Старик Хоттабыч

4,5
44 читателя оценили
177 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу
  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Признаюсь честно, что со "Стариком Хоттабычем" я сплоховала. Это одна из любимейших книжек детства, и я прекрасно знала, что у неё был ещё и так называемый "оригинал". То есть, я всегда читала версию пятидесятых годов, которую много издавали в Советской России. При этом я наивно думала, что "оригинал" тридцатых годов не так уж и сильно отличается от моего знакомого ибн Хоттаба. Но вот повсеместно стали печатать новую версию, которую я как-то совершенно случайно походя открыла в чьих-то гостях — и залипла. Потому что это две совершенно разные книги. Нет, конечно, в них примерно одинаковый посыл, один и тот же главный герой, всё тот же Хоттабыч... Но книги всё равно разные.

    В оригинале нет целой кучи любимых сцен. Вспомните, например, как уморительно Волька отвечает чепуху про Индию, которую нашептал-наколдовал ему Хоттабыч. Как начинает гавкать злоязычный сосед. Как Волька боится за свою учительницу, которую непонятливый Хоттабыч того и гляди превратит в жабу. Как Женька Богорад путешествовал по Индии. Так вот: ничего этого в оригинале нет. Ни учительницы, ни географии, ни Гоги Пилюкина. Индия есть, но о ней упоминается вскользь, дескать был туда Женька закинут, а потом вернулся. Так же слабо рассказано про заклинание, заставляющее расти бороду, зато добавлена целая огромная сцена с последующим развитием о том, как разозлившийся Хоттабыч превратил целую толпу, глазеющую в парикмахерской на бородатого мальчика, в стадо баранов. Которых тут же сцапали в институт овцеводства. Кстати, в это стадо затесался и сам бедняга Женька Богорад — или не он, а его друган. Дело в том, что в оригинале друзей было трое, но потом третий из них слился с образом Богорада. Что довольно справедливо, так как каких-то особенных различий в характере у них не было.

    Многие сцены изменены отчасти. Так, например, Волька попадает в моём знакомом Хоттабыче в капиталистическую Италию, а в тридцатых годах он попадал в Италию под властью Муссолини. Впрочем, разница невелика. Куда интереснее превращение злокозненного пузатого капиталиста Вандендаллеса. В оригинале он был вполне себе русским мужичком с говорящей фамилией Хапугин. Пролезал везде без мыла, был замечен в верхних кругах власти и вообще устроился довольно неплохо на тёплом местечке.

    Можно понять, почему сейчас начали активно печатать ту, первую версию. Она более неитральна по отношению к Союзу, в ней нет персонифицированного капиталистического зла, да и в целом такого сладкого советского антуража. Впрочем, и огромного количества прекрасных сцен тоже нет, так что "Хоттабыч" резко теряет в своей остроте и самобытности. Не знаю, заботятся ли там издатели о чистоте промывания мозгов у детей или что-то ещё — но вторая версия намного более зрелая и продуманная, пусть и более идеологическая. Что там детям эта идеология и антураж, плевать они на него хотели. Не смутит ни Советский Союз, ни капиталисты проклятые, ни агитация. Ни даже мина, на которой написано Made in USA вместо Made in England. Потому что быть жадным и эгоистичным плохо всегда, в любой обличье и под любым соусом, а щедрым, добрым и бескорыстным быть хорошо, неважно, делаешь ли ты это в силу собственного характера или из-за каких-то других побуждений.

  2. boservas
    Оценил книгу

    Так вышло, что в детстве мне не привелось прочесть "Старика Хоттабыча", хорошие книжки в ту пору (70-е) были настоящим дефицитом, и Лагин мне так и не попался. Зато неоднократно был смотрен фильм.
    Однако, я не мог позволять себе такого читательского упущения до бесконечности, и поэтому, увидев, что в декабрьском "Книжном марафоне" предложена тема полетов, взял лагинскую сказку.

    Тема полетов действительно присутствует в книге в разных вариантах: полёт на ковре-самолёте, на ковре-гидросамолете, полёт сам по себе - за счёт волшебного искусства. Меня больше всего впечатлили подвиги Омара, ставшего спутником спутника Земли, и самого Хоттабыча, слетавшего в космос на орбиту к братцу, и вернувшегося обратно. Он выступил и в роли космического снаряда, и в роли первого советского космонавта, благополучно побывавшего в космосе, дело, ведь, происходит еще в 50-е.

    Да, о времени действия - я читал версию 1955 года, наполненную соответствующими политическими реалиями; пишут, что в варианте 38-го года политики меньше. Но, в любом случае, Лагин взялся за очень важную, и, в то же время, опасную тему - тему соблазна - соблазна владения и соблазна выделения. Возможности Хоттабыча дают советским пионерам шанс стать не такими, как все, а советские люди такими шансами не хотят пользоваться в принципе, потому что дороже всего - общественная справедливость, добытая в тяжелых революционных боях и первых пятилетках.

    В конце концов, Лагин - советский писатель, а советский писатель, пишущий для детей, должен их не столько развлекать, сколько воспитывать, поэтому и получаются главные герои безупречно правильные, способные не поддаться на любой соблазн.

    Сказочность "Старика Хоттабыча" не столько в сказочном сюжете, сколько в предлагаемой книгой идеальной социалистической реальности, с позиций сегодняшнего дня она выглядит более сказочной, чем стандартные чудеса джинна. Вот такой парадокс получился, отчего сказочный эффект только усиливается, и читатель понимает, что в самом деле оказывается в самой настоящей сказочной стране с молочными реками и кисельными берегами.

    Пара слов о соотношении книга/фильм. Сценарий, как указано в титрах, писал сам Лагин. Надо отдать ему должное, сценарий получился отменный, и, как следствие, фильм превзошел по качеству книгу, что случается крайне редко. Он получился более целостным и компактным, достигнуто это за счет выбрасывания нескольких сюжетных линий: мистер Вандендаллес, вояж в Италию, северная эпопея, эпизоды с братом Омаром. Да и будущее джинна в советской действительности в качестве артиста цирка - фокусника выглядит более убедительно, чем в роли радиста заполярной станции.

  3. zdalrovjezh
    Оценил книгу

    Из всего развлекательного искусства за всю жизнь невероятно сильное впечатление в положительном смысле слова произвели на меня всего два объекта: телесериал Коломбо и виниловая пластинка с аудиоспектаклем о старике Хоттабыче.

    Коломбо пересматриваю теперь каждый вечер, а Хоттабыча заслушала до дыр в детстве, а теперь как-то и забыла... Перечитав Хоттабыча, я на 147% пережила то детское счастье от прослушивания пластинки. Книга очень милая и классная, Хоттабыч все тот же местами мудрый местами беспробудно устаревший местами упрямый ребенок-старик. Их с Волькой приключения до сих пор веселят, а просоветской пропаганды там совсем не много, и, что самое удивительное, она адекватная!

    На пластинке версия книги была сокращена и немного изменена (хм, как такое может быть?), но тем не менее, при прочтении в памяти всплывали эти прекрасные, близкие сердцу интонации (до сих пор помню: "который повелеееел заключить меня в этот сосуууууд" или "на поле упали двадцать два ярко красных, сафьяновых мяча!").

    Очень милая и забавная книга. Хотите пилюлю ностальгии? Обязательно перечитайте!

Интересные факты

Известная всем присказка Хоттабыча при колдовстве «Трах-тибидох» присутствует в радиоспектакле 1958 г. (изданном также на грампластинке), но в книге её нет. Нет её и в фильме. В первом издании книги (1940 года) описано такое заклинание:
Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, приподнялся на ноги, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное слово «лехододиликраскало» и, обессиленный, опустился прямо на опилки, покрывающие арену.
Позже, в послевоенном издании, и во всех последующих, этого слова уже нет, описание такое:
Вместо ответа Хоттабыч, кряхтя, приподнялся на ноги, вырвал из бороды тринадцать волосков, мелко их изорвал, выкрикнул какое-то странное и очень длинное слово и, обессиленный, опустился прямо на опилки, покрывающие арену
Что интересно, вышеприведённое заклинание представляет собой не что иное, как первую строку иудейского литургического гимна встречи Шаббата (субботы) в ашкеназском (восточноевропейском) произношении, в буквальном переводе: «Иди, мой Возлюбленный, навстречу невесте (приветствуем лик субботы)». В современном иврите это звучит как «Леха доди ликрат кала...»
Хоттабыч рассказывает, что был заточён в кувшин Сулейманом ибн Даудом, при этом сам он верит в Аллаха, то есть является мусульманином. Но во времена древнееврейского царя Соломона (того самого Сулеймана), то есть в X веке до н. э., ислама ещё не существовало. Правда, подобный мотив встречается в «1001 ночи», в сказке о рыбаке, обманувшем джинна, причём у Лагина этим джинном оказывается Омар Юсуф.
Также Хоттабыч вспоминает о Харуне (Гаруне) ар-Рашиде, которого не мог знать, так как сидел к тому времени в кувшине уже полторы тысячи лет.