Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Шантарам

Добавить в мои книги
11402 уже добавили
Оценка читателей
4.25
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    1308

    Дорогой друг! Пишу тебе из окопа. Подозреваю, что многичисленная армия поклонников этой книги будет в ярости. Наконец-то закончились 16 дней моих мучений и я дочитала таки эту книгу размером с телефонный справочник. Хитрецы-издатели наверняка используют грязные методы гипноза и нейролингвистического программирования, потому что разумного объяснения бешенной популярности этой книги у меня нет. Если исходить из утверждения на обложке

    "Человек, которого "Шантарам" не тронет до глубины души, либо не имеет сердца, либо мертв, либо то и другое одновременно.".
    Джонатан Кэрролл

    диагноз ясен, я - бревно бессердечное.

    Возможно, дело в том, что я не люблю индийские фильмы. Между ними и книгой много общего. Она так же затянута, ГГ, конечно же, благороден, но страдает самолюбованием, всё очень пафосно и слезовыжимательно, и совершшшшшшенно уморительные драчки. Ну не верю, не верю я, что если человека избивают бамбуковыми палками с расщепленным концом несколько часов подряд, в несколько рук, и несколько смен избивающих (так как прежние притомились) то он может выжить и не стать даже калекой. Потом весь в кровяке он валялся в тюремной грязи со всеми признаками сепсиса, но все чудом прошло стоило ему только промыть раны. Ну что за бред.
    Подозреваю, что в детстве маленького Дэвида Робертса заперли одного в комнате на неделю, а из развлечений оставили один толковый словарь, что, несомненно, отразилось в его творчестве. Он узнал много новых слов и решил обязательно использовать их при случае. Блеснуть, так сказать, эрудицией.

    Когда я поцеловал ее, грозы, назревавшие в глубине ее глаз, разразились в наших ртах, а слезы, струившиеся по ее пахнущей лимоном коже были слаще меда, продуцируемого священными пчелами в жасминовом саду Храма Момбадеви.

    Я мог бы так и остаться лежать лицом в грязь с бешено колотящимся, словно передающим земле свой сейсмический ужас сердцем, если бы не моя лошадь.

    Нож, воткнутый в грязное жилистое горло, как приток в русло реки.

    -Спасибо, - ответила она, глядя на меня с такой страстной интенсивностью, что сердце у меня стало колотиться о грудную клетку.

    Я могу таким образом сюда полкниги переписать. Через 30 страниц подобного текста я была готова рыдать кровавыми слезами из жалости к себе и своему потерянному времени. Но так как книгу мне подарили, то надо было дочитать как минимум из уважения к дарителю.

    Затем маленький Грегори решил стать окулистом, что-то там видимо не сложилось, но любовь к глазам никуда не делась. Это слово встречается по три раза на странице, и иногда описания глаз принимают весьма причудливые формы.

    Мои глаза отправились в свободное плавание без руля и без ветрил по океану, мерцавшему в ее невозмутимом твердом взгляде. Ее большие глаза поражали своей интенсивной зеленью. Такими зелеными бывают деревья в ярких живописных снах. Таким зеленым было бы море, если бы оно могло достичь совершенства.

    Красивый, как Омар Шариф в день своего тридцатилетия, смертельный, как подкрадывающаяся черная пантера, с глазами цвета песка на ладони за полчаса до захода солнца.

    Я в который раз попытался мысленно подобрать природный эквивалент зеленого пламени в ее глазах. Мне приходили на ум опалы, листва и теплые морские отмели на коралловых островах. Но живые изумруды ее глаз в золотистой солнечной оправе сияли мягче, намного мягче. В конце концов я нашел естественную зелень, идеально соответствовавшую цвету ее прекрасных глаз.

    В глазах его набухли красные прожилки, как на кулаках у боксера

    Глаза его были такого же цвета, какой приобретает песок у тебя на ладони за несколько минут до того, как солнце опустится за морской горизонт.

    И пусть в своем мнении я буду так же одинока, как "моджахед на вершине горы на часовом посту в ночь перед решительным боем", зато честна перед собой, как доблестный Шантарам и моя сердечная мышца не будет тревожить меня в темный предрассветный час.

    Читать полностью
  • violet_retro
    violet_retro
    Оценка:
    393

    Еще с первых строк этой книги я влюбилась в ее терпкий, чувственный слог. Яркие краски Бомбея окружили меня плотной стеной, помогая забыть об окружающей зимней серости каждый раз, когда я открывала эту волшебную книгу, полную чудесных контрастов. Никогда прежде мне не хотелось в Индию так сильно, чтобы увидеть ее живьем, так, как ее увидел автор, вместе с печальными трущобами, горделивыми высотными домами и крохотными деревеньками…

    Ладно, выдыхайте. На самом деле, все просто ужасно. Ужасно от первой буквы и до последней сноски. Начнем с примечаний. Джаггернаут оказывается просто статуей Кришны, типичные немецкие междометия исковерканы, приключения проститутки, поведанные на немецком, зачем-то в русском варианте изменены. Не буду вдаваться в грязные подробности, чтобы ненароком не оскорбить кого-нибудь упоминаниями члена всуе, но, тем не менее, смею надеяться, что даже нежные натуры не рады обнаруживать перевод «лепестки фиалки» в примечании к слову «Scheiße», следовательно, внезапная цензура вызывает некоторое недоумение.

    Но главный тут, конечно, авторский текст. О, это похоже на медленную извращенную казнь, где человека топят в меду. Раздражает до аллергического почесывания. Не буду голословной. Готовьте кулечки, я отсыплю вам парочку приторных карамелек авторской мудрости!

    Я смотрел на окружающий насквозь промокший мир и думал о той реке, что течет в каждом из нас, где бы мы ни жили. Это река наших сердец, наших сердечных желаний. Это чистая, глубочайшая истина, показывающая нам, кем мы являемся и чего можем достичь.

    А? Еще?

    Истина в том, что нет хороших или плохих людей. Добро и зло не в людях, а в их поступках. Люди остаются просто людьми, а с добром или злом их связывает то, что они делают – или отказываются делать.

    Очень красиво, правда?

    Но можно сказать, что после того, как мы покинули море, прожив в нем много миллионов лет, мы как бы взяли океан с собой. Когда женщина собирается родить ребенка, у нее внутри имеется вода, в которой ребенок растет. Эта вода почти точно такая же, как вода в море. И примерно такая же соленая. Женщина устраивает в своем теле маленький океан. И это не все. Наша кровь и наш пот тоже соленые, примерно такие же соленые, как морская вода. Мы носим океаны внутри, в своей крови и в поту. И когда мы плачем, наши слезы – это тоже океан.

    Это плохо, отчаянно плохо. Плюсом кое-как можно посчитать только линейную композицию – тонуть в меду читатель будет прямо вниз, сворачивать в липкие ароматные субстанции флэшбеков и оригинальных сюжетных решений не придется. В остальном же – беспросветный ужас. Притянутая за уши псевдофилософия, появляющаяся в самых неожиданных местах, растянутые косноязычными сравнениями предложения («прутья грудной клетки» это вам не фунт панира!) , повторы-повторы-повторы одних и тех же эпитетов и описаний, сомнительное авторское самолюбование и похожие на марионеток герои. Все они красивы и обаятельны до тошноты, если речь о зарплате, то учтите, бедняжки-индусы получают не доллары, а центы, центы, центы, а не доллары, главный герой способен пережить любые повреждения и травмы без особых усилий, главари разных бандитских шаек сплошь мудрые и власть капает с кончиков их усов, в глазах каждого прохожего можно утонуть, а улыбкой дышать как воздухом. И все эти деревянные чурбанчики пляшут на фоне картонной Индии, полной добродушных прокаженных и укуренных монахов. Ни то, что автор хочет рассказать читателю, ни то, как он это делает, не вызывают радости совсем.

    А если еще и учесть размеры произведения, становится мучительно больно за бесцельно прожитые часы. Слава статуе Кришны, это уже закончилось, прошло, оказалось позади, миновало и уплыло на реке жизни прочь от меня. Спляшу, нарядившись в зеленое, как мои глаза на берегу северного моря в рассветный час, сари и тысячу звонких браслетов, на угольках вымышленных бомбейских притонов, и моя рыжая как шерсть грустной осенней лисицы в сумерках понедельника коса, пропитанная кокосовым маслом, будет сиять в сто тысяч раз ярче самой искренней индийской улыбки.

    *удаляется, напевая*
    Пам-парам Шантарам
    Очень распрекрасный срам
    Пам-парам Шантарам
    Наказание глазам...

    Читать полностью
  • red-haired
    red-haired
    Оценка:
    285

    "Два первых черновика объемом 600 страниц, плод шестилетнего труда, были уничтожены тюремщиками…Но я все-таки закончил этот роман, написанный кровью, слезами и ликованием, только потому, что мне помогали очень многие люди."
    Грегори Робертс.

    Грегори Роберт для меня - это человек, который не знает, когда надо остановиться. К тому же, я искренне считаю, что лысеющим мужчинам нельзя носить длинные волосы: либо лысина, либо шевелюра. Если роман уничтожали раз за разом, а черепушку все больше видно - стоит остановится, чувак, космос тебе намекает.

    Я читала роман, как он был написан – в мучениях, вперемешку с слезами, ликованиями, проклятьями, кровью из ушей и паром из макушки. Это не книга - это убийца. Она сметает все: время, настроение, вдохновение. Она настолько плоха, что я даже не смогла себя собрать с силами, что б разозлится на нее. Она никакая и огромная.

    Автор, как бы перевоплотившись в главного героя, пытается с каждой второй страницы сказать «посмотри, какой я классный» с характерным движением по груди в стиле стриптизеров 90-х. Лин, как любит говорить моя подруга: «На все руки мастер - стрижет, *бет и зубы рвет». Он вор, философ, доктор, боец, мыслитель, посредник, полиглот, наркоман, аферист. И это все с тонким виденьем прекрасного, ранимой душевной организацией и романтичной душой недолюбленного ребенка.

    Женские же образы прописаны плохо. Из рук вон плохо. Они никакие. В сознании автора уселось, что любофффь и знойная красотка есть в каждой книге - а у него ничем не хуже, значит красотке быть. А если есть своенравная шикарная девица - значит она должна заставить главного героя страдать и стенать, ибо такова его участь.
    Прочие же наркоманки, проститутки, индуски - настолько шаблонны, что их не спасли даже эротические пертурбации. Робертс сумел даже о сексе написать гадко и с душком. Какое там кокосовое масло...

    Дальше...

    Индии мне было мало. Хотелось больше ситуаций, больше типажей, больше эмоций! Тут я начинаю понимать, что меня бесит в этой книжке....прожив столько лет в настолько уникальной и многогранной стране, автор решил ее использовать только как рамку для героя, выдвинув на первое место эго, спрятав и недосказав именно о том, что может удерживать внимание.

    Я не знаю, как в тюрьме было с питанием, но еду явно недосаливали. Ибо 860 страниц - это понос. Что возвращает меня к мысли о проблемах с контролем. 2100 страниц в читалке и/или 48 часов аудио - плохого слога, немыслимых ситуаций, недофилософии, бесконечного геройства и вечной наркомании.

    "Шантарам" - это такой себе слоёный майонезный салатик, бохато украшенный и в самой большой тарелке, это сочетание куриного филе и сельди, вареного риса и крабопалок, где размышлизмы - вместо смазки.
    И укропчик, шоб полезненько.

    Читать полностью
  • Elessar
    Elessar
    Оценка:
    212

    Я никогда не думал, что автобиографическая книга о жизни бомбейского гангстера по концентрации приторно-карамельной ванильности может превзойти признанных мастеров романов для чувствительных барышень. А вот может, жизнь, оказывается, внезапна и удивительна. С другой стороны, в фаворе сейчас типажи самые разные, но неизменно нетривиальные - от лондонского детектива через скандинавского бога к эльфийскому королю. Чем необычнее то есть, тем лучше. Всякие там лётчики, моряки и прочие простые романтики забыты, это уже прошлый век. А вот герой Робертса, то есть, простите, сам Робертс, в общем и целом годится. Он сразу и мыслитель, и романтик, и любовник, и опасный криминальный тип, и интеллектуал, и альтруист, и гуманист и чёрт знает, кто ещё. Гений, плейбой, филантроп, миллионер, ага. Такой, значит, персонаж, который может откусить человеку кусок щеки или выдавить глаз, а потом долго плакать над умершим щеночком. Тонко чувствующая натура, способная при случае разбивать людям черепа, это ли не идеал? Понятно, что многое автор о себе приврал, но всё равно пробиваться через все эти тонны самолюбования физически тяжело. Сначала-то нота была взята верная, и Лин напоминал мне этакого керуаковского бродягу-симпатягу, но потом что-то сломалось, и началась монотонная штамповка глав. Герой куда-то пошёл, с кем-то поговорил, что-то сделал, непременно порефлексировал и закончил главу лирико-философским отступлением на пару страниц. Довольно скоро я насобачился просматривать эти кладези мудрости по диагонали, чтобы не слишком укарамелиться, но и не пропустить удачные моменты, которые, скажу справедливости ради, всё же были. Глобальный сюжет и вообще магистральная интрига появляются в книге непозволительно поздно, что непростительная ошибка для огромадного кирпича, не блещущего ни интересными мыслями, ни ярким языком.

    Сюжет, на самом деле, лучшее, что есть в книге. Ни история любви, ни размышления о боге и смыслах бытия, ни поиски духовного наставника и отца в лице старого мафиози меня не впечатлили. Это скучно, наивно, банально. Индия картонна, нарисована какими-то смазанными штрихами и по подлинности примерно соответствует болливудскому фильму с танцами и плясками. В книге есть момент, когда один гангстер пересказывает другим сюжет нового хита. Спасаясь от полиции, предприимчивый вор прячет украденный бриллиант в вещах красавицы-танцовщицы и пытается потом завоевать сердце девушки, чтобы подобраться поближе и забрать украденное назад. Братки внимательно слушают, после чего один из них интересуется, почему герой сразу не пристрелил девушку. Ну а чего, просто, быстро, эффективно. И, главное, жизненно. Вот так авторские философские писания, подозреваю, и соотносятся с суровой правдой жизни. В Бомбее Робертс бил людей, барыжил валютой, поддельными паспортами, а потом и героином. Роковая любовь, обаяние и искренность трущоб, улыбка Прабакера, сцена на поезде и прочая милота почти наверняка вымышленна. В пользу этого говорит и совершенно книжная, изящно выстроенная многоходовка Кадера. В жизни так не бывает, слишком уж всё сюжетно для роковой игры случая.

    На самом деле, Робертс очень хорошо почувствовал витающую в воздухе идею идеального романа об авантюристе-мечтателе. В этом есть, несомненно, что-то подлинно трогательное и одновременно кинематографичное. Эстетика востока, глубокие переживания и чувства, эмоции напоказ, контраст небоскрёбов и лачуг бедноты, яркие краски одежд, витающий в воздухе запах пряностей, танцы и музыка, переплетённые тела влюблённых на песке у моря, кровь, смерть и медведи. Но Робертсу банально не хватило таланта и умения вовремя остановиться. Он украл, вытащил эту историю из этих ваших чертогов разума - ноосферы - коллективного бессознательного и на живую нитку пришил к собственной жизни, распял, можно сказать, на кресте гвоздями. Пришпил, чёрт его дери, эту эфемерную красоту к своим грабежам, пробитым черепам и героину, как бабочку к куску картона. Вор, грабитель! Неслучайно мы почти ничего не знаем о прошлом героя, о том, что случилось с его семьёй. Неслучайно скрыт от нас и финал истории - арест, катарсис, раскаяние, примирение с собой. Ничего этого не было, Робертс совсем не тот, кем хочет казаться, его попросту взяли с поличным, нашли героин, стопку фальшивых паспортов и отправили на нары. Нет там никакого духовного поиска, книга кончается тогда, когда у автора выходит запас придуманных картинок из жизни своего идеального героя. Иногда перед сном я придумываю себе новую жизнь. Вероятно, в тюрьме Робертс от нечего делать тоже придумал себе идеальную жизнь-оправдание и присвоил её.

    А самое смешное, как по мне, то, что наиболее увлекательные и талантливо выписанные фрагменты - про кровь, смерть, героин, пробитые черепа и кровавую рану вместо лица. То, что действительно прожито, вырезано на кости, выблевано и выплакано кровавыми слезами. То, что и вправду было. Но Робертс не хочет себе такой жизни, не хочет признать себя соучастником, грабителем, наркоманом и наркоторговцем. Он хочет быть Шантарамом, философом и интеллектуалом. И что? Я вот хотел бы быть великим певцом, как Фредди Меркьюри, чтобы собирать стадионы плачущих от восторга обожателей, чтобы люди в самые страшные моменты своей жизни включали мои песни, и им становилось хоть чуточку лучше. Вы, я уверен, тоже чего-то такого хотите. Вот и Робертс, он в своём праве мечтать и даже вправе попытаться уже постфактум с помощью этой своей книги дотянуться, допрыгнуть до несбывшегося, сделать неслучившееся правдой и памятью. Но это не книга гения и не книга о праведнике, ни разу. Простите.

    Читать полностью
  • Obright
    Obright
    Оценка:
    150

    Судьба не лжет.
    Мне не нравится, когда уже одной только аннотацией к книге тобой, как читателем, пытаются "умело" манипулировать. Вот такие отзывы меня выводят из себя: "Человек, которого "Шантарам" не тронет до глубины души, либо не имеет сердца, либо мертв, либо то и другое одновременно." Джонатан Кэрролл
    Видимо, у меня нет сердца или я мертва, а может и то и другое одновременно. Блин, надо подумать об этом...
    Давно мне не попадалась в руки книга, которая бы настолько заинтересовала в начале и настолько взбесила в середине.
    Упоминать о том, что повествование нереально затянуто я думаю не нужно, потому что это легко понять только взглянув на книгу. Начало затягивает и интригует, хочется поскорее узнать, что же будет дальше. Но…
    Я прочитала больше половины и больше не смогла. Меня охватила такая буря негативных эмоций, что сложно передать словами. Я понимаю, что книга основана на реальных событиях, но я не нуждаюсь в знаниях о такой реальности, я не хочу читать о том, как человеку выламывали руки, как человека душили и избивали до смерти в тюрьме. О том, в каких условиях живут люди и как они выживают. Я не хочу читать негатив, пусть даже он будет сто раз реален. Не хочу и не буду!
    Местами трогательно, а местами отвратительно, но что еще хуже, что какое-то извращение или жестокость очень подробно описывается отчего создается впечатление, что этому специально уделяется такое внимание, чтобы выжать из читателя побольше эмоций, а ели повезет, то и слез (ну мало ли). Теперь это называется "трогательная литература"?
    Меня удивляет только одно. Почему сейчас пользуются популярностью книги, в которых столько грязи, крови и несправедливости? Почему людей тянет на такую литературу? Почему если в книге нет зверств, то она априори становится неинтересна читателю? (Знаю об этом не понаслышке.)
    А книге ставлю жирный минус за то чувство омерзения, которое она во мне вызвала во время чтения. И если можно сказать, что мои личные ощущения не имеют к произведению никакого отношения, то мозголомательные недоафоризмы меня тоже не впечатлили.

    «Вина – это рукоятка ножа, которым мы закалываем сами себя, его лезвием бывает любовь, но затачивает лезвие и приканчивает нас именно постоянная трепка нервов.»

    P.S. Флэшмоб 2011, книга вторая.

    Читать полностью
  • Оценка:
    6
    Беря в руки такую книгу, как «Шантарам», австралийского писателя Робертса Грегори, читатель изначально не готов к тому, что перед ним откроется. Статус бестселлера, огромное количество положительных отзывов и фурор, вызванный в литературном мире, не способны передать всех тех чувств, которые вызывает это произведение!
  • Оценка:
    1
    Одна из таких книг, которые вызывают читательский запой. Неизбитый сюжет произведения захватывает с первых строк. Уникальный опыт иностранца в Индии описан так правдиво, что веришь каждому слову. И это настоящая литература, к определённому жанру не отнесешь. Неоднозначные отзывы могу отнести только на счет неудачного перевода. Здеь- отличный перевод.
  • Оценка:
    1
    Книга очень- очень 👍 книга для тех, кто любит "интересно читать"... Оторваться не могла, Бомбей захватил полностью и его герои ...вся книга - одни сплошные цитаты. Первый раз прочитала год назад, но не смогла удержаться и не вернуться к ней снова...вторая часть тоже очень впечатлила... Это те книги, которые заставляют думать..........
  • Оценка:
    1
    Не могу я писать огромные отзывы! Но с Лином я прожила всю его жизнь! Я плакала, громко смеялась, потом опять плакала! Заказала себе книгу печатную, она должна быть обязательно у меня!!!!
  • Оценка:
    1
    Книга вызвала неоднозначные чувства.с одной стороны для меня это,что то новое,немного не привычное в чтении,с другой стороны,были моменты когда реально заставляла себя читать,НО мне очень понравились рассуждения,чувства и стиль изложения автора(спасибо переводчикам книги, за использование таких красивых словосочетаний)Книга написано вкусно по стилистики.Соглашусь с остальными отзывами,можно смело разбирать на цитаты!!!!очень понравилось сочетание философии,любви,дружбы и мафии,но для меня некоторые моменты были очень жестоки!Ставлю 5,потому что это вкусно,оригинально и заставило подумать о многом!
Другие книги подборки «Литературные путешествия»