Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

У тебя иное имя

У тебя иное имя
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
3.86

Хуан Хосе Мильяс (1946, Валенсия) – испанский писатель и журналист, лауреат премий «Sesamo», «Nadal», «Primavera», а также Национальной премии в области прозы «Планета» (2007). Мильяс известен как создатель ряда небольших по объему, но чрезвычайно сильных по производимому впечатлению текстов, ставящих под сомнение грань между реальностью и вымыслом. Как говорит сам писатель, «мы живем во времена „культуры копии“, когда реальность является результатом соглашения». И потому, полагает он, ирония становится одним из наилучших способов исследования этой реальности. Именно ирония, тонкий психологизм и проницательность, умение видеть события повседневной жизни в совершенно неожиданных, фантастических ракурсах придают прозе Мильяса неповторимое своеобразие и очарование.

«У тебя иное имя» – роман, вполне отразивший своеобразие мильясовского стиля. Именно это произведение было удостоено престижной литературной премии Испании – «Nadal».

Лучшие рецензии
igori199200
igori199200
Оценка:
22

Рассказы Мийяса (буду писать его фамилию, как она произносится на испанском, а не в транслитерации на русский) оставили такое сильное впечатление и доставили так много удовольствия, что я тут же бросился читать что-то из романов этого современного испанского прозаика и журналиста, очень известного и авторитетного в королевстве у Пиренейских гор и Средиземного моря.
Вначале я получал от чтения все то же удовольствие, поражаясь таланту Мийяса как рассказчика. Но дочитав роман, я понял, что ему чего-то сильно не хватает. Потому что, дочитав, чувствуешь себя несколько обманутым. Но — по порядку.
В романе Мийяса "У тебя другое имя" три пласта действия.
Первый пласт — отношения психоаналитика Карлоса, его жены Лауры и его же пациента Хулио (довольно неприятного типчика). Обозначим эту линию так. Карлос и Лаура давно живут в браке, у них есть дочь, но любовь прошла. Поэтому Лаура идет на сторону с человеком, с которым познакомилась в парке. Этот человек на стороне — правильно, Хулио, пациент ее же мужа. Хулио, не подозревающий, что спит с женой своего психоаналитика, вываливает на сеансах психотерапии всю правду-матку об отношениях с "незнакомкой из парка". Доктор Карлос не дурак и что речь идет о его жене, он догадывается. Но коварный психоанализ во главе с похихикывающим из-под надгробной плиты Фрейдом нашептывает Карлосу, что он, возможно, на подсознательном уровне, влюблен в Хулио, своего пациента. Мило, правда? Все в лучших испанских традициях.
Второй пласт — уже упомянутый Хулио работает в крупном издательстве. И ему нужно вычитать рукопись молодого автора, которому он, несостоявшийся писатель, страшно завидует. Поэтому мы вместе с Хулио читаем эти рассказы. И наслаждаемся совершенно безумными сюжетами, которые вторгаются в основную нить повествования и разбавляют ее. Мне особенно понравился рассказ, в котором муж задумывает убить жену, но пишет вместо этого рассказ с аналогичным сюжетом, а жена, прочитав рассказ и догадавшись, что речь идет о ней, решает отомстить мужу — кончает с собой так, как описано в рассказе, чтобы подозрение пало на супруга. Рассказ тем временем уже попал на лит.конкурс, и муж, чтобы отвести от себя подозрения, вынужден убивать всех, кто этот рассказ прочел. А каждый раз убитый успел отдать рассказ на прочтение кому-то другому из комиссии. В общем, абсурд и стеб в их лучших традициях. А вместе с тем, весь этот план — в лучших традициях метапрозы.
И, наконец, третий пласт — возможно, вся история с психоаналитиком и Лаурой — только сюжет романа, который обдумывает несостоявшийся писатель Хулио. Или это все-таки реальность? Или задумка романа? Или реальность, изменяющаяся под задумкой романа? И Хулио сам же меняет свою жизнь, сочиняя роман, автор самого же себя? В общем, в лучших традициях постмодернизма.
Еще есть в романе аллюзии на творчество Хичкока, которые затем повлияют на финал. Но при всем потенциале произведения заканчивается роман как-то... ничем что ли. И оставляет легкое разочарование. А этого очень бы не хотелось, потому что потенциал у романа — огогого. И можно было развить прекрасный сюжет. Но такое ощущение, что Мийясу просто надоело его произведение, и он решил побыстрее его закончить.
В общем, читать было приятно. Но ожидал большего. До шедевра роман не дотягивает. А хотелось бы.

Читать полностью
Unikko
Unikko
Оценка:
17

Инфантильность – болезнь, ну или отличительная особенность, кому что больше нравится, представителя современной западной цивилизации. Может быть, явление это закономерное и определяется временем, в которое мы живём: всё-таки начало века, что там, тысячелетия! Новая заря человечества… и прочее. А может, это результат технического развития и крайнего упрощения бытовой жизни – если ещё совсем недавно всё сводилось лишь к нажатию кнопки, то уже сейчас и того проще – нужно просто «потыкать» пальцем в пресловутый сенсорный экран (да-да, звучит неэстетично, также и выглядит) - с одновременным «осложнением» жизни духовной – в связи с отказом от прежних религиозных верований, без предоставления альтернативной «опоры».

Как бы то ни было, взрослеет современный человек, если это и происходит в принципе, довольно поздно, что, безусловно, нашло своё отражение и в современной литературе. Вот типичные герои «новых романов» периода инфантилизма: ОН (тут надо отметить, что романы пишутся исключительно от первого лица, и как правило, лица мужского) - за сорок, высшее образование и интеллектуальная профессия (может быть служащим, но рабочим - никогда), разведен или вдовец, имеет ребенка, как правило, одного.
ОНА – его ровесница или чуть младше, замужем, но в браке несчастлива, не работает или работой не удовлетворена, при этом «живет богатой внутренней жизнью». И кроме неустроенной личной жизни и неудовлетворенности жизнью профессиональной объединяют героев ещё сложные отношения с собственными родителями. Банальный кризис среднего возраста, скажет кто-то. Это, конечно, самое простое объяснение, только оно ничего не объясняет.

Поскольку мы уже достигли нулевой степени, не только в искусстве - литературе, живописи и музыке, но даже… в военном деле, насколько можно считать такой степенью создание и распространение атомной бомбы; то с большой долей вероятности можно ожидать – вот-вот грядёт нечто Новое. Нет, «У тебя иное имя» - ещё не новое слово в литературе, но как представляется, слово характерное для литературы уходящей.

Вернёмся к нашим героям, в центре сюжета – конечно, знакомство: ОН встречает ЕЁ… История любви, можно подумать? В мире, где нет места рыцарским поступкам, а рыцари ещё (да-да, в этом я уверена) остались, история любви, заслуживающая быть сюжетом романа, неотвратимо превращается в трагедию. Нет, это вечная история лукавства, иными словами, как женщина использует своего любовника, чтобы или избавиться от мужа, или полюбить его (мужа то есть) снова… Совершенно в духе женского (т.е. непризнаваемого и самоотрицаемого – ни в коем случае, как можно подумать?) коварства, пределы которого, как известно, «не изведаны и по сей день». Или в терминологии Ремарка – использование мужчины в качестве «костылей», которые нужны или чтобы наконец-то уйти от мужа, или снова стать ему верной (а нередко и сам муж был тем "костылем", что помог уйти от родителей или осуществить Великую мечту - родить ребенка). История коварства, поскольку так уж ещё со времен Каренина повелось: муж, пусть и со всеми своими недостатками, но жену, как выясняется, всё-таки любит, а вот она - никогда и не любила вовсе. Подобная история и здесь, но более «запутанная»: кто ещё кого использует, пытается продемонстрировать нам автор!

Роман «У тебя иное имя» напоминает фабулой (именно фабулой, не сюжетом и тем более не композицией) книгу Грэма Свифта «Свет дня» , напоминает лишь отчасти, более того, Мильяс - гораздо более искусный постмодернист. Роман его – настоящая металитература, когда писатель «отождествляется» с главным героем, а сама книга оканчивается написанием романа под названием… совершенно верно, «У тебя иное имя».
И поскольку, обязательное явление постмодернизма – присутствие в романе если не самого психоанализа в чистом виде, то по крайней мере психоаналитика в качестве персонажа – здесь это врач главного героя, то с большой долей вероятности можно предположить, что значительная часть событий романа скорее вымышленная… Или по крайней мере представлена в искаженном виде, вовсе не так, как это происходило в действительности.

И несколько слов о заглавии романа: имя имеется в виду героини, и имя это непростое – Лаура, хрестоматийный символ возлюбленной и музы Художника, но в то же время символ любви «придуманной», поэтичный, идеализированный образ. А почему иное – ответ на этот вопрос в романе, и будет над чем поразмышлять.

Читать полностью
jenianm
jenianm
Оценка:
10

Роман Хуана Хосе Мильяса «У тебя иное имя» вышел в журнале «Иностранная литература» № 1 за 2012 год в переводе Надежды Мечтаевой.

Произведение Мильяса, в сущности реалистичное, не лишено оттенка магического реализма или постмодернизма — это с какой стороны посмотреть. Автор переплетает в тексте литературу и реальность, смещает позиции писателя и его героя, связывает нерасторжимыми мистическими связями всех значимых персонажей своего произведения. Эти связи формируют замкнутый мирок, силящийся выйти за собственные границы, но вновь возвращающийся в себя, сродни тому как мяч на резинке начинает возвращаться в ладонь бросавшего как раз тогда, когда казалось, что он вот-вот коснется асфальта.
Переплетение взаимосвязей составило и основу сюжета, который в равной мере запутан и предсказуем. С одной стороны, повествование призвано, подобно детективной истории, увлечь читателя, и с этой задачей оно вполне справляется. С другой — ни один поворот сюжета не выглядит неожиданным ходом, догадливый читатель идет впереди автора, из-за чего получается, что автор постоянно разъясняет то, что было понятно уже несколько страниц (а порой и глав) назад.
Персонажи просты и похожи: все мужчины — чуть ли не зеркальные отражения героя, все женщины чем-то напоминают героиню. Это обстоятельство можно с равной долей уверенности трактовать и как авторскую задумку (ведь роман называется «У тебя иное имя», почему бы не поразмышлять о том, что каждый человек может быть кем-то другим и в сущности все мы похожи?), и как авторскую недоработку, неумение наделять героев индивидуальностью. Конечно, у героя и героини есть особые черты, отличающие их друг от друга и от прочих персонажей, но эти черты не составляют целостного образа и потому выглядят надуманными, добавленными «для разнообразия». Особенно ясно это можно проследить на примере героини, которая выделяется из массы прочих женщин лишь тем, что время от времени ведет дневник, в котором играет со словами:

«Что так, что эдак дальше будешь; у семи нянек дитя в мутной воде; в тихом омуте не суйся в воду; будь как дома, а табачок врозь; тише едешь людей насмешишь; любишь кататься готовь сани летом; сколько веревочке ни виться, а провожают по уму; всяк кулик и швец жнец…»

В пользу же авторской задумки говорит, например, следующий отрывок, в котором герой замечает сходство между собой и другими:

— Откуда у вас это желание — вы уже много раз об этом упоминали, — чтобы все вас любили и все вами восхищались?
— Потому что, как мне кажется, это лучший способ скрыть то глубокое презрение, которое я испытываю к людям. Звучит возмутительно, согласен. Но тут я должен пояснить: я презираю в людях то, что мне не нравится в самом себе: пошлость, противоречивость, запах изо рта, тупость, перхоть, запоры, холестерин — вот несколько примеров из разных областей.

Тем не менее, представляется, что если мысль об авторской недоработке все-таки возникает в голове у читателя там, где он должен был усмотреть лишь художественный замысел, недоработка имеет место быть и замысел не совсем удался.
Несложный стиль повествования, предсказуемость сюжета, схожесть персонажей, топорность реплик в диалогах неизбежно вызывают ассоциации с дешевым сериалом, сводя на нет все прелести приемов магического реализма и постмодернизма, интересное построение и необычность идеи автора.
Так мы сталкиваемся с еще одной проблемой и еще одним противоречием. Неподготовленный читатель, привыкший к поверхностному чтению, увидит здесь лишь захватывающую увлекательную историю, которая поможет приятно скоротать время. А читатель разборчивый, привыкший вдумчиво относиться к литературе, может быть разочарован или даже раздражен посредственностью изложения и неестественностью описываемых героев и событий.
Интересно, что свое мнение о последнем утверждении сам автор высказывает в романе, но звучит оно почему-то как оправдание:

«Жизнь полна невероятных происшествий, которые являются отличным материалом для газетных репортеров, потому что, насколько бы невероятными они ни казались, они являются свершившимся фактом. Однако те же самые происшествия в романе будут выглядеть фальшиво. Законы правдоподобности различны для реальности и для художественной литературы».

Произведение выглядит недотягивающим до нужного уровня, высокохудожественным скорее потенциально, чем действительно.

Читать полностью
Оглавление
  • Один
  • Два
  • Три
  • Четыре
  • Пять
  • Шесть
  • Семь
  • Восемь
  • Девять
  • Десять
  • Одиннадцать
  • Двенадцать
  • Тринадцать
  • Четырнадцать
  • Пятнадцать
  • Шестнадцать
  • Семнадцать