься? Именно это и триггерит, если супруг относится к своему телефону как к священной корове, которую имеет право трогать только он, это вернейший способ пробудить любопытство.
Так и случается с героем романа. Успешный телеведущий, он десять лет как женат на женщине, с которой ему не о чем говорить. Жена мечтает о ребенке, но дети что-то не получаются, страсти в отношениях не было никогда. Янь погуливал на стороне, но серьезных романов не заводил до появления в его жизни раскованной и сексуальной У Юэ.
Вообще, когда мужик пытается жить на две бабы, а то и на три, риск проколоться колоссален даже без мобильников, а с ними (и это еще не современные смартфоны, а кнопочные телефоны начала нулевых!) возрастает в геометрической прогрессии. Читала недавно исследование о резком снижении цифр сексуальной статистики в странах Азии - люди меньше занимаются сексом, ибо чревато, проще порнушку на телефоне глянуть, чем искать живого человека тайком от опостылевшей жены/мужа. В книге, хоть и полуторамиллиардный Китай, казалось бы, Пекин показан большой деревней, да и всенародная известность героя в случае с любовными похождениями работает не на него. Однако палится по-глупому он сам, и хотя потом некоторое время топчется по граблям, в итоге все же осознает, что вел себя неправильно. Такой философский роман-притча, пробудивший во мне интерес к современной китайской литературе, хотя без отсылок к классике в ней, видимо, совсем никак.

Я не Пань Цзиньлянь
4,2
17 читателей оценили
KahreFuturism
KahreFuturism
Оценил книгу

Бывает же такое, чтобы какая-то деревенская баба держала под каблуком чиновников сразу нескольких уровней?

- Бывает, - скажет с улыбкой Вам Лю Чжэньюнь, - ещё как.

Удивительно, как автору удаётся высмеять и поддать критике практически всё в данной книге. Сам иск Ли Сюэлянь, по-настоящему пострадавшей стороны, в сторону своего мужа выглядит по меньшей мере забавно, а уж на то, как события разворачиваются дальше, без улыбки (впрочем, со слезами на глазах) никак не взглянешь.

Из незаметной и чудаковатой героини Ли Сюэлянь перевоплощается в угрозу, своеобразный Дамоклов меч, нависший над головами авторитетов всея КНР, и готовый рубать и крошить своим беспощадным словом всех неугодных каждый год на заседаниях ВСНП. Безусловно, чиновникам такой поворот событий, начинавшийся, как акт благородства, начинает докучать, но как спрятаться от разъярённой женщины?!

В ход будут пущены и слежки, и патрули полицейских машин, и тюремные заключения, и просьбы, и угрозы, и интриги - но для человека, одержимого идеей, это всё пустяки. Да и остановиться, когда на алтарь мести отдано двадцать лет, уже затруднительно и как-то непривычно.

Тем более, что Ли Сюэлянь так и не находит не то, что сочувствия, но и понимания среди правящих господ. Она, родившаяся и всю жизнь прожившая в деревне, видит мир несколько иначе и абсолютно просто говорит о своём понимании жизни, что в свою очередь поднимает волну подозрений и недоверия среди чиновников. Получается замкнутый круг, который, разорвавшись от потуг обеих сторон, показывает тщетность ушедших лет и невосполнимую утрату совсем не того, чего хотелось обрести.

Едкое и лаконичное слово автора касается не только зажрав... зазнавшихся бюрократов, бытовых проблем, возводящихся в канон чрезвычайно важных, но и нравов, человеческих слабостей с твердолобым упрямством во главе, семейных отношений, политической системы Китая.

Слог автора довольно сух, но именно эта особенность на ряду с повторениями для увеличения комического эффекта и образность слова очаровали меня.

Я не Пань Цзиньлянь
4,2
17 читателей оценили
Morra
Morra
Оценил книгу

Забавно, как легко и просто эта книга доказывает то, над чем бьётся толпа специалистов (при чём доказывает как бы походя, вообще не ставя себе такой цели). Мы все жители одной планетарной деревни, мы все похожи, мы все сталкиваемся с одними проблемами - будь то поиски правды или борьба с системой.

Ли Сюэлянь всю свою жизнь кладёт на алтарь победы - вернуть себе доброе имя, доказать, что она не лгунья и распутница (та самая легендарная Пань Цзиньлянь), а заодно наказать бывшего мужа, который её предал, превратить его жизнь в ад ("Убивать нельзя. Иначе с убитым уже не разведешься"). Пока муж Цинь Юйхэ знай себе живёт в своё удовольствие, Ли Сюэлянь бегает по чиновникам, подаёт жалобы, требует справедливости от судьи, мэра и аж самого ВСНП (Всекитайского собрания народных представителей), превращаясь в главное пугало для местных властей - не дай бог в Пекин прорвётся! Чиновники придумывают методы, как удержать жалобщицу (в ход идут подкупы, интриги, уговоры, слежка), Ли Сюэлянь придумывает, как обойти все препоны и обратиться в Пекин. Фантазия у обеих сторон хороша, да только сразу понятно, у кого материальный ресурс больше. За общим абсурдом и самой жалобы (признать развод недействительным, чтобы потом опять развестись), и многочисленных попыток эту жалобу подать, к сожалению, встаёт вполне живая и знакомая картинка - наплевательство властей по отношению к маленькому человеку, равнодушие к его нуждам, волнение исключительно из-за тёплого местечка под собственной задницей. Ни одна чиновничья душа не пытается решить проблему Ли Сюэлянь или хотя бы поверить ей и понять её (чего бедной женщине на определённом этапе было бы вполне достаточно). Пожалуй, среди всех чинуш выделяется только мэр Ма, совершающий попытку по-хорошему договориться с Ли Сюэлянь. И то, выделяется он не человечностью, а умом и чутьём. Для него Ли Сюэлянь - не человек, а семечка, из которой может вырасти проблема-арбуз.

В общем, картина социально-политической жизни в Поднебесной у Лю Чжэньюня получилась очень ёмкая, цельная, реалистичная, пусть и показанная сквозь призму абсурдной и смешной в своей сути истории. Кроме кабинетов чиновников всех рангов, ресторанных попоек и способов добиться правды, здесь нашлось место и для конфуцианских принципов взаимоотношений в рамках вертикали власти, и для веры и суеверий простых деревенских жителей ("Всемилостивый Будда, сделай так, чтобы судебные разбирательства привели семью этого выродка Цинь Юйхэ к полному разорению и гибели!"), и для отношений полов. Правдивость книги даже несколько удивляет в хорошем смысле - в однопартийном Китае при всей строгости к инакомыслию дозволяется рисовать карикатуры на действующую власть, тыкать пальцем в её больные места, высмеивать слабости и недостатки. Что, однако, вызывает тоску - как же, чёрт возьми, наши системы похожи.

Дети стадной эпохи
4,3
77 читателей оценили
scarlet_heart
scarlet_heart
Оценил книгу

Для меня данная книга является первым знакомством с творчеством Лю Чжэнь Юня.

Зная о том, что китайская литература весьма специфична, я не ждала ничего легкого, и оказалась права. Потому что несмотря на то, что это сатирическое произведение читается роман крайне тяжело, главным образом из-за размеренности повествования. И эта самая неторопливость, размеренность, в некотором случае растянутость и ленивость рассказчика меня усыпляла.

Хотя история сама по себе интересная. Если говорить кратко, это история о том, как один хороший человек из-за своей доверчивости и недальновидности попал в очень нехорошую ситуацию, нарвавшись на шарлатанов. В поступке Ню Сяо Ли не было ничего плохого, она ведь хотела лучшего для своего брата, и поэтому принялась искать ему жену, и даже денег заняла под проценты, чтобы уплатить родственникам за девушку, но кто же мог знать, что ее "невестка" соберется и сбежит прихватив с собой деньги. Да и ее так называемая родственница тоже окажется совершенно не той, за кого себя выдает.

Дальше...

Было бы смешно, если б не было так грустно. На самом деле, этот роман отражает то время, в котором мы живем. Когда каждый за себя и даже, если человек стал свидетелем преступления, то он скорее всего ничего не сделает чтобы помочь другому. Как в том случае, который и стал началом этой книги.

-Вы что-нибудь видели?
-Нет, я ничего не знаю. Я в это время ел арбуз

В итоге, каждый сам за себя, и даже если ты в беде, мала вероятность, что тебе помогут.

Не могу снова не написать о том, что в издательстве «Гиперион» снова продолжают допускать грубейшие ошибки в именах. Переводы с китайского достаточно качественные, НО, каждый раз азиатские имена, будь то корейские или китайские, переводчики упорно пишут слитно, хотя, по правилам, имя пишется в три раздельных слога. На первом месте всегда стоит фамилия, как уважение предкам и то, что семья в Азии всегда на первом месте, а потом идет само имя - Лю Чжэнь Юнь. Для азиатов это важно, если вы, приехав в Азию напишете имя в одно слово - это будет считаться оскорблением человека. Меня очень расстраивает то, что издательство, специализирующееся именно на издании азиатской литературы, допускает такие грубейшие ошибки. И не где-нибудь, а в именах авторов и героев. А ведь переводчики, которые работают над книгами должны знать такие нюансы.

Неплохая книга. Не могу сказать, что она совершенно не интересная, она интересная, но для меня огромным минусом стал язык написания. Читать было очень тяжело и местами действительно скучно, но в этом и есть специфика азиатской литературы. Эта размеренность, философия и неспешный уклад жизни - как раз являются главной особенностью Китая. Если вы не боитесь этого, то могу смело советовать к прочтению. Это будет интересно.

Мобильник
3,8
8 читателей оценили
Imforaus
Imforaus
Оценил книгу

Когда я в первый раз услышала о "Мобильнике", я почему-то напридумывала себе фантастическую историю о том, как телефон ломает жизнь своему хозяину с помощью потусторонних сил. На деле все оказалось гораздо прозаичнее — обычная история из жизни.

Янь Шоуи выбрался из грязи в князи, он смог уехать из родной деревни и получить работу ведущего телевизионного шоу в Пекине. И казалось бы, все хорошо: живешь в столице, есть жена, хорошая не пыльная работа. Но Янь Шоуи словно брошенная собачка, готов побежать за любым кто пальчиком поманит. С женой удобно, но на стороне веселее. Типичная история не только для Китая.

К середине книги мне уже было лень читать. Ну не переношу я таких мужичков, которые только пóтом могут обливаться, а на деле ничего из себя не представляют. Поэтому я ждала расплаты, но увы, ее не получила. Мобильный телефон при этом ничего такого не делал, немного усложнил сокрытие тайн, вот и все. Один из героев как-то мимоходом рассуждал о том, что в аграрном обществе жилось лучше. Ходишь в поле работаешь(и не только) и никакие мобильные телефоны, а ныне и соцсети тебе жизнь не испортят.

Герои которые обсуждают "Сон в красном тереме" уже становятся моей кармой. Да поняла я, мироздание, прочту я "Терем", не навязывай...

Дети стадной эпохи
4,3
77 читателей оценили
hippified
hippified
Оценил книгу

"Дети стадной эпохи" - очень меткое и колкое название для последней на данный момент книги знаменитого китайского сатирика Лю Чжэньюня (2017 год, в России выпущена в 2019-м). Проблема лишь в том, что оно добавляет тексту новые коннотации, обогащает смыслами, которых, возможно, в нём не было, но это спорный момент. В оригинале 300-страничный роман озаглавлен как "Эра поедателей арбузов". Странное словосочетание отсылает к популярному в Китае мему, связанному со смертельным ДТП, прогремевшим на всю страну. Когда репортёры спросили свидетеля, находившегося на месте происшествия, что же произошло, он ответил: "Я ничего не знаю, я ел арбуз". О людях, которые ничего не слышат, не видят, не знают и которым на всё наплевать, автор пишет постоянно.

По традиции позднего Лю Чжэньюня "Дети стадной эпохи" - своеобразная комедия положений со смыслом, когда действие напоминает плутовской роман, но остаётся осадочек оттого, что всё очень реально. В книге собраны несколько вроде бы не связанных друг с другом историй, которые затем, ближе к финалу, смешиваются в очень остроумный компот. Все герои - стандартные архетипы для страны, описанные ситуации - также те, о которых постоянно сообщают в новостях. Один из героев вообще взят из газет: коррупционера из провинции Шаньси посадили на 14 лет после того, как репортёры сделали снимок на месте смертельной аварии автобуса, на котором чиновник улыбался. В сети фото вызвало возмущение, а пытливые пользователи обнаружили на руке товарища часы, которые, судя по зарплате, их владельцу было не потянуть. Другие персонажи - женщина из деревни, отдающая аферистке деньги за поиск невесты для брата (также стандартная ситуация в Китае) и отправляющаяся на её поиск, крупный государственный чиновник, пробирающийся по карьерной лестнице, но погоревший на взятках, женщины, волею судьбы становящиеся проститутками.

Писатель не раз подчёркивал, что он по сути ничего не выдумывает, даёт срез современной жизни в стране, а реальность может быть гораздо более абсурдной, чем выдуманные истории. "Дети стадной эпохи" этот тезис подтверждают на сто процентов, как и предыдущие романы автора "Я не Пань Цзиньлянь" или "Одно слово стоит тысячи". По курьёзности ситуаций и множеству совпадений больше всего новый роман напоминает "Мобильник". Лёгкая и меткая сатира, главный посыл которой очень навевает русскую классику: "Над кем смеётесь? Над собой смеётесь!" ...

rapira_ostra
rapira_ostra
Оценил книгу

У Луи Си Кея как-то был скетч про то, как женщины и мужчины рассказывают истории, вот кусок «Моя жена говорит, что я ее не слушаю. Я и не слушаю... Но я пытаюсь! Когда она начинает, я смотрю ей в лицо, типа: "Ну, давай, давай, начинай!" Но моя жена рассказывает историю вот так: "Знаешь что случилось с моей мамой сегодня? Помнишь, я говорила, что мама была в колледже? Не тогда, когда она была в Мичигане, а когда она перешла, потому что тот парень стал настолько странным, что ей пришлось уйти. Не тот парень, это другая история, тот парень был из Персии. Я слышала, что Персия разделилась..." ЧТО ТЫ НЕСЕШЬ!!!» Вот эта книга, её как будто рассказала жена Луи Си Кея, это как смотреть на видео с делящимися клетками, линии разветвляются, обрастая всё новыми и новыми персонажами, и все ужасно одинокие, но не как у Маркеса, а как у Памука. То есть вокруг - семьи, все друг друга знают, полжизни ругаются, а потом вдруг не могут наговориться. Ну только на китайский лад, с тофу, лунным календарем и бамбуком.