«Хаджи-Мурат» читать бесплатно онлайн книгу 📙 автора Льва Толстого в электронной библиотеке MyBook
image
Хаджи-Мурат

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.52 
(544 оценки)

Хаджи-Мурат

125 печатных страниц

2008 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 423 000 книг

Оцените книгу
О книге

«Я возвращался домой полями. Была самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь.

Есть прелестный подбор цветов этого времени года: красные, белые, розовые, душистые, пушистые кашки; наглые маргаритки; молочно-белые с ярко-желтой серединой «любишь-не-любишь» с своей прелой пряной вонью; желтая сурепка с своим медовым запахом; высоко стоящие лиловые и белые тюльпановидные колокольчики; ползучие горошки; желтые, красные, розовые, лиловые, аккуратные скабиозы; с чуть розовым пухом и чуть слышным приятным запахом подорожник; васильки, ярко-синие на солнце и в молодости и голубые и краснеющие вечером и под старость; и нежные, с миндальным запахом, тотчас же вянущие, цветы повилики…»

читайте онлайн полную версию книги «Хаджи-Мурат» автора Лев Толстой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Хаджи-Мурат» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1896Объем: 226424
Год издания: 2008
Правообладатель
12 140 книг

Поделиться

boservas

Оценил книгу

Признаюсь, жалею, что решил поплотнее познакомиться с поздним периодом творчества Льва Николаевича. Как-то так сложилось в моей читательской биографии, что все произведения Толстого, которые я читал до этого года, это - ранний и средний периоды его творчества, сюда входит и трилогия о взрослении, и "Севастопольские рассказы", и "Война и мир", и "Анна Каренина". Из позднего до сих пор были только "Крейцерова соната" и "Отец Сергий", которые насторожили.

И вот, уже более полгода я читаю "позднего" Толстого, и ловлю себя на том, что тот рассудительный и объективный автор, которого я знал до сих пор, куда-то делся, а на его место пришел совсем другой человек. Если раньше он мог предполагать "как правильно", то теперь он уже не сомневается, и сверкает непогрешимостью окончательного мнения, чем всегда отличаются люди, уверовавшие во что-то, необязательно в некую сущность, можно уверовать в идею, а потом перекраивать под эту идею действительность, например, "сбрасывая Пушкина с корабля современности".

Толстой, проникаясь либерализмом, ополчаясь против ненавистного ему, да и большинству подданных Империи, царизма, начинает отступать от объективности освещения событий в угоду тотальной критике, не учитывая многих факторов и, как и следовало ожидать, впадает в русофобство.

В рассказе "За что?" был польский выход, теперь настала очередь кавказского. Известно, что Толстой был ярым противником Кавказской войны, поэтому и в его произведениях, рассказывающих о ней, чувствуется большая доля пацифизма. Но его горячее убеждение, что России нечего делать на Кавказе, что кавказским народам надо предоставить полную свободу, выдает в нем фразера и "пикейного жилета", берущегося рассуждать о том, чего не понимает, или, скажем мягче, не хочет понимать.

Я снова вынужден возвращаться к вопросам геополитики. Северный Кавказ на начало XIX века - центр столкновения интересов трех могучих империй: Российской, Турецкой и Британской. Это подбрюшье России, отказаться от контроля над этими территориями для империи было смерти подобной оплошностью, так что это не амбиции царя-самодура толкали русские армии на Кавказ, а насущная необходимость. Если бы Россия не сумела подчинить себе этот край, его прибрали бы к рукам турки или британцы, которые всегда проявляли повышенный интерес к Кавказу и Закавказью.

За происходившее несут ответственность не только представители сверхдержав, но и сами кавказские народы тоже. "Кто не успел - тот опоздал". Кавказские народы жили в условиях военного феодализма, находясь в состоянии перманентной войны всех со всеми, они так и не смогли сформировать какого-либо подобия государства и оформиться в единую нацию, которая смогла бы отстаивать свои интересы. Так что они тоже получали то, что заслужили в разрезе исторической ответственности.

И в этом контексте попытка выставить аварского князька Хаджи-Мурата образцом благородства и рыцарства на фоне подлых и беспринципных русских царя, генералов и офицеров, выглядит некрасивой манипуляцией. Толстой сам описывает гадюшник кавказских князей, как они заманивали друг друга, клянясь в любви и верности, а потом резали. Последствие одного из таких конфликтов приводят к ссоре между вождем горцев Шамилем и его наибом Хаджи-Муратом, после чего последний желая отомстить обидчику, переходит к ненавистным ему русским. Только в расчетах Хаджи-Мурата оказалась оплошность, он не учел, что Шамиль может захватить его семью, и угрожать расправиться с нею.

И тут снова на первый план выпячивается хитрость и подлость русских. Как же благородный наиб со своими мюридами пришел служить русскому царю, с него за это надо пылинки теперь сдувать, ненавязчиво так намекает Толстой. И по его мнению Хаджи-Мурат прав, когда требует, чтобы русские генералы организовали штурм горной крепости Ведено, где Шамиль держит его семью. Когда семья будет отбита, тогда он поможет добить Шамиля.

Мне интересно, и у Хаджи-Мурата, и у Толстого все в порядке с логикой? Хаджи-Мурат и интересен русскому штабу только для дальнейшей минимизации военных потерь, а он требует штурма крепости, при котором поляжет не одна сотня, если не тысяча русских солдат. Да если бы они были готовы на такой штурм и такие потери, им бы и Хаджи-Мурат не был бы нужен. Тот случай, когда овчинка не стоит выделки.

Ну, а когда Хаджи-Мурат совершает побег и гибнет при этом, опять же никто, кроме него не виноват. Когда он объявляет о побеге, его мюриды торжествуют: вах, сколько мы русских собак порежем. И когда кордон пытается их остановить, горцы первыми бросаются в атаку и убивают не ожидавших подвоха солдат. Только дело в том, что Хаджи-Мурат был обречен, его бы всё равно убили бы свои, что, в принципе, и происходит, его зарубили кавказцы-милиционеры, и по кавказскому "благородному" обычаю отрезали ему голову. А если бы ему удалось вырваться, то было полно охотников послужить Шамилю и зарезать "подлого предателя".

Пытаясь возложить полную ответственность за происходящее только на Россию и её солдат, Толстой допускает манипулятивные приемы: смерть русского солдата происходит от фронтального ранения в живот - кавказцы дерутся честно, а горского мальчика, заметьте, не воина, а мальчика, русский солдат убивает выстрелом в спину, вот вам - вероломство русского солдата. Я не стану утверждать, что за десятилетия кавказской войны не было самых диких случаев, но здесь важнее фактологический ряд, который подбирает Толстой, как он исподволь раскрашивает картинку так, как ему представляется удобным.

Кроме всего сказанного по идеологическим и мировоззренческим расхождениям с автором произведения, нельзя не отметить некоторую необработанность текста, его сырость что ли. Известно, что повесть при жизни писателя так и не издавалась, возможно, он еще собирался её отшлифовать, но не успел, поэтому получилось так, как получилось...

24 апреля 2021
LiveLib

Поделиться

Gauty

Оценил книгу

Хаджи-Мурат
В этой повести Толстой описывает противостояние Российской империи и Северо-Кавказского имамата, причём абсолютно с разных точек зрения. Из салонов Петербурга и из аула, глазами рядовых солдат и командиров, императора и черни. Причём полностью, с изложением мотивов, характеризующих всех. Сам Хаджи-Мурат – реальное историческое лицо, наиб, правая рука Шамиля, в эпоху которого Российской империи оказывали самое ожесточённое сопротивление в Чечне и Дагестане. Толстой на разных уровнях исследует устройство кавказской культуры и обозначает конфликт цивилизации и природы через противопоставление империи и кавказских окраин. Его привлекает образ человека, отстаивающего свою жизнь и права до самого конца. Впрочем, за счёт разных точек, с которых писатель раскрывает повесть, можно зацепиться за множество идей. Лично меня очень раздражает здесь заметное личностное отношение Толстого. Больше импонирует авторская позиция над историей, а здесь он глубоко внутри. Николай I у него подчёркнуто глупый волокита с "безжизненными глазами", чьи придворные просто кивают в нужных местах, реагируя на "гениальные" прожекты государя. В начале XX века во всех кругах ненавидеть самодержавие было модно, согласен. Тем забавнее читать фактически последний прижизненный труд от непротивленца злу насилием. Безусловно, Толстой демонстрирует повседневную жестокость аппарата насилия, показывает сожжение аула и очень жестко живописует убийство Хаджи-Мурата. Такого натурализма в сцене убийства мне сходу сложно припомнить у классиков. Но эти тонкие моменты манипуляции сознанием читателя, выставляющие одного столпом благородства, а других клеймящие подлостью? Одна сцена особо показательна - во время сжигании аула эти мерзкие русские застрелили в спину кавказского мальчика, очень подло, не лицом к лицу, а вот так. Я не оправдываю детского убийства никаким образом, но то, что автор подчёркивает способ, даёт определённый акцент, настраивает читателя как камертон, бесит.

Повесть любопытна множеством рассказчиков, от автора, дающего зачин и завершающего историю до Хаджи-Мурата, который диктует ротмистру Лорис-Меликову⁠ историю своей жизни, наместник Кавказа Воронцов, пишущий отчёт министру Чернышёву ⁠, пересказывая и делая акцент на нужных себе событиях и офицер Каменев, показывающий отрезанную голову Хаджи-Мурата, а потом сообщающий, что знает, "как было всё дело". Нравится как фактически в предисловии Толстой намечает центральную тему и вводит мотивы инаковости и независимости. Возвращаясь домой через поля, повествователь Толстой вдруг решает собрать букет, но замечает растущий в канаве отдельно от всех "чудный малиновый, в полном цвету, репей". Несколько минут колется, пытаясь сорвать, а в результате только его портит: "Стебель уже был весь в лохмотьях, да и цветок уже не казался так свеж и красив". Репей "был хорош в своём месте", - а в букете не выглядит гармонично. В финале автор хорошо закольцовывает, Хаджи-Мурат повторит судьбу цветка: "Вдруг он дрогнул, отшатнулся от дерева и со всего роста, как подкошенный репей, упал на лицо и уже не двигался."

Набег
Небольшой рассказ Толстого, как попытка ответить на собственный вопрос: " Что такое храбрость?" Здесь рассказчик - волонтер, а значит, наблюдатель по факту, не претендующий на роль лирического героя, его мотивы, жизнь до описываемых событий читателю не важны. В этом рассказе много внимания уделяется природе, даже чем-то похоже на Тургенева. По сути рассказывается история одного дня войны на Кавказе, полное отсутствие фабулы Толстой как бы подпирает и укрепляет отличными описаниями природы, такими лирическими пейзажами. Могу ошибаться и натягивать сову на глобус, но показалось, что автор следует за солнцем и смерть одного из героев, которого особо жалко, происходит на закате. Заканчивается всё уже ночью: "Давно взошедший прозрачный месяц начинал белеть на темной лазури."

В середине рассказа идут упоминания Марлинского и Лермонтова как насмешка над романтизацией кавказской войны. Есть люди, смотрящие на Кавказ сквозь призму "героев нашего времени", а есть такие, как капитан Хлопов, "ведущий себя как следует", - по словам волонтёра. Я прямо ясно вижу усмешку автора, который рисует один из неприятных ему образов прямо с Печорина: "Он искренно верил, что у него есть враги...Он был убежден, что чувства ненависти, мести и презрения к роду человеческому были самые высокие; поэтические чувства". Удался ли "Набег"? По мне, так да, фирменных предложений-поездов замечено мало, чудные описания природы и поиск корней храбрости, которые потом мы увидим в "Севастопольских рассказах" и даже в "Войне и мире".

Севастопольские рассказы
Перед нами три небольших отрезка из жизни осажденного Севастополя. Первый - такой очерковый, отрывочный, мозично-кусковой без главных персонажей, герои тут безликие, толпа, как и странный голос автора, как бы стоящий за спиной, любящий забегать вперёд - вы увидите то-то. Толстой ведёт нас за руку, фактически из точки въезда в самое опасное место - на четвёртый бастион. Геройство по его мнению здесь - это равнодушие к смерти. Матрос, плюющий на руки, прежде, чем взяться за вёсла, офицерик, говорящий, что на 4 бастионе плохо не потому, что там смертельно опасно, а потому, что грязно и так далее. Здесь война ещё бытовое явление, если модно так сказать. Да, страшно, да, ядра летают, но женщины танцуют с офицерами на бульваре, а во втором рассказе эти самые офицеры могут думать о чистоте ногтей. Опасность - это привычка для находящихся здесь, а одну из тенденций в толстовском творчестве легко заметить прямо отсюда. Очень любит демонстрировать опасные военные события через призму взглядов новичка, возможно даже кого-то штатского, как в первом севастопольском рассказе. Таким же образом Толстой поступит и в "Войне и мире" - самое масштабное Бородинское сражение будет подано от лица Пьера Безухова, сугубо штатского до мозга костей человека. Рассказ о тихом героизме, молчаливом героизме рядовых защитников. И второй рассказ совершенно иной. Он о тщеславии головного мозга и заботе о том, кто как выглядит со стороны. Здесь голос автора как бы сверху благодаря чему возможны мысленные монологи героев, мы узнаём их тайные мысли и чувства. Здесь город уже обстрелян глобально, вся романтизация исчезает, остаётся прагматизм и реализм - кто с кем первым здоровается, соотносясь с табелем о рангах, здорово сидеть в блиндаже и смотреть, как в ночи вспыхивают ядра, оставляя дымные следы. А также мысли о том, как уживаются трусость и храбрость в одном теле. Любопытный ход Толстого в том, что в конце он как бы меняет героев местами. Думавший о смерти, выживает, а думавший, что выжил - нет. В третьем же рассказе - сплав предыдущих двух по взгляду на войну. Два брата Козельцовы приезжают в Севастополь. Старший - действующий офицер после ранения, младший - после юнкерского училища. Его взгляд новичка нам показывается, но он не единственный возможный. Представления Володи и мечты рассыпаются об ужасающую действительность.

Нельзя сказать, что "Севастопольские рассказы" являются цельным произведением, как минимум потому, что они не образуют чего-то единого, а второй рассказ я бы вообще посчитал противопоставлением первому и третьему. Но тема человека на войне, его мыслях и поведении перед страхом смерти очевидно интересуют Толстого и будут прорабатываться до самой "Войны и мира". Мысли Пьера Безухова, они почти идентичны некоторым отсюда: "Кто они? Зачем они бегут? Неужели ко мне? Неужели ко мне они бегут? И зачем? Убить меня? Меня, кого так любят все? Ему вспомнилась любовь к нему его матери, семьи, друзей, и намерение неприятелей убить его показалось невозможно." Здорово видеть такие моменты развития, трансформацию писательского мастерства или прямые мысли, спустя столько лет фактически цитируемые графом Толстым в более позднем произведении.

Сборник неоднороден, хотя мысль ясна - первые пробы и последнее произведение зрелого писателя. Любопытно, что в итоге мне намного больше понравились ранние произведения Толстого именно позицией и отсутствием направляющей авторской воли.

14 ноября 2021
LiveLib

Поделиться

Tarakosha

Оценил книгу

Небольшая повесть, относящаяся к позднему периоду творчества автора, рассказывает историю реального исторического лица, являвшегося аварским вождём и военачальником, наибом (заместитель, помощник) имама Шамиля и его «правой рукой» в Дагестане.

Действие повести относится к 1851 году, когда Российская империя вовсю вела Кавказскую войну за присоединение Северного Кавказа к своим территориям и находилась в противостоянии с Северо-Кавказским имаматом.
В истории главного героя, на мой взгляд, отразились все противоречивые моменты, связанные как с присоединением народов другой национальности и веры, так и положением человека в отношении к нему государственной машины.

На всём протяжении повествования чувствуется некая обречённость и печаль, отчего финальные страницы не удивляют, скорее в очередной раз обескураживают обесцениванием человеческой жизни в погоне за государственными интересами и их абсолютным приоритетом.
Герой повести попал между молотом и наковальней, откуда иным выход, чем случилось навряд ли был возможен вообще .
Эта повесть является одной из важных составляющих кавказской темы писателя, которая имела большое значение в его творчестве . Ведь он сам был там в описываемое время и именно в те годы начал писать.

Многое здесь показано далеко не в выгодном свете, но именно благодаря этому чувствуется правдивость и нерв. Автор писал о том, что его волнует, а ты, читая спустя век с лишним после этого, понимаешь непреходящую актуальность этого.
Толстой это же показывает, хоть и Кавказ и середина XIX века. Актуально.

22 июля 2021
LiveLib

Поделиться

Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения
27 мая 2022

Поделиться

Про старые дрожжи поминать двожды
4 января 2022

Поделиться

«Экое разрушительное, жестокое существо человек, сколько уничтожил разнообразных живых существ, растений для поддержания своей жизни»
4 января 2022

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой