Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Саламбо

Саламбо
Бесплатно
Добавить в мои книги
709 уже добавили
Оценка читателей
3.67

Гюстав Флобер в романе «Саламбо» обратился к истории древнего Карфагена (III век до н. э.) и создал удивительно живописное произведение, в котором обилие исторической конкретики, описание материальной культуры, нравов не заслоняют нравственных и философских проблем, понятных и близких современному читателю: любовь и верность, доброта и жестокость, цивилизация и варварство. У Саламбо – романтическая натура и драматическая судьба; любовь и смерть – вот начало и финал ее жизни на страницах романа.

Лучшие рецензии
Aedicula
Aedicula
Оценка:
55

   Саламбо - обладательница этого прекрасного имени, стала камнем преткновения всех действующих лиц романа. На устах с этим именем умирали жители Карфагена, считая ее виновницей нарушения обета, похищении заимфа и падения города; с этим именем, как с оберегом, шли на войну солдаты по приказу ее отца, чтобы больше не вернутся; не раз от этого имени сжимались кулаки расчетливого суффета, отца Саламбо, видевшего в дочери свою слабость и поражение; это имя, глядя на Луну зовет Мато, бесстрашный начальник варваров, предводитель наемников, полюбивший однажды дочь Карфагена. Лишь Саламбо беспрепятственно принимает свою судьбу, добросовестно моля богиню Танит о благосклонности к своему городу.

   Книга великолепна в своем неповторимом историческом свете и рассказывает не столько о любви, которой так и не испытала Саламбо к Мато, сколько о восстании наемников в Карфагене, которое войдет в историю как Ливийская война, "война без перемирия", произошедшая в 240-238 годах до нашей эры. Флобером проделан колоссальный труд в изучении ранней карфагенской истории из которой он и создает свой шедевр - он дает не только новую жизнь "безымянной дочери Гамилькара", но и создает легенду о ее влиянии на ход военных событий!

Дальше, не много...

Битва под Карфагеном. / "Саламбо"
   Особо детально переданы сцены батальных сражений, настолько сочно и в красках, что ужасы древней битвы оживают перед глазами. Местами впечатляют тяжелые моменты, что не хочется верить автору, хочется верить, что это лишь способ поразить воображение читателя - как, например, главы сожжения маленьких детей в жертву богу Молоху! Непроизвольно выступали слезы, когда старый раб, пытался выпросить у суффета своего маленького сына, который должен был заменить царевича на жертвенном одре... Но, к сожалению, это не выдумка:
Но впоследствии археологи подтвердили правоту (Флобера), угадавшего страшную правду. Был раскопан тофет — место захоронения, где нашли обугленные детские кости, останки жертв Молоху. Надписи и следы гнусных обрядов воскрешают картины из прошлого Карфагена: неистовые, полубезумные толпы, алчный идол, смрад горящего человеческого мяса, заглушаемый дымом благовоний... На одном карфагенском памятнике сохранилось изображение жреца, который держит в руках ребенка.

   Ужас, отчаяние, человеческая дикость и реки крови - всем этим буквально переполнены страницы "Саламбо". Особенно хочется выделить дикость людей, не зря прозванными варварами, в одичавших характерах которых проявлялись зачастую черты, достойные настоящих мужчин! Удивительные сочетания.

   И напоследок, не смогла удержатся, это аллюзия истории Саламбо и Мато с легендой о Танит (с которой и сравнивали Саламбо) и Апполоне. В начале книги Саламбо из собственных рук преподносит Мато вино, после чего, тот влюбляется в нее, также как по легенде, когда Танит напоила Аполлона вином, чтобы тот снова и снова возвращался к ней.

Читать полностью
a_r_i_n_a
a_r_i_n_a
Оценка:
24

«История любви дочери военачальника Гамилькара Саламбо и вождя варваров Мато разворачивается на фоне бурных событий восстания наемников против Карфагена в третьем веке до нашей эры» (из аннотации). И вот на историю любви на фоне, и еще фамилию автора я и купилась. А оказалось, что это история войны и где-то параллельно – та самая история любви, которая постоянно вызывала недоумение и временами умиление из разряда «и чего это над современными авторами любовных романов издеваются, когда классики загибали еще круче».

Война здесь очень жесткая, без романтических приукрас, часто бессмысленно жестокая, но очень натуральная и достоверная. Описания красочные, но без смакования, как простое перечисление фактов и свершившихся событий, и от этого очень верится, что было именно так. Распятые на крестах львы (так крестьяне пытались запугать захватчиков), отрубленные хоботы у слонов (так войско развлекалось), смердящие трупы на улицах осажденного города, каннибализм, массовое жертвоприношение детей богам и прочие радости выживания.

Главный влюбленный совсем не романтический герой, когда его войску в походе стало не хватать еды, он приказал не кормить много лет ходивших с войском женщин и родившихся в походе детей, потом потребовал отогнать их в пустыню, а против тех, кто все-таки стал возвращаться, направил конницу с пиками.

И вот на таком полном реализма фоне очень странно и нереалистично выглядит любовная линия.
Первая встреча героев, пир армии наемников, которым правитель уже долго задерживал оплату за долгий поход. Пир рядом с дворцом этого правителя. Веселье в разгаре, пьяное войско уже истыкало стрелами львов в загородке, под дружный хохот сварило священных рыб, живших в озере в саду, малость подралось, поубивало немножко рабов и теперь требует еще вина, мяса, золота и баб и всерьез раздумывает, не пойти ли грабить неохраняемый дворец. И тут из дворца выходит ОНА, дочь правителя – юная благочестивая дева, в традиционном наряде, усыпанном драгоценностями, и, заламывая руки, начинает стенать по погибшим рыбам, взывать к совести воинов, сотворивших сие, а потом переходит на пение легенд о богах, грозно при этом жестикулируя. И пьяное войско с первых секунд в оцепенении замолкает и старательно слушает ее, невзирая даже на то, что дева глаголет на ханаанском, которого никто не понимает. И, допев и договорив, она оттуда тихо и спокойно ушла, когда рядом все-таки завязалась драка. В дальнейшем любовная линия была не более реалистичной, и, на мой взгляд, какой-то чужеродной в этой книге.

Но основное в книге - это война, а не любовь, а война здесь очень неприглядная и страшная. Нынешние военные хроники в новостях такого жуткого ощущения не оставляют у меня, как оставили простые и не слишком подробные описания войны в этой книге. Все-таки Флобер – потрясающий мастер слова, не ожидала я таких сильных впечатлений от книги.

Читать полностью
ma-d-spb
ma-d-spb
Оценка:
22

Какая-то невероятная книга. Буйством красок и некоторыми описаниями напоминает Гюисманса или иный отрывки из уайльдовского "Портрета".
Читать страшно и душно. Потому что изо всех щелей выпирает человек как он есть, со всеми животными инстинктами, собранными, и кинутыми в лицо читателю. "Вот, смотри, что ты из себя на самом деле представляешь!" Беспрерывная оргия, кровавая бойня, настолько тщательно выписанная, что почти слышишь хруст сухожилий, звук разрываемых связок, последний стон каждого умирающего - на поле боя, на кресте, посреди толпы. Чувствуешь запах крови, разлагающихся трупов и гниющей еды. Видишь последние мгновения Ганнона, торжество Нар Гаваса и Гамилькара.
И под конец не знаешь - ужаснуться то ли жестокости древнего ужаса, порождений Молоха и жертво приношений и откреститься от всего этого, то ли самому себе, внезапно заметив это языческое безумство внутри.

Читать полностью
Лучшая цитата
Саламбо, подобно своему супругу, поднялась с чашей в руке, чтобы тоже выпить. Но она тут же опустилась, запрокинув голову на спинку трона, бледная, оцепеневшая, с раскрытыми устами. Ее распустившиеся волосы свисали до земли.
Так умерла дочь Гамилькара в наказание за то, что коснулась покрывала Танит.
В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
В нормандском имении Круассе, где Флобер написал роман, в память о нём была в 1922 г. установлена привезённая из Туниса пуническая колонна, хотя сам особняк писателя к тому времени был снесён.

• Вслед за Берлиозом на полный экзотических декораций и драматических коллизий роман обратили внимание и другие композиторы. Теофиль Готье предлагал написать по роману либретто для оперы Верди. Модест Мусоргский принялся за оперу «Саламбо», которая осталась незаконченной; та же судьба постигла и оперу Иоганна Генриха Бека. В 1906 году за тот же сюжет брался Рахманинов.

В общей сложности, сюжетным перипетиям «Саламбо» следуют шесть опер и балет. Постановкой оперы с таким названием занят Чарльз Фостер Кейн в знаменитом фильме Орсона Уэллса (арию написал Бернард Херрманн). Роман неоднократно экранизировался. Отдельные сюжетные ходы романа были использованы в знаменитом пеплуме «Кабирия» (1914).