Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Моя жизнь

Моя жизнь
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
14 уже добавили
Оценка читателей
4.0

Лев Давидович Троцкий – революционер-марксист, политический деятель, мыслитель, антагонист Сталина, один из умнейших людей своей эпохи.

Автобиографическая книга «Моя жизнь» стала главным произведением автора, которое подвело итог его революционной деятельности в СССР. Это уникальная книга, в которой история предстает не просто глазами свидетеля исторических событий, а глазами непосредственного создателя истории. Его личная жизнь и постоянная борьба за лидерство, начиная с детства и заканчивая изгнанием из СССР, разворачиваются на широком историческом фоне революций и переворотов начала ХХ века.

Лучшие рецензии
barbakan
barbakan
Оценка:
43

У Стефана Цвейга есть сборник новелл под названием «Звездные часы человечества» и «Роковые мгновения». Он считал, что именно под этими двумя углами лучше всего рассказывать истории. Попробую и я так – про Троцкого.

Звездный час № 1
Это было в Петербургском Совете Рабочих депутатов. После революции 1905 г. Троцкий оказался в этом совете и благодаря своей дерзости, молодости и таланту администратора стал его вторым председателем, после Хрусталева, случайного человека в революции, которого уже никто не помнит. Его работа в совете была скоро прервана, но когда Троцкий вернулся в Россию, в 1917 г., он сразу с Финляндского вокзала отправился на заседание Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и крестьянских депутатов как его бывшей председатель. Предложение о включении Троцкого в ИК внесли большевики. Так он стал большевиком. В 1917 г. И в короткое время до октября Троцкий успел сделать ужасно много.

Прежде всего, он говорил. Троцкий был феноменальным оратором. «Жизнь кружилась в вихре митингов», – писал он. Митинги шли на заводах, в учебных заведениях, в театрах, в цирках, на улицах и площадях. И отовсюду слышался громкий голос Троцкого. «Я возвращался обессиленный за полночь, открывал в тревожном полусне самые лучшие доводы против политических противников, а часов в 7 утра меня вырывал из сна ненавистный, невыносимый стук в дверь: меня вызывали на митинг».

Особо Троцкий рассказывает о своих выступлениях в цирке Модерн, где он ораторствовал по вечерам или ночью. «Слушатели были рабочие, солдаты, труженицы-матери, подростки улицы, угнетенные низы столицы. Каждый квадратный вершок бывал занят, каждое человеческое тело уплотнено. Мальчики сидели на спине отцов. Младенцы сосали материнскую грудь. Никто не курил. Галереи каждую минуту грозили обрушится под непосильной человеческой тяжестью. Я попадал на трибуну через узкую траншею тел. И начинал говорить. Несколько часов. Воздух, напряженный от дыхания, взрывался криками, особыми страстными воплями цирка Модерн. Никакая усталость не могла устоять перед электрическим напряжением этого страстного человеческого скопища. Оно хотело знать, понять, найти свой путь. <…> Уйти из цирка Модерн было еще труднее, чем войти в него. Толпа не хотела нарушать своей слитности. Она не расходилась. В полузабытьи истощения сил приходилось мне плыть к выходу на бесчисленных руках над головами толпы. Иногда я узнавал в ней лица своих двух девочек. Я едва успевал кивнуть навстречу их взволнованным глазам или сжать на ходу нежную горячую руку. И толпа уже снова разрывала нас».

Благодаря своему дару убеждения (и конечно, – исторической ситуации), Троцкому удалось добиться победы большевиков в Петроградском Совете, переиграв коалицию эсеров и меньшевиков. Председателем Петроградского совета он стал 25 сентября по старому стилю, ровно за месяц до революции. После этого Троцкий уже не покидал Смольного. Не спал, не ел, принимал донесения, руководил.
Накануне переворота Ленин и Троцкий, вдвоем, отдыхали в одной из комнаток Смольного. Кто-то постелил им на полу одеяло, они лежали рядом, смотрели в потолок и не могли заснуть. А как тут заснешь?! Ленин говорил без умолку, вспоминает Троцкий. «Он расспрашивал меня про выставленные везде смешанные пикеты из красногвардейцев, матросов и солдат. «Какая это великолепная картина!» – повторял он с глубоким чувством. «Свели наконец солдата с рабочим!» – Затем он внезапно спохватился: «А Зимний? Ведь до сих пор не взят? Не вышло бы чего?» Я привстал, чтобы справится по телефону о ходе операции…». Вся работа по практической организации восстания проходила под непосредственным руководством председателя Петроградского Совета Троцкого.

На следующий день на заседании ЦК Ленин предложил назначить Троцкого председателем Совета народных комиссаров. Троцкий благородно возмутился. Тогда Ленин предложил стать комиссаром внутренних дел. Для борьбы с контрреволюцией. Троцкий опять отказался. В конце концов, ему пришлось согласиться на комиссара по «делам иностранным». Однако эта должность не принесла ему славы.

Звездный час № 2
В 1918 г. Троцкий был назначен наркомом по военным делам, и вот здесь он нащупал свое призвание: его решительность, железная воля, самоуверенность очень соответствовали должности. Больше двух лет Троцкий провел в поезде, в знаменитом поезде Предреввоенсовета (председателя революционного военного совета РСФСР), непрерывно разъезжая по фронтам Гражданской войны. По расстоянию – поезд за это время пять раз опоясал земной шар, пишет Троцкий в мемуарах. Поезд связывал фронт и тыл, решал на месте неотложные вопросы, просвещал, снабжал, награждал и расстреливал. Поезд всегда ехал на самые тяжелые участки фронта, где были проблемы: измены, дезертирство. Троцкий получал телеграмму от Ленина: «Отправляйтесь туда-то. Ваше появление произведет действие на солдат и армию». И его появление правда производило действие.

Ленин был человек демократичный в смысле своего внешнего вида поведения, Троцкий любил эффектный выход. И здесь он был уместен. Вот поезд останавливался там, где было не все в порядке. Поезд стоял некоторое время без движения, как грозовая туча, собирались люди, а потом открывались двери, и оттуда вырывались форменные демоны. Все бойцы поезда носили черные кожаные плащи. Или черные куртки. Впереди шел Троцкий быстрым решительным шагом со своей мефистофельской бородкой и маузером на ремне. За ним – свита. За свитой – спецназ, человек пятьдесят. Они налетали как стая ворон. Выглядело это, по воспоминаниям очевидцев, грандиозно и страшно. «Красноармейцы на всех фронтах, уже впавшие в апатию, изъеденные вшами и голодные, сразу подбирались». И он начинал говорить!
«Сильнейшим цементом новой армии были идеи Октябрьской революции. Поезд снабжал этим цементом фронты», – писал Троцкий. Поднять дух сомневающихся словом, поддержать, воодушевить. Предателей расстрелять. Троцкий делал первое профессионально, а второе – молниеносно и без колебаний. «Но демонам все прощали, потому что они всегда приносили победу».

В годы войны в руках Троцкого сосредоточилась беспредельная власть. В поезде действовал военный трибунал и печатались приказы по всем фронтам. Все фронты были подчинены предреввоенсовета, а тылы – фронту. К концу войны формировался «культ Троцкого», сильно отдававший демонией. В последние недели 1919 г. решающие сражения войны закончились победой, во многом, благодаря умелому руководству Троцкого. Хотя, гражданская война была в России, прежде всего, войной за землю, и это крестьяне предпочли режим большевиков возвращению помещиков, черный демон со своим бронепоездом умело шел на гребне народной волны. Как и в 1917 году.

Роковое мгновение
К концу войны авторитет Троцкого был высок как никогда. И в это время он был самоуверен как никогда. И эта самоуверенность его и погубила.
Окончание войны поставило перед советской республикой сложнейшую задачу – восстановление народного хозяйства. Страна лежала в руинах и одновременно в блокаде Антанты.
А у правительства был опыт только военного коммунизма.
Троцкий предложил свой вариант. В декабре 1919 г. он вынес на обсуждение партии ряд предложений, целью которых было создание системы мобилизации труда, аналогичной призыву на военную службу. Это содержалось в его «Декабрьских тезисах».

Троцкий понимал, что заниматься восстановлением народного хозяйства можно только после того, как будет организована демобилизация Красной Армии. Однако в то время самым эффективным механизмом управления в стране являлся военный бюрократический аппарат. Троцкому не хотелось терять контроль над такими большими и уже организованными людскими ресурсами. Он предложил передавать военным подразделением полномочия по управлению экономической жизни в России.
Воинские подразделения, прекратившие военные действия, планировалось превратить в «трудовые армии».

С точки зрения задач конкретного момента (конца 1919 – начала 1920 г.), милитаризация труда действительно виделась единственным выходом из создавшегося угрожающего положения в хозяйственном развитии страны. Промышленность и сельское хозяйство деградировали. Транспорт почти встал. Количество целых паровозов приближалось критической отметке. Ремонтная база была разрушена, железные дороги разрушены, близился коллапс транспорта. Это повлекло бы за собой остановку того ничтожного количества заводов и фабрик, которые все еще продолжали действовать, лишение городов хлеба и топлива, оставило бы армию без оружия, боеприпасов и продовольствия, парализовало бы жизнь всей страны.
Выглядел план Троцкого неприятно, но убедительно. Ленин его поддержал. Троцкого назначили наркомом путей сообщений. Надо было спасать Россию. И этот план реализовывался почти год. Армия занималась ремонтом дорог.

Однако в партии методы Троцкого нравились людям все меньше. Многих отвращало пренебрежительное отношение Троцкого к профсоюзам. По поводу них развернулась громкая дискуссия. Теоретически целью революции было освобождение рабочих. Декабрьские тезисы были насмешкой над «освобождением». Рабочие и крестьяне должны были работать так, как потом заключенные будут работать на стройке Беломорканала. Теоретически профсоюзы должны были защищать права рабочих. А Троцкий говорил, что в государстве рабочих нет места профсоюзам с забастовками и претензиями. Абсурдно отстаивать права рабочих перед государством рабочих.
Троцкого шепотом называли Аракчеевым.
Безумным радикалом.
После войны людям хотелось передышки, а не новой казармы.

IX съезд партии 1920 г. показал это. Он начался в атмосфере некоторой растерянности. Делегаты съезда хотели услышать слова одобрения, утешения, надеялись, что наконец наступит облегчение жизни, а Троцкий набросился на них, как будто это деморализованные солдаты, а он выхолит из бронепоезда.
«Я отказываюсь верить, что пролетариат потерял волю!» – говорил он.
«Долой мещанство!» – говорил он.
«Импорт должен ограничиться только промышленными товарами! Нельзя идти на уступки потребительской психологии».
«Сырье только в обмен на паровозы, никаких предметов потребления: одежды, обуви, колониальных товаров!»
«На заводах должна быть военная дисциплина! – говорил он. – Рабочие должны перебрасываться с предприятия на предприятие, исходя из решений центра. Дезертиров – в концентрационный лагерь».

Этот съезд и стал роковым мгновением Троцкого.
Пока он руководил экономикой страны, все были им недовольны, но авторитет «победителя войны» сохранялся. Когда же от недостаточно удачной политики «трудовых армий», Ленин решил перейти к НЭПу, на Троцкого ополчились все. Утратить авторитет теоретика для того поколения было равно моральному банкротству.

«Меня часто спрашивают, как вы могли потерять власть! – писал он. – Точно потерять власть это то же, что потерять часы». Власть Троцкий терял постепенно. Примерно с 1922 г. он сильно болел. У него была высокая температура, мешающая работать. Он проболел основные партийные дискуссии, где его критиковали. Он проболел создание фракций, коалиций против Троцкого.
«Придя на какое-нибудь заседание, я заставал групповые разговоры, которые при мне немедленно обрывались. В разговорах не было ничего направленного против меня. Не было ничего противоречащего принципу партии. Но было настроение моральной успокоенности, самоудовлетворенности и тривиальности. У людей появилась потребность исповедоваться друг другу в этих новых настроениях, в которых немалое место, к слову сказать, стал занимать элемент мещанской сплетни».

Бойцы революции, рассказывает дальше Троцкий, начали ходить друг к другу в гости, посещать балет, устраивать коллективные выпивки. Я не подходил этому образу жизни. Сплетничая за бутылкой, один чиновник говорил другому: «У Троцкого только перманентная революция на уме», он индивидуалист, он аристократ, ему интересна только собственная слава, долой перманентную революцию!
«Под этим флагом шло освобождение мещанина в большевике».
Это очень важные слова. В них схвачено настроение.
Никому не могло бы прийти в голову, что Ленин выдвинул идею социализма в отдельной стране в ответ на «троцкизм», как говорил Сталин. Это был абсурд, но в 1924 г. партия хотела быть обманутой. Слишком уж всех страшил новый Аракчеев. И неугомонный радикал.

Читать полностью
ArtX6
ArtX6
Оценка:
6

Читалось нелегко для меня, тема новая, ранее мною не изведана. Заставило увлечься этой особой случайное знакомство с одним человеком, который нахваливал Троцкого только так, последующее расставание с этим человеком и встречи с новыми "троцкистами" подстегнули меня продолжить чтение.
Действительно, пишет Троцкий очень хорошо, но сразу видно листовочный стиль, хоть и есть немного художественных сравнений. Большую часть книги составляют партийные интриги, что наглядно показывают не самую лучшую сторону жизни благородного революционера. Действительно вся эта грязь, расколы, скандалы просто гигантское препятствие на пути к великой цели, возможно даже большее чем государственный аппарат и вражеские политические движения. Некоторые суждения Л. Д. показались мне не совсем справедливыми, но помню, что их было мало. К сожалению, не зафиксировала их на бумаге, может быть потом вспомню. Было много хороших цитат, некоторые из которых я добавила сюда. Однако, должна признаться, не совсем добросовестно читала каждую страницу, иногда мысли уносили меня, а возвращаться не хотелось принципиально, так что мое мнение не дОлжно считать законченным и авторитетным х)
Еще мне советовали с его пера Историю Русской Революции, это трехтомный труд, говорят одно из самых лучших изложений. Ну что ж, в скором времени, надеюсь, ознакомлюсь. Без этого мое образование точно не будет полным.
Ну и наконец, я должна это сказать, считаю общепринятое мнение на счет Троцкого "совковым" пережитком. В моих глазах это доблестный, трудолюбивый человек, один из умнейших людей своей эпохи. Его жизнь представляет собой борьбу со стихией, он кажется одновременно воином и человеком надисторическим, который своими памфлетами, статьями и другой литературой подогревал и добился совершения Октября, кроме того он жертвовал ради этого очень многим. Не его вина, что произошел откат назад, так задумано историческим процессом. Но его дело живет и нет никаких сомнений, что когда-нибудь новое поколение воинов одолеет несправедливую систему, представляющую собой диктатуру элитарного меньшинства.

Читать полностью
innuendo689908
innuendo689908
Оценка:
5

Ох, и любил же Лев Давыдыч поговорить, да и пером владел очень неплохо. Может, поменьше рот бы раскрывал - и не получил бы ледорубом по затылку? Как бы то ни было, мемуары одного из наших самых пламенных революционеров читаются хорошо и живо. Тенденциозность видна невооружённым глазом - Троцкий стремится показать его идейную близость к Ильичу, даже в моменты их разногласий и политических расхождений, ну а Сталин здесь вообще не революционер, а так, не пойми кто. Затормозил революционный процесс и утопил великое дело в мещанстве. Как ни забавно, но насчёт "контрреволюционности" Сталина Троцкий в чём-то и прав: к вождю народов, другу пионеров, шахтёров, учёных и всех остальных можно относиться как угодно, но при нём действительно страна вернулась ко многим досоветским государственным институтам, которые прежде пламенными революционерами (и самим тов. Сталиным) планомерно разрушались. Перестроил, можно сказать, империю на новый лад. Что из этого вышло, все более-менее себе представляют.

Читать полностью
Лучшая цитата
чем драматичнее эпоха, чем богаче она поворотами. Искусство пейзажа не могло бы родиться в Сахаре.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление