Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Предсмертие

Предсмертие
Бесплатно
Добавить в мои книги
25 уже добавили
Оценка читателей
4.4

«… – А вы с Треневым или Асеевым знакомы? Беретесь уговорить? Без них нельзя. В Чистополе они представляют Президиум Союза писателей.

– Здесь я почти ни с кем не знакома. Я ведь ленинградка, не москвичка… К тому же я не член Союза и не член Совета эвакуированных. С чего Асееву или Треневу меня слушать?.. А скажите, пожалуйста, вам понятно, какого черта они не желают прописывать Цветаеву?

– Как! – моя собеседница сделала большие глаза и перешла на шепот. – Вам разве неизвестно, кто она?

– Известно: Цветаева – поэт, очень своеобразный и сильный. Одно время была в эмиграции. Потом вернулась по собственной воле на родину. Ее муж и дочь арестованы. Она осталась одна с сыном. Ну и что?

– Тссс! – снова встревожилась моя собеседница. – Не говорите так громко. Мы не одни.

Мы и в самом деле далеко не одни. Тесное, душное помещение почты полным-полно. …»

Лучшие рецензии
panda007
panda007
Оценка:
30

Ужас в том, что много лет прошло с момента написания "Процесса", а мало что изменилось. До сих пор полно людей, которые говорят "Зачем нам помнить трагические страницы нашей истории? Лучше будем думать о хорошем. Или вообще думать не будем, будем только есть, спать и размножаться". Сколько уже сказано об Иванах, не помнящих родства, и о прошлом, которое не будучи осмысленно, ударяет по будущим поколениям, а воз и ныне там. Кто-то из великих сказал: "Главной проблемой человечества является то, что оно не учится на собственных ошибках". Увы.
Книга Чуковской не только о памяти и беспамятстве, она о чудовищной лжи. О том, как всё, связанное с культом личности уже в 60-70 годы безбожно вымарывалось как из прессы, так и из народного сознания. Это книга о манипуляции общественным мнением и в этом плане она крайне полезна как для тех, кто к социальной психологии и средствам массовой коммуникации имеет отношение, так и для тех, кто просто не хочет быть оболваненным.
Это какая-то антиутопия наяву. Порой невозможно поверить, что так было. Но ведь было.

Читать полностью
lost_witch
lost_witch
Оценка:
13

Мне сдается, что я давно забыла, каково это - читать настолько сильные книги. Людмила Чуковская рассказывает о своем исключении из союза писателей и, в принципе, о времени и людях 60-70-ых.
Всю книгу пронизывает жизненная позиция Чуковской: "нельзя замалчивать всё плохое, что происходило в нашей стране, необходимо помнить и обязательно необходимо найти причины, найти истоки трагедии, нельзя быть предателем и делать вид, что всё нормально". Когда читаешь о заседании, на котором исключали Чуковскую, становится невыносимо больно за нее: старуха-сердечница, которая практически ничего не видит, и именно поэтому была вынуждена стоять у окна, чтобы ей хватало света записывать маркером историю собственного же унижения. Становится больно, когда она рассказывает, как уронила бумаги и очки, как не могла их найти на полу и извиняется перед читателями, простите, мол, не справилась.

Боже мой, ни черта не изменилось в этой стране. Мы манкурты.
Девочка 10 лет спрашивает: а что такое концентрационный лагерь, мама?
Черт побери.

Читать полностью
Viscious
Viscious
Оценка:
12

Культура - отверделые следы благородных порывов человеческого духа, пересекающиеся, перекрещивающиеся, прокладывающие новые дороги в будущее. Бесстрашная память хранит эти следы, обороняет - где от пустодушия, равнодушия, а где от бесчинства. Но я полагаю, что и следы бесчинства необходимо беречь.

Занятное у книги название - "Процесс исключения". Запоминающееся. Заметное.
О страшных вещах пишет Лидия Чуковская. Это как "1984", только это было, было с настоящими людьми. Это настоящие люди тысячами уничтожались, ис-клю-ча-лись из бытия, а потом и из памяти. Слово - это же совершенное оружие. Убери пару слов отсюда, добавь пару слов сюда, замени одно на другое - и завтра все поверят, что так и было. Что вот того не затаскали по лагерям, что этот мирно скончался, а не осел у расстрельной стены, а вот того... а того и вовсе не было.
И каким только чудом находились те, кто использовал слово как зеркало, но не кривое, как щит и меч, а не ножницы и липкую ленту. И как только не ломались. Вопреки всему не ломались.

Читать полностью
Оглавление